Албанцы Одесской области: православие, гыл-гыл и красная водка

0

Светлана Калынка, художественный руководитель Дома культуры села Жовтневое Болградского района Одесской области, показывает экспонаты местного краеведческого музея. «Традиционные для нашей вышивки цвета — это черный и красный, — говорит Калынка и поясняет: — Черный означает траур по родине, красный — пролитую на родине кровь».

Родина — это Албания, ведь Жовтневое — единственное в Одесской области (и одно из четырех на Украине) албанское село. Находясь вдали от земли своих предков, местные жители уже больше двухсот лет сохраняют родной язык и некоторые особенности быта.

Каждый второй — албанец

Жовтневое, раскинувшееся в Буджакской степи на берегах реки Карасулак, внешне похоже на десятки других бессарабских сел. Ни по домам, ни по одежде местных жителей этнический состав населения не определить. Однако на вопрос о национальности каждый второй с гордостью отвечает, что он албанец.

Сейчас в Жовтневом проживает примерно 2600 человек. По грубым подсчетам, 60% из них албанцы, 25% — болгары, 10% — гагаузы, остальные 5% — представители других национальностей, характерных для Бессарабии.

«К сожалению, точные цифры назвать невозможно. Здесь 200 лет живут представители различных народов, все перемешалось, — говорит сельский голова Елена Жечева. — Один считает, что если мама албанка — то он албанец, другой, что если папа болгарин — то он болгарин».

Осколки культуры

Культура бессарабских албанцев подверглась сильному влиянию болгар. Например, все в селе готовят классическую болгарскую милину (вариант творожной запеканки), а по праздникам танцуют хоро. Однако кое-что историческая память албанцев сохранила в неискаженном виде.

«В домах старых людей еще можно встретить вышивку в красно-черно-белом цвете (подушки, ковры, предметы одежды), низкий стол на трех ножках (за такими столами албанцы раньше обедали, сидя на полу) и т.п.», — перечисляет Светлана Калынка.

Вплоть до 1990-х годов в Жовтневом соблюдался и традиционный свадебный обряд. «Отмечали пять дней: с пятницы по вторник, — вспоминает Елена Жечева. — Сейчас никто уже не может позволить себе такое долгое торжество. Празднуют два дня, заказывают банкет».

Сейчас в праздничном церемониале сохранились только отдельные элементы национального обряда.

«Свадьбу моего сына Максима и его невесты-болгарки Алены отмечали в нашем селе, — рассказывает местная жительница Любовь Иванова. — В субботу, когда невесту забирали из родной Дмитровки Татарбунарского района, муж повез сватам гыл-гыл — сосуд, наполненный вином, из которого они вместе отпили. Гыл-гыл — это кувшин, только с двумя ручками, к которым крепится кожаный ремешок. На следующий день мы с гостями пили так называемую красную водку – акуке раки. Окрашенную в красный цвет водку принято пить по понедельникам, после первой брачной ночи молодых (намек на известные обстоятельства. — Ред.), но мы гуляли свадьбу только два дня, поэтому делали это в воскресенье».

«Я возрождаю свадебный обряд из пепла: расспрашиваю маму, вспоминаю рассказы бабушки,— говорит Светлана Калынка. — В Доме культуры мы создали сценическую версию обряда».

Сейчас местный ДК превращен в настоящий оплот албанской традиционной культуры. Здесь работает вокально-танцевальный ансамбль «Колорит» со званием «народный», в репертуаре которого — национальные песни и танцы. Кроме артистов, в селе не осталось ни одного человека, который мог бы спеть что-то на родном языке. Люди не помнят ни сказок, ни поговорок, ни других устных текстов.

Язык без письменности

Тем не менее, дома албанцы разговаривают на родном языке! При этом его положение — уникальное: жители Жовтневого сохраняют язык вдали от других носителей и не имеют письменной традиции! Как фольклор, он передается из уст в уста, от родителей к детям.

«Никто в селе не умеет читать на албанском, ведь на письме он передается латинскими буквами, — разводит руками Светлана Калынка. — Когда я готовлю сценарии каких-то праздников или пишу стихи на родном языке, то записываю албанские слова кириллицей».

Ситуацию исправило бы преподавание родного языка в школе, как это заведено в молдавских, болгарских, гагаузских селах. Однако не только в Одесской области, но и во всей Украине нет ни одного специалиста по албанскому языку. В стране отсутствует научная школа албанистики, появляются лишь отдельные публикации.

Серьезным изучением языка и традиций албанцев, проживающих в Жовтневом и трех селах Запорожской области, уже больше ста лет занимаются специалисты петербургских и московских вузов. В последние годы экспедиции совершаются под руководством Александра Носика, доцента кафедры общего языкознания филологического факультета СПбГУ (на кафедре есть отделение албанского языка).

Интерес к диаспоре проявляют и ученые из Албании и Косово. По словам сельского головы, делегации из Косово предлагали выпускникам из Жовтневого поступать в косовские университеты, чтобы потом вернуться и преподавать албанский язык в родном селе. Однако никто из ребят на призыв не откликнулся.

Несколько лет назад по инициативе почетного консула Албании на Украине Джевата Риры был открыт центр албанской культуры. Поначалу он располагался в Одессе, где кочевал с места на место, а сейчас переехал в ДК Жовтневого. Здесь хранится литература об Албании, картины с видами исторической родины, албанский флаг и т.д. Среди других подарков — костюмы для ансамбля «Колорит». Но вот оплатить артистам поездку на фольклорный фестиваль в Албанию никто не предлагал.

Кстати, посольства Албании на Украине нет. Его функции по совместительству выполняет албанское представительство в Польше. Соответственно, за албанской визой нужно ехать в Варшаву.

Цветочный оазис в степи

В Жовтневом расположены мелкие аграрные предприятия и крупнейший на юге страны племрепродуктор сельскохозяйственного гиганта «Агропрайм Холдинг», где занимаются разведением и реализацией свиней.

В селе довольно развитая социальная инфраструктура. Есть школа, детский сад типового плана, Дом культуры с большим красивым залом, который был отремонтирован к 200-летию села. К услугам местных жителей — ветеринарная лечебница, амбулатория. «Мы благодарны прежним руководителям села и колхоза, от которых получили хорошее наследство, — говорит Елена Жечева. — Остается поддерживать порядок».

В Жовтневом заасфальтированы дороги, горят фонари, регулярно убирается мусор, разбито много цветочных клумб. В небольшом заброшенном здании на кладбище открыли часовню.

Как и болгары с гагаузами, албанцы Жовтневого — православные. На рубеже XV–XVI вв. их предки бежали с родных земель на болгарскую территорию, спасаясь от исламизации (вопреки распространенному мнению, албанский народ изначально исповедовал христианство). Служба в местной церкви ведется на русском языке.

Вечные переселенцы

Путь албанцев в Бессарабию был долгим и трагическим. Как уже упоминалось, на рубеже XV и XVI вв. тысячи православных албанских семей, спасаясь от османского ига, бежали на территорию Болгарии. В начале XIX в., когда гнет усилился и на болгарской территории, жители двух поселений близ Варны (албанцы, болгары и гагаузы) отправились за Дунай и осели на месте бывшего татарского поселения Каракурт. Так в 1811 году было основано нынешнее село Жовтневое.

Казалось бы, здесь албанцы наконец-то обрели дом. Но мытарства на этом не закончились. В 1856 г., после Крымской войны, Российская империя уступила часть Бессарабии Молдавскому княжеству. В результате в 1861–1862 гг. многие болгары, гагаузы и албанцы перебрались в Приазовье — на земли, предоставленные царской властью. Православные снова обосновались в степи на месте бывших тюркских поселений. На территории Запорожской области сохранились три албанских села — Георгиевка, Девнинское и Гамовка (Тюшки, Таз и Джандран соответственно), — основанные потомками жителей Жовтневого (Каракурта).

Краткий албано-русский разговорник

«Миро совини» — «Добро пожаловать».
«Кюш роини?» — «Как жизнь?»
«Шендет, кесмет, берикет» — «Здоровья, счастья, благополучия» (тост).

В диалекте одесских албанцев отсутствует само слово «албанец» (на Балканах его функцию исполняет слово «шкиптар»). Вместо этого употребляется выражение «(н)га тант» — «из наших», «танты» — «наши». Гораздо реже используется слово «артнаут» — так албанцев назвали турки. К этому слову восходит этимология названия двух известных одесских улиц — Большой и Малой Арнаутской, на месте которых во времена основания города находилась Арнаутская слобода.

Лариса Кузора, Александр Рыбалко,
«Думская»

Поделиться.

Комментарии закрыты