Самое большое семя на Земле хранится в Крыму

0

О самом старом вине и первых образцах эфирных масел, самых больших шишках и самом крупном орехе в мире, а также о многом другом из обширной коллекции Никитского ботанического сада можно теперь узнать в его недавно открывшемся музее.

Собственно, музей в Никитском саду существовал давно, можно сказать, с момента основания. Тогда первый директор сада Христиан Стевен создал ботанический кабинет, в котором хранились семена, образцы древесины и гербарные листы крымской флоры.

Закрытое учреждение

«А в этом здании музей был открыт в 1972 г., но все годы существования он принимал только особых гостей – делегации научных сотрудников или участников конференций, – рассказывает историю музея старший научный сотрудник лаборатории цветоводства Никитского ботанического сада – Национального научного центра Вера Зыкова. – То есть посетители, которые приходили посмотреть сад, попасть сюда не могли – это было научное учреждение. Но вот мы впервые открылись для широкой публики. Сейчас все желающие, во-первых, смогут ознакомиться с более чем 200-летней историей старейшего из российских ботанических садов. А во-вторых, увидеть научную работу, которая велась его сотрудниками с момента основания в 1812 г. и до сегодняшнего дня. Например, использование биотехнологий для выращивания и размножения растений в пробирке».

Приключения гербария

Надо сказать, что этот музей не навевает скуки, он вызывает живой интерес, потому что каждая страница истории сада удивительна.

«Гербарий сада представляет очень большую научно-историческую ценность, он насчитывает 169 тысяч гербарных листов, – продолжает рассказ Вера Зыкова. – Причем его ценность настолько впечатляющая, что во время Великой Отечественной войны он был вывезен в Германию вместе со шкафами, в которых хранился. К счастью, в 1945 г. гербарий был найден на железнодорожных путях возле небольшого городка Бейгена близ Берлина, после чего он вернулся в сад. И основная заслуга в его поисках и возвращении принадлежит директору сада Анатолию Коверге и хранителю гербария Лидии Симанской. Среди гербарных листов есть совершенно уникальные, например, 1878 г., составленные известными учеными-ботаниками. А также имеются не менее ценные любительские гербарные листы, ведь в XIX в. их составление было аристократическим хобби. В нашем собрании есть такой лист из Боржомского имения великого князя Михаила Романова, а другой лист – из коллекции графини Шереметевой».

Колыбель виноделия

В ходе знакомства с музеем выясняется много других интересных деталей, например, что Никитский ботанический сад стал колыбелью российского виноделия.

«При втором директоре – Николае фон Гартвисе – к саду было присоединено урочище Магарач, в котором находились питомники итальянских, французских и испанских сортов винограда, – рассказывает куратор музея. – И на этой базе в 1828 г. было открыто Магарачское училище виноделия и виноградарства. То есть первые сто лет знаменитый институт виноградарства и виноделия “Магарач” провел в составе НБС. Тогда и формировалась мощная база российского виноделия, отбирались лучшие образцы вина, которые закладывались в энотеку. Так, до сих пор в коллекции НИВиВ “Магарач” хранится “Мускат розовый” урожая 1836 г. – самое старое российское вино, занесенное в Книгу рекордов Гиннесса».

Коллекция масел

Еще одной новостью стало то, что Никитский сад заложил основы не только виноделия, но и эфиромасличного производства.

«В начале ХХ ст. у сада появились новые направления работы – физиология растений и биохимия. Тогда удалось пополнить собрание эфиромасличных, душистых и лекарственных растений, и ученые начали исследования, – говорит научный сотрудник. – Вот здесь вы видите одну из первых коллекций эфирных масел Никитского сада, созданную в 1920-1924 гг. В нее входят как известные масла – мяты, полыни, эвкалипта, розы, лаванды, так и неизвестные – псоралеи, котовника и других. То есть изначально биохимики изучали различные растения, качественный состав и количество получаемых эфирных масел для того, чтобы отобрать лучшее и наладить эфиромасличное производство. И продукция, которую мы сегодня видим на прилавках, – это то, что тогда было признано биохимиками удачным».

Диковинка с Сейшел

Еще в экспозиции музея можно увидеть самое большое семя на Земле – сейшельский орех. Дамы с радостью фотографируются возле него, а когда их спутники что-то говорят им на ушко, то с возмущением восклицают: «Фу, извращенец!» И действительно, самый большой в мире орех (обхват крупных его экземпляров достигает почти метра, длина – более полуметра, вес – свыше 25 кг) сильно напоминает низ женской фигуры.  

«Орехи сейшельских пальм находили на берегах Индийского океана, в Средние века их считали чем-то редким и обладающим магической силой. Из них делали любовные эликсиры, и стоили они баснословно дорого, за орех платили столько золота, сколько помещалось в него, – рассказывает Вера. – Но в XVIII в. на Сейшельских островах были обнаружены пальмы, на которых росли эти орехи, после чего цена на них упала. Сейчас, например, через Интернет можно купить сейшельский орех за 300 долларов, и вы на него при покупке получите сертификат, что он действительно был сорван на одном из островов Сейшельского архипелага».

Правда, выставленный в музее орех не имеет сертификата, потому что его привез ученый сада Владимир Любименко из экспедиции на остров Ява сто лет назад. Также в качестве продолжения книги рекордов сада на втором этаже музея в заново оборудованном ботаническом кабинете можно увидеть самую большую в мире шишку – сосны Культера и самую длинную – сосны Ламберта. Музейную экспозицию сопровождают одновременно две выставки – необычных  скульптур Владимира Скорого (больше всего из них посетителей впечатляют «Картошка» и «Семечко клена») и натюрмортов Инны Аслановой.

«Наш музей рассчитан не только на посетителей сада, которые захотят более полно познакомиться с историей учреждения, – заключает Вера Зыкова. – А в первую очередь на детей, школьников, которые могут наглядно, доступно и в игровой форме – в виде квеста – узнать все о флоре и фауне полуострова».

Жанна Барышникова
«Крымская газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты