Ледники стремительно исчезают

0

Ольга Соломина, директор Института географии РАН, рассказала об опасности влияния человека на климат, исчезновении ледников и причинах глобального потепления.

Ледниковые щиты

– Правда, что оледенения сыграли определяющую роль в формировании жизни на планете?
– Есть такое мнение, но тут все-таки лучше биологов, палеонтологов или антропологов спросить, насколько они с ним согласны. Видимо, речь идет о том, что нужен некий толчок для того, чтобы одни виды вымерли, другие заняли их место. Возможно, именно резкие изменения климата и ландшафтов в периоды оледенений способствовали таким перестройкам. Мне кажется, что довольно долго это было, скорее, предположением, прежде всего потому, что были слабо развиты аналитические методы, в частности, методы датирования. Сопоставляя разные события, вы должны быть уверены в последовательности событий, их продолжительности и т.д. Когда смотришь на старые данные, находишь очень много интересных, оригинальных гипотез. И сейчас такое время, когда некоторые из них можно проверить.

– И какие из этих гипотез вам удалось проверить?
– Одну такую историю довольно показательную я знаю. Когда я пришла в институт, у меня было два научных руководителя, и один из них, Михаил Григорьевич Гросвальд, был сторонником панарктического ледникового щита. Он считал, что последнее огромное оледенение примерно 20 тысяч лет назад покрывало весь арктический бассейн, и ледники спускались далеко в умеренные широты. Он находил следы ледниковых форм рельефа по аэрофотоснимкам, наносил их на карты, на этой основе рассчитывал площади и объемы древних ледников, делал палеоклиматические реконструкции. С ним далеко не все были согласны. Например, мой второй научный руководитель, Леонид Рувимович Серебряный, больше полагался на эмпирические данные – геологические свидетельства и датировки отложений, по его представлениям, последнее оледенение имело гораздо более скромные размеры. Конечно, и тот, и другой путь имеют право на существование, но я помню эти баталии, они были очень бурные. Уже ни того, ни другого, к сожалению, на свете нет, но дискуссия эта продолжалась еще очень долго.

– Кто же оказался прав?
– Когда научились датировать эти морены, выяснилось, что, действительно, следы оледенения, которые находил по аэроснимкам Михаил Григорьевич, существуют, но они относятся к оледенениям разного возраста. То есть, не все эти морены сформировались 20 тысяч лет назад. Некоторые были отложены 90 тысяч лет назад, другие – 60 и так далее. И если вы обводите их все одним контуром, у вас получается некое грандиозное оледенение. А если вы их разделяете по возрастам, получается совсем другая картина. Климатологи вам скажут, что от масштаба ледниковых щитов и их расположения существенно зависят климатические параметры, которые необходимы для того, чтобы такие большие массивы льда существовали в данном конкретном месте. Это помогает лучше понять, как устроена климатическая система Земли и как она функционирует.

Потепление вместо оледенения

– Значит, оледенения в истории Земли – это совершенно нормальное, естественное явление: они приходят, уходят, возвращаются… А сейчас ведь тоже ледниковый период?
– Мы живем в ледниковый период, это правда, но если точнее, мы живем в межледниковье. Оно называется голоцен и продолжается примерно 12 тысяч лет. Это относительно теплый период.

– Поэтому нет ничего удивительного, что климат слегка теплеет?
– Нет, пожалуй, все же есть. Если вы посмотрите на кривую температуры в прошлом, реконструированную, например, по антарктическим ледниковым кернам, то увидите, что потепления и похолодания происходили регулярно. Их можно представить в виде пилы: тепло-холодно, тепло-холодно. Максимум потепления в каждом межледниковье происходил обычно в начале теплого периода, а затем температура сначала постепенно, а потом резко понижалась, и наступало новое оледенение. В голоцене всё до последнего времени происходило ровно так же. Самое теплое время было в начале голоцена, то есть, примерно 10 тысяч лет назад, затем началось постепенное похолодание, и в 17-19 веках наступил так называемый малый ледниковый период. Некоторые ученые тогда думали, что это начинается новое оледенение, потому что, действительно, температура в целом немного понизилась, и ледники в горах начали наступать.

– Время, когда на картинах голландских мастеров все были на коньках.
– Совершенно верно. Ледники – одни из самых ярких индикаторов этого похолодания, они были существенно больше, чем сейчас. И некоторые ученые уже забеспокоились, не начнется ли на Земле новое оледенение. Но затем, примерно столетие назад, тенденция вдруг резко изменилась, и по сокращению ледников – всеобщему и очень интенсивному, в частности, мы можем сейчас говорить о том, что с климатом происходит что-то очень необычное. Я говорю, прежде всего, о ледниках, потому что я занимаюсь именно динамикой горного оледенения. Но есть и другие признаки довольно резких современных климатических и ландшафтных изменений.

– И по каким признакам мы видим, что происходит что-то необычное?
– Например, в канадской Арктике около современных отступающих концов ледников находят мох, который когда-то был покрыт наступающим ледником, и с тех пор не оказывался на поверхности. Оказалось, что его возраст 40 тысяч лет и более. Значит, сейчас этот ледник меньше, чем он был когда-либо за последние 40 тысяч лет. А это основательное свидетельство, чтобы начать думать о том, что с современным климатом происходит что-то необычное.

Горные ледники сейчас, отступая, обнажают фрагменты древесины, иногда укорененные стволы деревьев, и становится понятно, что когда-то на месте современных ледников располагался лес. Это было в начале голоцена, когда климат был самым теплым в нашем межледниковье. Однако это потепление было связано с определенными астрономическими факторами – расположением Земли относительно Солнца, параметрами орбиты и так далее. То есть, мы понимаем – или думаем, что понимаем – почему тогда было так тепло. Мы понимаем также, почему климат постепенно стал более холодным. Но теперь нам надо понять, почему вдруг стало так решительно теплеть.

Эпоха непомерного потребления

– Не удается это понять?
– Большинство ученых полагает, что у современного потепления есть серьезная антропогенная составляющая. Хотя, если посмотреть на изменения солнечной активности, то она тоже увеличивается в последние годы, поэтому многие думают, что именно благодаря этому и происходит современное потепление.

Правда, специалисты по моделированию климата говорят, что увеличения солнечной активности недостаточно для того, чтобы объяснить тот масштаб потепления, который мы сейчас наблюдаем. Иначе говоря, климатические модели не могут воспроизвести современное потепление без учета антропогенных факторов, без учета изменения состава атмосферы. Это даёт основание для того, чтобы думать о том, какую лепту человечество вносит в этот процесс. Нельзя, конечно, исключать и влияние на климат естественных факторов. Прежде всего, это уже упомянутая солнечная активность, вулканические извержения, которые приводят, наоборот, к похолоданиям – коротким, но сильным. Их довольно трудно прогнозировать, почти невозможно, но всё это именно глобальные факторы, и их надо учитывать.

– Знаю, делались попытки имитировать деятельность вулканов: рассыпать частицы серы в атмосфере, чтобы охлаждать климат.
– Да, были такие эксперименты, но, слава богу, они прекратились.

– Почему – слава богу?
– Потому что это очень опасно. Вообще, по-моему, человеку следует минимально вмешиваться в этот процесс, пока он как следует не понял, каким образом все устроено. Я, конечно, не большой специалист в инженерном воздействии на климат, но мне кажется, что это загрязняет атмосферу и опасно для человека.

– А что человеку разумно делать в этой ситуации?
– Мое мнение – мы очень нерационально живем. Мы живем фактически за счет своих потомков. Слишком много потребляем ресурсов, слишком быстро размножаемся. Мы очень эгоистичны в плане потребления. Мы потребляем избыточно. И это нам обязательно аукнется. С этим связаны многие современные экологические проблемы. Скажем, проблемы мусора. Раньше, я помню, в деревне у бабушки не было никакого мусора. У нее были помои, которые шли поросенку или на огород. У нее было несколько банок, которые она мыла и туда же клала туда новые соленья и варенья. Отходов не было. Даже бумагу, в которую заворачивали товары в магазине, она использовала многократно, а если уже нельзя было использовать – сжигала.

– По этому пути надо идти человечеству?
– Думаю, да. Нам необходимо бережливое, рациональное отношение к ресурсам, если мы хотим жить дальше.

– Почему не получается?
– Мы не осознаем себя как человечество, как целое, как организм с общими потребностями и ограничениями. Напротив, у каждого из нас – свой комплекс потребностей, которые надо удовлетворить, и лучше немедленно. Мы сейчас живем в таком мире, который основан на индивидуальном предпринимательстве, и это, при всех возможных преимуществах такого экономического порядка, серьезно влияет на наши персональные этические установки. Я не сторонник возвращения в первобытное общество или в средневековье. Но и современная социальная организация кажется мне очень неоптимальной.

Наталия Лескова, scientificrussia.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты