Полет длиной в 55 лет

0

В преддверии Дня великой Победы стоит затронуть тему войны в советском кинематографе. Однако остановимся не на популярных кинолентах, которые каждый год 9 мая крутят по всем телеканалам, а на менее известном, но заслуживающем не меньшего внимания кинофильме «Летят журавли».

Сегодня об этой картине подзабыли, а зря. Чёрно-белый художественный фильм режиссёра Михаила Калатозова, снятый по мотивам пьесы Виктора Розова «Вечно живые», в свое время был удостоен «Золотой пальмовой ветви» Международного Каннского кинофестиваля – это единственный случай в истории советского кино. В этом году лента отмечает свой 55-летний юбилей.

Туберкулез и обтягивающий свитер

Фильм «Летят журавли» стал для советского кинематографа поистине инновационным. Он удивлял, поражал, даже шокировал. Он совершенно не походил на все, что снимали до 1957 года, да и после немного найдется фильмов, стяжавших славу подобную славе этой картины.

В основе сюжета — несложная история жизни девушки Вероники, жених которой Борис  уходит на фронт. И тогда она, не то от собственной слабости, не то от страха, вызванного бомбежкой, отдается его брату — пианисту Марку. Душевные метания, раскаяния и прочий набор сопутствующих чувств прилагается.

Драматург Виктор Розов написал пьесу «Вечно живые» еще в 1944 году, но ее отказались публиковать, потому что главная героиня — Вероника — не демонстрировала в этой истории примера верности солдату, ушедшему на фронт, как надлежало образцовой советской женщине в произведении социалистического реализма. Пьесу напечатали только в 1957 году, в журнале «Театр». Кинорежиссер Михаил Калатозов, прочитав «Вечно живых», сразу же предложил Виктору Розову написать сценарий, переведя действие с театральных подмостков в условия реальной жизни.

Главную роль отдали молодой тогда еще, восхитительно талантливой Татьяне Самойловой. Изначально планировалось, что Веронику будет играть Елена Добронравова, но ассистент Калатозова увидел Самойлову в фильме «Мексиканец», после чего порекомендовал ее оператору Сергею Урусевскому, а тот уже режиссеру. Для актрисы, которая в то время болела туберкулезом, роль стала поистине звездной, после чего она стала постоянно появляться на экранах.

Специально для фильма Самойловой придумали новый образ. Впервые в истории не только советского, но и мирового кино героиня облачилась в полностью закрытый обтягивающий свитер. До этого женщины на экране щеголяли в рабоче-крестьянских платьях в горох, в строгих костюмах, в платьях из Мосторга, или (если фильм исторический) в кринолиновых платьях с умеренным декольте. Но это не было данью моде или, не дай бог, попыткой показать сексуальность Татьяны Самойловой — это был внутренний бунт героини, внешнее отражение ее сложной душевной организации. 

Молодого человека героини Татьяны Самойловой сыграл Алексей Баталов. Для съемок сцены его гибели на киностудии «Мосфильм» были впервые сконструированы круговые операторские рельсы. Ими пользуются до сих пор.

Пикассо: «Я не видел ничего подобного!»

«Журавли» спровоцировали эффект разорвавшейся бомбы. В этом фильме впервые советскому зрителю был представлен образ «хорошей плохой героини». Однако Никита Хрущёв после просмотра фильма гневно его раскритиковал, назвав главную героиню «шлюхой».
 
На съёмках картины в качестве ассистента оператора в течение двух дней работал молодой, никому не известный кинолюбитель из Франции, приехавший в Москву с туристической группой и случайно попавший на киностудию «Мосфильм». Впоследствии он стал известным кинорежиссёром. Его имя — Клод Лелуш. Вернувшись во Францию, он позвонил директору Каннского фестиваля и сказал, что видел фильм, который обязательно надо пригласить на фестиваль. Вскоре отборщик Канн отправился в Москву, и фильм включили в конкурс. Стоит сказать, что на фестивале название фильма было переведено как фр. Quand passent les cigognes (буквально «Когда пролетают аисты»), поскольку дословный перевод слов «журавль» (grue, на сленге также «проститутка») и «лететь» (voler, омоним также «красть») дал бы второй смысл — «проститутки воруют».

Лента получила главный приз фестиваля, а молодой актрисе была вручена награда жюри «Апельсиновое дерево» и диплом «За лучшую женскую роль». Между прочим, 24-летняя Татьяна Самойлова обошла тогда Софи Лорен, которой многие прочили эту премию за фильм «Любовь под вязами». Картину с трепетом смотрела вся Европа, а во Франции этот фильм и вовсе стал лидером проката. Посмотрев «Журавлей», Пабло Пикассо признался, что его поразили не сюжет, не актерское исполнение, хотя и они великолепны, а то, что можно назвать обликом и состоянием экрана: «За последние сто лет я не видел ничего подобного!». Тот же Пикассо, вглядевшись в удивительное лицо актрисы, сказал ей в Каннах: «Уверен, после показа вашей картины вы станете звездой».

О триумфе фильма на Каннском кинофестивале в 1958 году в СССР вышла только одна заметка в «Известиях» — без названия и фотографий. В ней не были упомянуты ни режиссёр, ни автор сценария фильма – сухо факты, мол, привезли награду и все.

Минуло более чем полвека. Те журавли уж давным-давно никуда не летят, да и война, тьфу-тьфу осталась в прошлом. Но картину Калатозова все еще смотрят и по-прежнему зовут ее шедевром.

Подготовила Мария Борисова,
по материалам «Наш фильм», «Русское кино», «Википедия»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version