Лунэнерго

0

Ученые стремятся на Марс. В ноябре на спутник красной планеты Фобос уже готовы отправить аппарат «Фобос-Грунт». Но директор Института геохимии и аналитической химии РАН академик Эрик Галимов полагает: несмотря на всю важность «марсианской» программы, приоритетной научной задачей в области космических исследований все-таки должна стать Луна, которая в перспективе вполне способна стать перевалочной базой для межпланетных миссий, заменив собой устаревшую и морально, и технически Международную космическую станцию.

– Эрик Михайлович, почему не Марс и другие планеты, а именно Луна?

– Дело в том, что космические исследования нужны нам прежде всего для того, чтобы лучше понять самих себя, свою природу, происхождение. Так вот, есть большая часть истории родной планеты — первые 500—700 миллионов лет ее жизни — о которой нам вообще ничего не известно. Луна, с которой Земля образует генетически связанную пару, дает нам, как в зеркале, отражение этого периода времени. Вот почему так важно знать механизм возникновения нашего спутника, выяснить его химическое строение, состав и возраст пород. Надеюсь, что проект «Луна-Глоб» будет наконец осуществлен в самое ближайшее время. Напомню, что это часть российской космической программы по исследованию и практическому использованию Луны и окололунного пространства автоматическими беспилотными аппаратами. Автоматический зонд должен осуществить облет Луны и выбрать подходящие площадки для последующих спускаемых аппаратов.

– Что даст лунный проект кроме знаний о родной истории?

– Луна — единственное тело в Солнечной системе, чьи минеральные ресурсы могут быть практически использованы. Она является бесценным источником гелия-3, железа, титана и других элементов для сооружения на ее поверхности баз и иных элементов хозяйственной инфраструктуры. Для космических запусков могут использоваться экономичные ракеты среднего класса — изучение Луны вообще эффективно с точки зрения финансовых затрат. А само освоение спутника заложит основу для развития программы пилотируемых полетов. Сначала, конечно, необходимо создание надежного и эффективного транспортного моста между Землей и Луной, обеспечивающего присутствие на ней человека. Вне этой программы у пилотируемых полетов ближайшей целесообразной перспективы нет. При этом проект изучения Луны не исключает других направлений международных исследований: если нам удастся удачно выполнить проект «Фобос-Грунт», мы на равных войдем в международную программу исследования Марса.

– Зачем нам добывать на Луне гелий-3, это ведь очень дорого и сложно…

– Спросите дикаря, какая крыша лучше — соломенная или железная. И он ответит, что соломенная — с ней проблем нет: собрал солому, связал в пучок — вот и крыша. А с железом сколько возни! Так и с гелием. Надо понимать, что гелий-3 — это мощный концентрированный источник энергии. При этом экологически чистый и безопасный. Парадоксально, но это ядерная реакция без радиоактивности. Практически исчезает вопрос о захоронении отходов. А еще это почти такой же неисчерпаемый источник энергии, как солнечная энергия. Но недостаток последней в том, что она доступна в рассеянной форме. Ее нужно собирать с больших площадей.

– А с гелием проблем нет?

Есть. Во-первых, пока недоступны необходимые инженерные параметры термоядерного процесса. Во-вторых, неисчерпаемый источник гелия-3 находится на Луне, а не на Земле. Однако обе эти проблемы непринципиальны. Нет непреодолимых физических ограничений. Это лишь вопрос развития инженерных технологий. Хотя его решение может занять несколько десятков лет. Поэтому те, кто предлагает начать возить гелий-3 с Луны уже сейчас, просто компрометируют идею. Но есть и критики, которые отрицают ее с порога, хотя часто не знают, чем гелий-3 отличается, скажем, от гелия-4.

– Чем же?

– Не вдаваясь в химические дебри, скажу, что именно гелий-3 — «волшебное» вещество, нескольких десятков тонн которого достаточно для удовлетворения земной потребности в энергии. Но чтобы добыть их на Луне, нужно затратить колоссальные усилия. Как же быть? Надо создать на Луне горнодобывающую промышленность, пропустить через комбайны-десорберы миллиарды тонн лунной почвы.

 -Ничего себе задачка!

– Речь идет о мировых масштабах, о глобальной энергетике. Здесь не должно быть ни легкомысленной увлеченности, ни невежественного отрицания. Говоря об освоении Луны, надо иметь в виду эту дальнюю перспективу. В планах должны присутствовать мероприятия, способствующие возможной реализации проекта по гелию-3 в течение нескольких десятилетий, может быть, до конца столетия.

 -Это представляется фантастичным.

– Вовсе нет. Я привожу иногда такой пример: в одном кубическом метре лунной почвы содержится 10 мегаграммов гелия-3. По выходу энергии 10 мегаграммов гелия-3 эквивалентны приблизительно одному кубическому метру нефти. Иначе говоря, можно представить, что вся поверхность Луны как бы покрыта океаном нефти. Но использовать ее мы не смогли бы, потому что невозможно возить с Луны миллионы тонн груза. Однако представим, что приходит гениальный инженер и говорит: я знаю, как превратить 10 миллионов тонн нефти в одну тонну вещества, перевезти его на Землю, а затем снова превратить в нефть. Я думаю, этот проект немедленно привлек бы внимание. Именно таков случай с гелием-3.

Наталия Лескова,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты