Блестящая карьера слепого солдата

0

Когда Алексея Климова на войне в Чечне ранили, то в Ростов отправили «грузом 200». Но он выжил, хотя и полностью потерял зрение. Более того, слепота не помешала военному снова вернуться в строй.

На войну попал обманом

Алексей выжил и поднялся на ноги не благодаря искусным врачам, но и здоровью и сильному характеру, сформированному в детстве. Родился он в городе Зима Иркутской области России, а когда пошел в школу, его семья перебралась в поселок Товарково (Калужская обл.). Но каждое лето мальчик ездил к деду в Сибирь, помогал ему по хозяйству, купался в речке и отжимался на турнике, который смастерил сам. Именно тогда он многому научился у степенных и сдержанных в чувствах сибиряков.

В калужском поселке Алексей с первого класса катался на лыжах и занимался боксом, часто выигрывал соревнования самого разного уровня. Оканчивая школу, он выбрал экспериментальный класс с военным уклоном. Леша был в восторге от рассказов учителей-офицеров о службе в армии, и когда после окончания школы ему принесли повестку, явился на призывной пункт не раздумывая.

Отличника по физподготовке и мастера спорта по боксу Климова взяли в элитный 154-й отдельный комендантский полк в Москве. Когда в 1994 г. в Чечне начался военный конфликт, Алексей с друзьями сразу написали рапорты о переводе в «горячую точку». Им отказали, и они написали снова. После очередного отказа ребята просто подменили списки с фамилиями тех солдат, кто уходил в Чечню, внеся в них свои данные. Так, обманом, Алексей в 1995 г. попал на войну, которая в итоге сделала его инвалидом.

Трое суток среди мертвецов

В марте 1996 г. в двух метрах от бронемашины, в которой находились сержант Климов и его бойцы, разорвалась противопехотная мина, после чего начался затяжной бой с боевиками. От мощного взрыва пострадали четверо членов экипажа, а Алексею разворотило полголовы. Медики потом насчитали в ней 49 осколков. Когда Алексея стаскивали с брони, он был без сознания. Близкий друг Климова Саша Кабанов сделал ему обезболивающий укол и запустил остановившееся сердце.

Принимая Климова на борт вертолета, врачи сказали его друзьям-сослуживцам, что раненого доставят в Грозный, но вряд ли он выкарабкается. Из столицы Чечни Алексея как «груз 200» отправили в вагон-рефрижератор вместе с телами других погибших ребят. Так в «команде» мертвецов он и прибыл в Ростов.

Спустя три дня санитары, освобождая вагон от страшного груза, заметили, что тело Климова не окостенело. Неужели живой?! Его положили на операционный стол, хирурги, удивляясь немыслимому случаю, сделали трепанацию черепа. Когда Алексей очнулся после операции, он не сразу понял, что с ним произошло – голова была плотно забинтована. Соседи по палате написали маме Алексея в Калугу, что ее сын жив. Женщина получила радостное известие на следующий день после похоронки из части, в которой было написано, что солдат Климов геройски погиб в Чечне.

Из Ростова Алексея перевели в Москву, в военный госпиталь. «Не было и дня, чтобы ко мне не пришел кто-нибудь из ребят, – рассказывает Алексей. – Первым меня навестил мой командир Дмитрий Саблин, а спустя две недели он провел со мной шоковую терапию. Однажды я услышал его голос: “Расслабился?! Подъем! Даю 45 секунд!” Я автоматически встал, нашел форму, оделся. Меня вывели из палаты под руки, посадили в машину, привезли в кафе, посадили за стол, дали в руки вилку. Саблин скомандовал: “Ешь”. И в первый раз после ранения я сам ел и пил».

Два месяца понадобилось Климову, чтобы встать на ноги. Но зрение спасти не удалось. Алексей уволился из армии и вернулся в Калугу, без гражданского образования и без денег. Но несмотря на это, бывший сержант смог устроиться начальником службы безопасности одного из калужских предприятий.

Вокруг смелого и общительного парня сразу начали собираться такие же, как и он, опаленные Чечней молодые ребята. Вместе они организовали кассу взаимопомощи, поддерживали друг друга и помогали родителям, чьи сыновья погибли на чеченской войне, а позже учредили Калужскую общественную организацию участников боевых действий и детско-юношеский патриотический клуб «Росич», которые возглавил Алексей Климов.

Юн, свободен, перспективен

В 1999 г. в кабинете Климова появились три полковника. Они объяснили, что приехали по приказу министра обороны – узнать, в чем нуждается ослепший герой. В машине или квартире, а может, в звании лейтенанта? Герой от всего отказался, но попросил помочь ему получить достойное образование.

Алексея отправили на курсы повышения квалификации в Сибирский военный округ. Через год он получил красный диплом и звание лейтенанта. Климова направили в калужский военкомат, где он так бойко агитировал мальчишек идти в армию, что там забыли о недоборах.

В 2005 г. Климов баллотировался в областной парламент и с большим перевесом выиграл выборы. Три года назад Алексея пригласили в Воронеж на Всероссийскую конференцию ветеранских организаций. Произнося за праздничным столом тост, Алексей проговорился, что мечтает дослужиться до генерал-полковника. Слова «наглеца» услышали в Генштабе Вооруженных сил, и вскоре в Калугу пришло письмо от министра обороны Сердюкова со словами: разрешить слепому офицеру обучение в одном из самых престижных военных вузов – Академии им. Фрунзе. В прошлом году Алексей блестяще ее окончил и продолжил службу в родном 154-м отдельном комендантском полку уже в руководящей должности.

Алексей Климов в отличной физической форме, несколько раз в неделю он боксирует грушу и отжимается лежа, а еще он отлично стреляет из четырех видов оружия. На стрельбах коллеги подсказывают Алексею, на какой градус сместить ствол, и он бьет безошибочно в мишень. Так же отлично он стреляет и «на звук».

Спит Климов по четыре часа в сутки, остальное время работает – он до сих пор возглавляет патриотический клуб в Калуге. Вот только свою личную жизнь военный пока не устроил. 35-летний Алексей уверен, что еще встретит свою любимую, которая родит ему красавицу-дочку и четырех мальчиков – вслед за отцом они непременно пойдут по военной стезе. А еще он надеется, что ему удастся восстановить поврежденный зрительный нерв и к нему еще вернется зрение.

Ольга Кузнецова,
«Собеседник»

Поделиться.

Комментарии закрыты