Топ-100

Казус Севастополя

0

В городе Севастополе суд Ленинского района отказался рассматривать материалы уголовного дела по той простой причине, что обвинение составило документы на русском языке. Судья вернул прокурору документы – мол, переведите-ка их на государственный язык.

Вполне естественно, что на происшествие отреагировали. Не в меру пафосные комментаторы немедленно вспомнили о «славе русских моряков», а люди умеренные негромко, но крайне заинтересованно полюбопытствовали: а почему, собственно?

Нет, почему возник инцидент в целом, вполне понятно. Явно не из-за языка. Скорее всего, дело какое-нибудь неудобное, надо было его вернуть на доследование, а для этого надо было за что-то уцепиться.

Ерунда, в общем-то. Мелочь. Таких возвращённых дел в любой стране, а уж в нашей тем более, – полно.

Интересно другое. Почему понадобилось уцепиться именно за русский язык, на котором были составлены бумаги? Я вам честно скажу – не в обиду самим севастопольцам (тем более, что к городу этому отношусь трепетно) и вообще никому не в обиду, а исходя из соображений справедливости: мне глубоко фиолетово, где данное событие произошло. Я не собираюсь глубокомысленно и, как уже говорилось, пафосно восклицать: «Как! Да ещё и в Севастополе! Ладно бы, где-нибудь в другом месте!»

Не «ладно бы». То, что в Севастополе раньше документация по уголовке велась на русском языке, никакого отношения к нынешнему событию не имеет. Потому, что, где бы ни произошло подобное, о каком бы городе ни шла речь, – этого не должно происходить. Ни в Севастополе, ни где бы то ни было.

Оперативно спрошенный Колесниченко тут же заявил, что налицо-де нарушение закона, будем разбираться, и т.д.

С чем он собрался разбираться?

Ненормальна сама возможность использования судом (пусть и надуманного, маскировочного использования) подобной придирки. А то, что эта возможность есть, и то, что суд всё-таки её использовал, свидетельствует лишь об одном: ни о каком нормальном статусе не-государственных языков на Украине говорить не приходится.

Это говорит и о том, что распиаренный «регионалами» закон никак не улучшил ситуацию с русским языком. Потому, что севастопольский случай получил огласку – а ещё сотни подобных случаев не получили огласку. Они ведь имели место не в городе «славы русских моряков».

И даже если бы вместо закона о языках был бы принят другой закон, действительно направленный на защиту не-государственных языков, а не на понижение их статуса, как это было сделано с русским языком, ситуация всё равно бы не поменялась. Ведь русский остался бы не-государственным. А это – единственный вариант статуса, который, возможно, избавит граждан страны от «зацепок», подобных севастопольской.

Единственный – и вряд ли возможный. Не при этом парламенте. И, думаю, ни при каком ином украинском парламенте.

Вот только незадача: тогда ни Колесниченко, ни многие иные его «соратники» уже не смогут изображать «защитников» русского языка. Ведь отговорок, почему их «защита» ничего не даёт, у них уже не будет.

Филипп Садиленко,
«Глагол»

Share.

Comments are closed.