5 необъяснимых тайн человека

0

Ученые и врачи точно не могут сказать, например, что такое боль и как ее измерить, почему люди стремятся помочь друг другу или почему мы смеемся.

Что такое боль?

Боль — неприятный, но универсальный человеческий опыт. Это одна из первых вещей, с которыми мы сталкиваемся еще при рождении, а также этот опыт, вероятно, будет и одним из последних в нашей жизни.

Но что именно представляет собой боль? Как она возникает? Неужели вы чувствуете то же самое, что и ваш сосед? Если вы затрудняетесь ответить на эти вопросы, не переживайте — наука тоже не может.

Возможно, лучший способ это продемонстрировать — посмотреть на фибромиалгию, заболевание, которое лучше всего охарактеризовать как «у меня болит всё». Нет никаких физических тестов, способных подтвердить наличие этого заболевания у вас — ни сканирование мозга, ни анализ крови, ни спиритический сеанс не могут зафиксировать ваше состояние. Как же врачи диагностируют его? Если у вас бывают боли в разных частях тела, значит, у вас фибромиалгия.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило препараты для лечения фибромиалгии, потому что они, по мнению медиков, помогают снять боль, но никто не знает, почему, и вообще есть ли такое заболевание.

Медики говорят, что у пациентов с фибромиалгией есть отличия в мозговой деятельности при ее сканировании, но у разных больных они неодинаковы — ни один врач не может заглянуть вам в череп и окончательно сказать, есть у вас это заболевание или нет. Ученые надеются, что рано или поздно появится высокотехнологичное сканирование мозга, по которому врачи могут определить, когда у вас что-то болит.

Почему работает анестезия?

Анестезиология — поистине чудо современной науки, ведь с помощью нескольких химических веществ анестезиологи выключают части вашего мозга. Слишком большая доза лекарства — и вы никогда не проснётесь. Недостаточно — и вы будто переживёте прошлую жизнь в качестве солдата Первой мировой войны на операции, проведённой с помощью ножовки. Но что делают эти препараты для анестезии? Как они взаимодействуют с вашим телом, чтобы достигнуть того необходимого тонкого баланса, чтобы вы заснули и не почувствовали боли? Как ни странно, наука этого не знает.

Препараты анестезии разрабатывались на протяжении последних сотен лет. Методы проб и ошибок дали нам ясную картину того, что мы можем использовать для достижения желаемого эффекта — что угодно, от сложных стероидов до полных лёгких ксенона. Но на вопрос, почему эти вещества отправляют ваше сознание в спящий режим без полного его отключения, ясного ответа пока нет.

Основная причина того, почему трудно понять, как анестезия влияет на сознание, заключается в том, что наука на самом деле не знает, что такое «сознание» и как оно работает. Нет окончательного теста, который показал бы, что человек в данный момент что-то осознаёт — всё, что могут сделать анестезиологи, это посмотреть на наличие определённых мозговых волн, физических реакций и чувствительности к боли.

Почему мы смеёмся?

Некоторые полагают, что смех — это сигнал о том, что предполагаемая угроза на самом деле не представляет реальную опасность. Другие считают, что это реакция на результат, отличающийся от ожидаемого.

Все в какой-то степени правы, потому что никто не знает наверняка, почему мы смеёмся. При этом мы знаем, что смех больше любой другой эмоциональной реакции влияет на все области нашего мозга, включая моторные. Ещё более удивительным является тот факт, что большая часть нашего смеха вообще не имеет отношения к комическим ситуациям. Исследования показали, что человек смеется в результате чего-то смешного всего лишь в 20% случаев. Гораздо чаще мы смеёмся, чтобы акцентировать безобидные высказывания, заполнить паузы в разговоре или потому, что наш сложный коварный план, наконец, начал приносить плоды.

Почему мы хорошо относимся друг к другу?

Если бы в дни охотников-собирателей, когда главное было — выжить, вы нашли посреди леса многоуровневый слоёный торт, последним, о чём бы вы подумали, это поделиться с другими, потому что это противоречило бы вашему собственному инстинкту выживания. Это ваш торт, и вы бы били по лицу всех, кто попытался бы дотянуться до него своими воровскими пальцами.

Оригинальные самоотверженные акты доброты были абсолютно невыгодны: чтобы передать свои гены, люди искали способных к выживанию партнёров, в то время как альтруизм мог завести людей в эволюционный тупик.

Так как же доброта выжила? Вы уже догадались: неизвестно.

Последние десятилетия учёные пытаются раскрыть секрет альтруизма. В 1960-е годы Джордж Прайс даже разработал сложное математическое уравнение в попытке выяснить, как альтруизм мог сохраниться, когда он, кажется, так невыгоден для выживания. Прайс был настолько поглощён своими исследованиями, что приглашал нуждающихся незнакомцев пожить в его квартире, пока он работал над своей теоремой, сидя в своём кабинете. В конечном итоге, когда он понял, что ему больше нечего дать другим, он убил себя ножницами.

Почему некоторые из нас — левши?

Около 90% населения нашей планеты правши, остальные 10%, соответственно, — левши. При этом такой перекос является уникальным и наблюдается только у людей.

Почему мы такие разные? В конце концов, с мозгом у левшей всё в порядке — их речью управляет левое полушарие, как и у правшей. Кроме того, у правшей часто доминирует левая нога, и наоборот, что свидетельствует о том, что предпочтение не распространяется на остальные части тела. Учёные пытались найти ответ с тех пор, когда левши, казалось бы, отделились от общества, но до сих пор это остаётся загадкой.

Мы знаем, что леворукость — это генетическая черта, значит, гены, ответственные за неё, должны обладать неким преимуществом, чтобы распространиться дальше. Однако, неясно, что за преимущество это могло бы быть. Поскольку общий процент левшей довольно низок, можно смело предположить, что мы видим последних представителей, обладающих этим признаком, который постепенно выводится из генофонда. Но это совершенно не так: исследования доисторических человеческих поселений показали, что процент левшей остался практически таким же, каким был на протяжении всей истории человечества.

Вообще, почему у нас вообще есть доминирующая рука, также во многом остаётся загадкой. В то время как мы делаем акцент на этом, люди в белых халатах ломают голову над общей асимметрией анатомии человека: наше сердце находится с одной стороны, наши лёгкие по-разному расположены одно относительно другого: левое висит ниже, чем правое. Такая асимметрия тела характерна и для человекообразных обезьян, но вот человеческий мозг в этом плане отличается от всех других живых существ: он настолько асимметричен, что некоторые учёные считают: эта асимметрия может быть определяющим признаком, который делает нас людьми.

Александра Ичетовкина,
factroom.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты