Последняя тайна Джоконды

0

Итальянские искусствоведы объявили о громком проекте: стартуют раскопки на месте захоронения флорентийки Лизы Герардини, которая, как считается, служила натурщицей Леонардо, когда тот писал свой самый знаменитый портрет – «Джоконду».

Улыбка из-под земли

О том, что на прославленной картине изображена супруга флорентийского купца Франческо дель Джокондо, мы знаем благодаря сообщению Вазари, главного биографа итальянских художников: «Взялся Леонардо выполнить для Франческо дель Джокондо портрет Моны Лизы, жены его, и, потрудившись над ним четыре года, оставил его недовершенным. Это произведение находится ныне у французского короля в Фонтенбло».

Что известно о Лизе дель Джокондо? Она родилась в 1479 году во Флоренции в семье Антонмарии ди Нольдо Герардини. Ее отец относился к древнему аристократическому роду, который, однако, потерял влияние. Семья несколько раз переезжала, и одно время Лиза Герардини с родителями и братьями-сестрами (она была старшей) жила по соседству с Пьеро да Винчи, отцом Леонардо. В возрасте 15 лет Лиза вышла замуж за торговца тканями, став его третьей женой.

Основываясь на незначительном размере приданого, обычно говорят, что брак был заключен по любви. У супругов было пятеро детей. В 1503 году Франческо купил для семьи отдельный дом и тогда же заказал художнику да Винчи портрет своей супруги. В 1538 году он умер от чумы, жена пережила его на четыре года.

Место и обстоятельства захоронения Лизы Герардини стали известны лишь недавно, в 2007 году, благодаря разысканиям историка Джузеппе Палланти. Он вышел на след благодаря завещанию Франческо Джокондо. Тот велел жене жить с дочерью, а известно, что одна из дочерей четы постриглась в монахини монастыря Святой Урсулы, расположенного в центре Флоренции. Семья Джокондо жила недалеко от него и делала щедрые пожертвования в пользу обители. Палланти стал исследовать церковные архивы и наконец обнаружил запись в книге умерших, из которой следовало, что Лиза Герардини действительно прожила последние четыре года в монастыре, где и была похоронена.

Именно на территории бывшего монастыря Святой Урсулы и собираются сейчас искать останки натурщицы. От самой обители монахинь давно уже мало что осталось: в начале XIX века на месте пришедшего в упадок монастыря было организовано табачное производство, после Второй мировой оставшиеся здания на какое-то время дали приют беженцам, потом в них размещались университетские аудитории и кабинеты чиновников. В последние десятилетия помещения заброшены, окна заложены кирпичом.

Сейчас участники раскопок изучают записи монахинь, чтобы определить, где конкретно могут находиться подземные захоронения. Работы на территории бывшего монастыря начнутся уже 27 апреля. Сначала с помощью георадара найдут крипты с останками, затем кости отправят на экспертизу ДНК. Образец для сравнения получили от останков двоих детей Лизы Герардини, которые были похоронены во флорентийской базилике Сантиссима-Аннунциата.

После того, как прах женщины будет найден, его отправят на экспертизу, где проверят ДНК Джоконды. В том случае, если будет найден еще и ее череп, с помощью современных технологий по нему восстановят лицо Лизы. В этом случае уже будет точно установлено, Джоконда ли изображена на портрете Леонардо да Винчи. Ведь известно, что на этот счет есть множество версий.

Загадка многих веков

Самых первых скептиков не удовлетворяло свидетельство Вазари, сделанное на основании неизвестно чьих слов – Вазари, родившийся в 1511 году, никак не мог увидеть Джоконду своими глазами и был вынужден сослаться на информацию, данную анонимным автором первой биографии Леонардо. Кроме того, мастерство, с которым выполнен портрет, казалось критикам слишком высоким для относительно раннего Леонардо. Наконец, странно и то, что художник взялся написать изображение не очень-то знатной дамы, отвлекаясь от чрезвычайно важных заказов и отказываясь от предложений более богатых клиентов.

В 2005 году немецкие ученые обнаружили документ, который вроде бы подтверждает приоритет Лизы Герардини: записку флорентийского чиновника от октября 1503 года, в которой говорится, что Леонардо ныне работает над портретом жены Франческо дель Джокондо. Тем не менее, скептиков и это не убедило. Они говорят, что да Винчи, может быть, и создал когда-то портрет флорентийки, только вот то, что висит сейчас в Лувре, это не он, а изображение любовницы одного из Медичи. В пользу этой версии говорит документальное свидетельство о посещении кардиналом Луиджи д'Арагона и его секретарем мастерской Леонардо да Винчи. В документе говорится, что да Винчи во время встречи с кардиналом, с которым он был хорошо знаком, показал гостю «множество своих манускриптов и только три полотна, одно из которых ныне висит в Лувре». «Леонардо сказал, что написал этот портрет по заказу Джулиано Медичи. Секретарь кардинала записал эти слова», – отмечает итальянский историк-искусствовед Роберто Заппери. По его мнению, произошла путаница: портрет называется «Джоконда» не по фамилии Лизы, а как суть этого слова – в переводе с итальянского La Gioconda означает «улыбающаяся».

Другой известный итальянский ученый Сильвано Винченти, прославившийся обнаружением останков Караваджо, считает, что, скорее всего, на портрете изображена вовсе не Лиза Герардини, а юный подмастерье Джан Джакомо Капротти, работавший у Леонардо в мастерской и за свои бесчисленные проделки заслуживший прозвище «Дьяволенок» (Salai). По мнению Винченти, Леонардо написал с Капротти двух Иоаннов Крестителей и одного ангела. Все перечисленные персонажи похожи друг на друга и одновременно имеют большое сходство с Моной Лизой: это стройные женоподобные кудрявые юноши. Винченти предполагает, что «Мона Лиза» (Mona Lisa) – это не более чем анаграмма названия «Мой Салаи» (Mon Salai).

Часто можно слышать версию и о том, что за моделью для своего шедевра да Винчи далеко не ходил, а просто написал автопортрет в женской одежде. Отвергнуть это сложно, ведь очевидная схожесть между Джокондой и более поздним автопортретом мастера есть. Более того, это сходство подтвердил и компьютерный анализ основных антропометрических показателей.

Как бы там ни было, знаменитая картина обросла уже столькими слухами, что, несомненно, и результат раскопок – если, конечно, они будут успешными – ни в чем не убедит тех, кто намерен и дальше отстаивать свою версию. Репутации же самой «Моны Лизы» любой вывод исследователей не повредит – за последние столетия с ней случалось и не такое.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам Lenta.ru, «Утро» , «ТВ Культура»

Поделиться.

Комментарии закрыты