Музей коньячного дела в Одессе

0

Одесса всегда славилась своими предприятиями пищевой промышленности. Гремел на всю Российскую империю пивной завод Санценбахера, радовала сладкоежек конфетная фабрика братьев Крахмальниковых, при Советском Союзе получившая имя Розы Люксембург, добился от французов эксклюзивного права называть свой напиток «коньяком» Николай Шустов.

Чтобы рассказать об истории создания любимого многими напитка, на одесском коньячном заводе решили открыть музей коньячного дела. Создавали его два года — подготавливали помещение, собирали раритетные экспонаты. Дизайн разработало бюро одессита Дениса Беленко. Дата открытия музея удачно совпала с юбилеем торговой марки – 150-летием предприятия семьи Шустовых, кстати, поставщиков императорского двора, – отмечает «Думская».

Потолок уютного холла украшен двадцатью тысячами фирменных бутылок коньячного завода в форме колокола, сквозь который льется мягкий свет. Ощущение такое, будто находишься под пенящейся морской волной. Сама экспозиция размещена в прохладных подвалах между купажным и разливочным цехами. Перемещаясь по подземным залам, посетители знакомятся с историей благородного напитка, узнают тонкости процесса его производства — как выращивается виноград, как делают бочки и как правильно выдерживать коньяк.

Несколько залов музея посвящены истории самого предприятия и личности его основателя Николая Шустова, коммерческим дарованиям которого позавидовали бы многие современные топ-менеджеры. К примеру, Николай Леонтьевич придумал продвигать свой продукт, нанимая студентов в различных городах, чтобы они с дебошем требовали в питейных заведениях ликеры и настойки именно его торговой марки. А вообще, шустовские напитки любили многие известные люди, включая Агату Кристи, Федора Шаляпина, Антона Чехова, Уинстона Черчилля, Георгия Жукова и Сергея Есенина.

«…Войдя в ресторан, Есенин бросал на пол дорогое моднейшее пальто и шляпу. Громко кричал: “Шустовскую “Рябиновую”! Чаю, конфет, фруктов и кофе! Живо, Ванька, тащи тальянку! Я буду частушки петь!”» — вспоминала поэтесса Ирина Одоевцева.

Среди наиболее интересных экспонатов музея – настоящий шарантский аламбик (придуманный на родине коньяка медный самогонный аппарат, практически не изменившийся с XVI века). Шестнадцать старших сестер этого устройства перегоняют вино в коньячный спирт в Великодолинском, где находится крупнейший в Европе цех спиртокурения.

Авторам музея удалось даже воссоздать по чертежам 1912 года полноразмерную модель дореволюционной конки, которая курсировала по одесским улицам с рекламой шустовского коньяка.

На специальном столике музея покоятся три бокала. Любой желающий может почувствовать разницу между тремя фракциями коньячного спирта: головой, сердцем и хвостом. Оказывается, коньячный спирт способен натягивать из дуба разнообразные ароматы: от кофе до кураги.

А вот и золотой запас коньячного дома. В стеклянные бутыли переливают коньяки, которые прожили более 70 лет в бочке. Самый старый, 1966 года, находится в купажном цеху. Им в минимальном количестве облагораживают марочные одесские коньяки.

Среди обширной коллекции всевозможных коньяков, выпущенных на заводах Николая Шустова, есть и настоящее сокровище – бутылка благородного напитка, разлитого в 1900 году. Предположительно, именно этот коньяк был представлен в 1900 году на выставке в Париже. Напиток за сто лет частично испарился, но сама бутылка отлично сохранилась. Стоимость этого экспоната посчитать практически невозможно, однако большинство экспертов сходятся на сумме в несколько сотен тысяч долларов.

Когда-то погреба завода соединялись с катакомбами. Директор музея Елена Варивода рассказывает, что до революции через подземные выработки сюда частенько проникали предприимчивые жители Молдаванки, расхищая алкогольные богатства завода. Сейчас катакомбы под заводом запульпированы, как и нижний ярус погребов. Осталась только ведущая вниз лифтовая шахта. Посетители кидают в нее монетки — «чтобы вернуться».

Share.

Comments are closed.