Топ-100

Секреты великих храмов мира

0

Даже убежденные атеисты не могут не признать красоту и величие древних соборов. Они строились несколько веков назад, и таят в себе немало загадок. Многие из них построены на местах, которые издавна считались священными. Кроме того, в них хранятся реликвии, почитаемые верующими со всего света.

Кто лежит вместо Ярослава?

Много вопросов у историков по поводу символа нашей столицы – Софии Киевской. Во-первых, они давно пытаются определиться с датой ее постройки, и тут все очень запутанно.

Церковная традиция испокон веков относила начало возведения собора к 1011 г. Получается, закладывать Софию начали при князе Владимире, принесшим на Русь христианство в 988 г., а не при Ярославе Мудром, как всегда считалось. В 1630-е гг., когда православный киевский митрополит Петр Могила, отобрав храм у греко-католиков (униатов), затеял его масштабную реконструкцию (завершившуюся лишь сто с лишним лет спустя и придавшую Софии ее нынешнее обличье в стиле «украинского барокко»), приказал начертать над входом именно эту дату – 1011 г. Тогда как в летописях встречаются другие датировки: в одних – 1018 г., в других – 1037.

Насчет 1018 г. у историков появились большие сомнения. После смерти Владимира между его сыновьями шла отчаянная драка за власть. Главными конкурентами были Ярослав (впоследствии названный Мудрым) и его брат Святополк. Ученые посчитали, что Ярослав вряд ли в таких условиях стал бы затевать столь грандиозные проекты, каким было строительство Софии Киевской. Поэтому и отдали предпочтение более поздней датировке – 1037 г. Предполагалось, что собор был основан в ознаменование победы Ярослава над степняками-печенегами.

Все карты историкам спутала немецкая «Хроника» Титмара Мерзебургского, где он упоминает киевский собор под 1018 годом. А в самом храме обнаружены надписи на стенах, датируемые еще более ранним периодом. Впрочем, при строительстве могли использоваться камни разрушенной более древней церкви.

В конце концов, ученые постановили датой начала возведения Софии 1011 год. Выходило, что заложил храм все-таки Владимир, а Ярослав в 1018 году лишь завершил строительство, а потом «подправил» летописи, присвоив славу основателя собора себе.

Ярослав вообще много конфликтовал с отцом: Владимир умер, готовя поход на Новгород, где сын взбунтовался против его власти. Князь-креститель, поясняют историки, больше любил Бориса и именно его прочил себе в наследники. Видимо, из мести Ярослав решил присвоить себе некоторые достижения отца после его кончины.

Неясно обстоит дело и с останками Ярослава, погребенными в Софии. Гробницу князя вскрывали для исследований несколько раз. Примечательно, что при первом вскрытии, в 1936 г., в его саркофаге было обнаружено очень много костей: помимо скелета самого Ярослава, был найден еще скелет женщины лет 50, а также мужской череп. По традиционной версии, женщина, похороненная вместе с Ярославом, – это его жена, княгиня Ингегерда-Ирина, а череп принадлежит кому-то из их детей. Вместе с тем, есть предположения, что «лишние» кости были подброшены в саркофаг позже, в ходе одного из многочисленных разграблений Софии Киевской (например, в 1240 г., во время Батыева погрома Киева).

Во время Великой Отечественной Войны останки Ярослава вывезли в Ленинград. Вернулись ли они в Киев, до сих пор не ясно. Точнее, их привезли назад, но при последнем вскрытии в 2009 г. ученые уже не могли точно сказать, были ли это кости Ярослава.

Московский «каменный цветок»

Много белых пятен в истории изумительного по красоте московского Покровского собора, больше известного как Собор Василия Блаженного. Он возведен по приказу царя Ивана Грозного в 1561 году в память о присоединении приволжских территорий Казанского ханства к Московии. В народе храм еще называли «каменным цветком» и «огненным кустом» – столь необычен его облик, так и оставшийся уникальным в истории мировой архитектуры.

Неизвестно даже, кто его проектировал: свои зодчие или приглашенные архитекторы из Италии или Германии. В пользу иностранцев, считают специалисты, свидетельствует, в первую очередь, схема строительства «идеального храма», предложенная еще Леонардо да Винчи. Она прочитывается в архитектуре Покровского собора. Восемь его глав, расположенных вокруг центрального шатра, образуют геометрическую фигуру из двух совмещенных квадратов – восьмиконечную звезду.

Подобная фигура лежит в основе значительного числа храмов эпохи Возрождения – Италии, Франции, Германии. Она напоминает и о Вифлеемской звезде, и – согласно православной иконографии – о символе Пресвятой Богородицы, которой посвящена центральная часть московского собора.

По другой версии, собор является неточной копией мечети Кул-Шарифа в Казани. Когда армия Ивана Грозного штурмовала город, царь был рассержен сопротивлением жителей, и после взятия Казани велел немедленно снести красавицу-мечеть. Ее золоченые главы, по преданию, на 12-ти подводах увезли в Москву. Собор Василия Блаженного, возведенный в честь покорения Казани, несет в себе зашифрованный образ погибшей мечети. 8 глав московского храма повторяют 8 минаретов Кул-Шарифа, а девятый как символ победы господствует над ними.

Десятая же церковь – храм св. Василия – была пристроена в 1588 г.
Так собор стал десятиглавым и получил своё второе, неофициальное название – собор Василия Блаженного.

Свой теперешний разноцветный вид он обрел во 2-ой половине XVIII в. уже при Екатерине II, которая приказала его реконструировать: снесли 16 маленьких глав вокруг башен, сохранив в основе восьмеричную символику, а шатровую колокольню соединили со зданием собора. Тогда же собор приобрел современную окраску и стал настоящим чудом.

Хранитель мира от апокалипсиса

Не меньше загадок таят в себе величественные католические готические соборы. Их строительство окутано множеством легенд.
 
Так, один из великолепнейших соборов этого стиля – Кельнский – уже 8 веков строится без перерывов. Все дело в том, что немцы опасаются проклятия, наложенного на храм.

Эта история началась в середине XII века. Германский император Фридрих Барбаросса стремился подчинить себе итальянские города, которые  противились его власти. Особенно не по нраву было вторжение императора Милану. После его взятия Фридрих приказал сравнять непокорный город с землей. Во время разграбления Милана из одной из его церквей приближенный к императору архиепископ Рейнальд фон Дассель вывез мощи, как было объявлено, трех волхвов, которые первыми пришли поклониться новорожденному младенцу Иисусу и принести ему свои дары.

Неизвестно, чьи это были кости на самом деле, но владение священными останками значительно укрепляло власть императора и делало его мощной фигурой в глазах подданных.

Рейнальд перевез мощи волхвов в Кельн. Действующий на тот момент храм не устраивал архиепископа своими размерами и небольшой вместимостью. Он решил, что для такой великой реликвии, как останки волхвов, и собор нужен соответствующий. Он рассчитывал, что поклониться волхвам придет огромное количество паломников со всей Европы, и их нужно поразить не только редчайшей реликвией, но и роскошным собором.

Горожане поддержали великую затею Рейнальда, вот только настоятель старого храма был категорически против его снесения, требуя оставить старинную церковь, а новую возвести в другом месте. Но горожане стояли на своем. Тогда настоятель возвестил непокорной пастве: «Пусть новый собор никогда не будет достроен! А если это все-таки случится, придет Апокалипсис и грянет Судный день!» Жители Кельна так испугались наложенного на еще не появившийся храм проклятия, что даже отложили строительство.

Однако прошло несколько десятилетий, страшное пророчество забылось, и старый храм было решено снести ради нового грандиозного сооружения.

Кельнский собор строился чрезвычайно долго даже по средневековым меркам. Его освятили только спустя 600 лет после заложения первого камня, в 1880 году. Но до конца все равно не достроили. Немцы помнят о пророчестве, и поэтому не прекращают постоянно что-то переделывать, перестраивать и перекрашивать. А вдруг и правда слова настоятеля сбудутся? Так что, Кельнский собор, по мнению немцев, в незаконченном виде охраняет наш мир от конца света.

Храм на священной земле друидов

Верующие всего мира едут со всех уголков планеты во Францию, чтобы полюбоваться еще одним чудом готической архитектуры – Шартрским собором.

Он также окутан ореолом тайн и множеством мистических историй. Первая легенда гласит, что в 876 году в собор, который сначала был построен в строгом романском стиле, попал покров Пресвятой Девы Марии. По преданию, её передал в Шартр император карл Великий, который, в свою очередь, получил её в дар во время крестового похода на Иерусалим. В 1145 году в соборе случился большой пожар, говорили, что покров сгорел, хотя вскоре стали утверждать обратное – он был спасен и хранился в специальном ларце. Множество женщин приносило в собор свои рубашки, утверждая, что после соприкосновения с ларцом беременные получали помощь при родах.

Когда ларец однажды вскрыли, в нем оказалось сирийское полотно и восточное покрывало со львами, датированное не старше I в. н.э. Однако чудеса, которые происходили в Шартре (например, в 911 г. под стенами Шартра появились норманны, и епископ Шартра, надеясь на чудо, вывесил покров на городской стене – норманны отступили) легко объяснил папский легат – он сказал, что это был знак от Девы Марии, которая, очевидно, покровительствовала городу.

Тот храм, который мы видим сейчас, начали возводить на месте прежнего, сильно поврежденного пожаром, в 1194 году, а закончили в 1220 году. Как видим, Шартр построили в кратчайшие по тем временам сроки – всего за 30 лет. До сих пор посетители поражаются красками его витражей, резными колоннами и широкими нефами.

Перестраивать храм именно на этом месте стали неслучайно. Говорят, что собор Шартра имеет особую энергетику. Местные земли когда-то были одной из главных святынь кельтских жрецов – друидов. Они чувствовали необычную энергию земли в этом месте, и возвели в Шартре дольмен – сооружение, напоминающее большой каменный ящик, накрытый плоской плитой. Считалось, что каждый, входивший внутрь, обретал новую жизнь, благодаря концентрировавшимся здесь силам природы. В культовое сооружение входили также колодец и могильник, находившиеся неподалеку. Святыни друидов со временем исчезли, но очевидно, в людях жила память о необычности здешних земель.

Интересно и то, что под центральной частью собора ученые обнаружили 14 пересекающихся водотоков, которые превращают это место в центр излучения электромагнитных волн. Эзотерики утверждают, что энергетические потоки, сокрытые под собором, могут быть просчитаны и приведены в действие посредством симметричных геометрических форм. Правда, они не говорят, что при этом должно произойти, и как именно это сделать.

Именно в центре пересечения водотоков изначально находился алтарь собора – над ним на высоте 37 м расположена самая высокая точка готического свода. Таким образом, алтарь соединял наивысшую и самую низкую точки сооружения, которые символизировали собой Землю и Небо.

Говорят, что собор в Шартре обладает особой властью облагораживать дух человека – даже неверующие выходят из него с чувством просветления. Возможно, к этому действительно располагает особая энергетика здешних мест.

Но и без этого огромные и красивые соборы вызывают благоговение и восторг перед гениальными архитекторами, создавшие застывшую музыку в камне.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам Lenta.ru, «Вместе по всему миру», «Голос России», Liveinternet.ru, Lifeglobe.net

Share.

Comments are closed.