Алексей Кравченко: Мои предки – одесситы с большими носами

0

Главный «спецназовец» российского кино поведал о том, как в разное время зарабатывал на жизнь, какое место в его жизни занимает жена Надежда, а также — о своей новой группе.
— Алексей, несколько лет назад вы говорили, что завязали с сериалами, но вот на телеканале ICTV идет 12-серийный проект «Братаны» с вашим участием… Почему передумали?

— Не буду кривить душой: фильмов у нас полнометражных снимается не очень много, а финансовую составляющую любой работы никто не отменял. Зарекаясь, я обманывал себя в первую очередь, потому что сериалы приносят мне финансовое спокойствие. А ждать, когда у меня появится полный метр, даже при условии, что я работаю в театре… Думаю, материально мне придется очень нелегко. А я же не один — у меня материальные обязанности перед семьей. Но, знаете, я три года все же не снимался в сериалах, а сейчас, если мне история нравится, то соглашаюсь, но не скажу, что не перебираю. Скажем, из десяти сценариев, попадающих мне, например, в год, я выбираю максимум две истории, остальное — не по душе.

— Над чем работаете сейчас?

— Как раз сейчас снимаюсь в продолжении «Братанов», там, как и в первой части, тоже будет банда, с которой мы, друзья, будем бороться. Но преступный бизнес будет завязан не на продаже девушек в рабство, как в первой части… Мы, братаны, главные герои, не всегда будем вместе, и от этого можем пострадать. А преступления будут связаны с детьми. Увы, всего я рассказать не могу. Также в Ярославле я нынче снимаюсь в исторической картине «Ярослав», что доставляет мне большое удовольствие, ведь исторических картин в моей фильмографии еще не было. Я также мечтал о фантастике, мистике, но не я снимаю кино… Ну и еще у меня сейчас гастроли с театром в Санкт-Петербурге, так что живу большей частью между тремя городами — Москвой, Петербургом и Ярославлем — и сплю в основном в поездах.

— 10 октября вам исполняется 40 лет. Как в вашей семье обычно отмечают дни рождения? Как поздравляют папу дети?

— Сыновья живут с мамой (первой женой Алексея. — Авт.), потому они звонят по телефону. А дочь Ксюша (около пяти лет назад Алексей ушел к актрисе Надежде Борисовой, у которой уже была 3-летняя дочурка от первого брака. — Авт.) бежит, кричит: «Папочка, просыпайся!», заскакивает на кровать, и тут начинаются всякие рисунки, поделки, которые она приготовила в качестве сюрприза. А моя жена Надя — вот это тоже постоянный сюрприз. Она все время мне преподносит какие-то вещи, о которых мечтаешь, мечтаешь, как-то озвучишь, потом и думать уже забыл, что сказал, а она тебе это дарит.

— И какие ваши мечты исполнялись таким образом?

— Ну, у нас, пацанов, те же мечты об игрушках, что и у детей, только о дорогих. Надя мне дарила часы и даже мотоцикл.

— У вас нет никакого бизнеса?

— Я не бизнесмен, я человек творческий, в широком плане. Не заладилось у меня с торговлей или там еще чем-то. Хотя если появляется возможность войти на время в чей-то бизнес, как-то заработать, то я это делаю. Но мой основной заработок, конечно, театр и кино.

— У вас есть дом в Лос-Анджелесе?

— Не было никогда, эту утку запустили в прессу без меня. У нас квартира в Москве.

— А правда ли, что вы работали на стройке?

— Нет, на стройке не работал… Когда я отслужил в армии, это было после перестройки, то у меня был маленький ребенок, и нужно было его как-то кормить. Так вот тогда были кооперативы. И в один из них я пошел чинить крыши, кровельщиком. Отработал я там около полугода, а потом поступил в театральный.

— Но навыки-то руки помнят? Вы сами обустраиваете свое жилье или нанимаете рабочих?

— Ремонт в квартире будут делать профессионалы, а картины буду вешать я. А вот помочь жене — это я всегда! У меня нет обособленных занятий по дому, однако всегда помою посуду, что-то уберу, если вижу, что она устала, чтобы сделать моей половине приятное.

— Вашей дочери Ксюше уже, наверное, лет восемь?

— Да, будет. Вот, уже пошла в школу… Мы души с ней друг в друге не чаем! Хотя иногда мы не видимся подолгу, вот как сейчас, и тогда созваниваемся.

— Как на вас, отца двух мальчишек, повлияло появление в вашей жизни девочки?

— Ой, когда она была совсем маленькой и надо было, например, помыть ее, то после пацанов я понимал, что совсем не знаю, как в этом плане общаться с девочками. Но ничего, все пришло. А то, что девочки очень мягкие и, говорят, из пап могут вить веревки — так это чистая правда! Порой как прижмется — готов все-все отдать, отказать невозможно. Мальчишки сами по себе такие сорванцы, но и в том, и в другом случае мои дети — это такой кайф!

— Своих сыновей вы видите?

— Конечно! Старшему 17 скоро будет. И он уже такой взрослый… А маленькому Матвею — пять. Мы чаще всего с ними и встречаемся втроем: Матвейка, Лешка и я. Либо Лешка по своим делам уезжает: «Пап, потом пересечемся, кофейку где-нибудь попьем…», на спектакль может ко мне прийти. А Матвейку я забираю из детского сада, и тогда мы садимся в машину, выезжаем куда-то, где нет движения, я его сажаю перед собой, а сын круги нарезает: он любит порулить.

— У вас была группа «Гуарана», что с ней сейчас?

— Распалась. Но я вам сейчас такую мульку запущу: мы остались с партнером, Борисом Белевцовым, и создали новый проект тяжелой электронной музыки. Боря — профессиональный музыкант, познакомился со мной, когда у меня уже была «Гуарана»… Она распалась, а мы с Борей остались вместе. Вы вот меня одним человеком воспринимаете, а когда я с гитарой, то люди всегда мне говорят, что совсем меня не знают, я — совсем другой, не такой, как в кино. Во мне музыка родилась первой, а кино случилось позже, когда я попал в «Иди и смотри» (первая картина Алексея. — Авт.), это не хобби, это часть моей жизни. И когда мы с вами говорили о бизнесе, то я не стал говорить о своей группе в этом ключе, хотя у меня профессиональная команда музыкантов, и мы с ними думаем выходить на профессиональный уровень.

— Как называется ваше детище?

— Не буду ничего говорить: придет время — сами увидите. Мы приедем в Киев, а в этом я не сомневаюсь, потому что у вас значительно интереснее: нет никаких запретов, и люди воспринимают другую музыку, а не только попсу. Сейчас вот программу уже почти доделали. И поскольку я хочу, чтобы все было организовано, как надо, то постараемся сделать рекламу, чтобы все было по-взрослому.

— Алексей, у вас такая фамилия, что все время думается: а не связаны ли вы корнями с Украиной?

— Я изучал свое генеалогическое древо и выяснил, что папа моего дедушки и дедушка дедушки были… не поверите — греки. Да-да, темноволосые, с большими носами, красивыми темными глазами. А потом они переселились в Одессу и взяли фамилию Кравченко. Ну а потом уже пошло расселение рода по России.

Алена Медведева,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты