Борьба с коррупцией по-украински

0

Новый закон о борьбе с коррупцией, вступающий в силу с 1 января 2010 г., содержит существенные ограничения для украинских чиновников.

Принципиальным вопросом борьбы с коррупцией является контроль финансового и имущественного положения государственных служащих. В связи с этим, эксперты предупреждают: чтобы научить власть имущих не брать взятки, надо затруднить условия легализации теневых финансовых потоков, контролировать финансовые и имущественные операции.

Чиновников возьмут под контроль

Согласно новому Закону Украины «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», отныне подлежат контролю и декларированию имущество, доходы, расходы и обязательства финансового характера как самих госслужащих, так и их близких. В список близких лиц входят — супруги, дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, усыновители и усыновленные, а также другие лица, которые проживают совместно со служащим либо ведут общее хозяйство.

Если госслужащий и его близкие открывают счета за рубежом, они также обязаны в десятидневный срок уведомить об этом налоговые органы с указанием номера счета и местонахождение банка-нерезидента.

Госслужащим запрещено также получать подарки, если их цена превышает стоимость бутылки вина или коробки конфет. Так что, подаренные часы, машины, квартиры, ручки Montblanc и запонки Dupont теперь положено декларировать. Но учитывая, что на дворе выборы, премьер Юлия Тимошенко не стала дожидаться наступления Нового года, и упреждающе ввела некоторые из ограничений решением Кабмина. По словам первого вице-премьера Александра Турчинова, начиная с декабря, все госслужащие обязаны передавать государству подарки, полученные в рамках официальных визитов. Ранее процесс получения и передачи подарков государству не регламентировался. Как пояснил Турчинов, драгоценные металлы, полученные как официальный подарок, будут передаваться в Нацбанк или Министерство финансов. Сувениры планируется выставить в специально созданном для этих целей музее подарков.

Еще более важное значение, на взгляд юристов, имеет зафиксированная законом обязательная проверка поданных госслужащими деклараций на предмет достоверности. Ранее никакая проверка этих документов не проводилась вообще. То есть, те декларации депутатов, министров и чиновников, которые становились достоянием правоохранительных органов и прессы, были проявлением доброй воли. Достоверностью сведений официальные органы не интересовались. Теперь каждое лицо, претендующее на любой пост в системе власти, будет проходить обязательную проверку деклараций. В случае неподачи либо подачи недостоверных сведений, по ее результатам соискатель не может быть назначен либо избран на соответствующую должность, а назначенное лицо подлежит увольнению!

Безусловно, вступление в силу закона отнюдь не предполагает наступления эры всеобщей честности. Прежде всего, потому, что его принятие было продиктовано не столько реальной антикоррупционной политикой государства, сколько соображениями международного престижа. Это соответствует рекомендациям стран—участниц Совета Европы, которые входят в Группу против коррупции.

Примечательно, что законодательное обеспечение борьбы с коррупцией предусмотрено годовой национальной программой на 2009 год по подготовке Украины к вступлению в НАТО. В связи с этим, эксперты констатируют, что большая часть законодательного пакета по борьбе с коррупцией, запланированного программой, оказалась не принятой.

Иными словами, получать кредиты международных организаций и летать на международные конференции без хотя бы формального следования международным нормам борьбы с коррупцией уже не удастся.

Тещам и тетям госслужащих закон не писан?

На взгляд экспертов, новый закон о борьбе с коррупцией на самом деле глубоко противен природе и чаяниям правящего класса и, по сути, всего-навсего как бы спущен сверху. В пользу этого довода, на взгляд правоведов, говорит юридическая незавершенность закона, неувязки с действующим законодательством, масса сырых и плохо прописанных положений.

Например, в определении «близкие лица» упомянуты дедушки и бабушки, но не упомянуты родители супругов, родные тети и дяди. Так что, теперь у депутатов есть хороший стимул переписывать с 1 января все имущество на тещу. В этом смысле новый антикоррупционный закон, шутят эксперты, здорово укрепляет семейные ценности и прочность брака. В свою очередь, зажиточные тети и тещи украинских госслужащих не обязаны подавать декларации своих доходов и расходов, хотя де-факто через них могут активно отмываться взятки и легализоваться доходы.

Юридические нестыковки нового закона о борьбе с коррупцией создают предпосылки к его выхолащиванию, как это произошло с первым аналогичным законом. Так, Кодекс об административных правонарушениях предусматривает декларирование доходов и финансовых обязательств, но ничего не говорит об имуществе и расходах. Как будут взаимодействовать эти законы с 1 января?

Кстати, правоведам представляется неслучайным то обстоятельство, что новый антикоррупционный закон не был принят в пакете с другими законопроектами, которые содержат правоприменительные механизмы борьбы с коррупцией. Среди них юристам особенно интересен законопроект «О мерах государственного финансового контроля публичной службы». Потому что именно там предусмотрен сам порядок заполнения деклараций о доходах и расходах – ключевой вопрос в процессе проверки достоверности деклараций.

Законопроект предполагает декларирование не только недвижимости, но и всего движимого имущества, которое по стоимости превышает на момент приобретения 6690 грн. Чиновникам придется декларировать все это с указанием характеристик имущества, даты его приобретения в собственность, владения либо пользования.

Другими словами, закон об обязательном декларировании расходов и доходов, финансовых обязательств и всего имущества госслужащими вступает в силу с 1 января 2010 г. А вот закон, который указывает, что именно и в какой форме подлежит декларированию, депутаты почему-то принять не успели. Хотя эти законы, предупреждают правоведы, взаимосвязаны, и их принятие в этом году предусмотрено государственной программой.

Очевидно, с помощью базового закона о противодействии коррупции власти Украины отчитались перед международными партнерами о выполнении своих обязательств. Но дабы не будоражить народ видом деклараций своих личных и ближайших родственников перед президентскими выборами, решили не заходить слишком далеко. И чтобы не создавать себе головную боль, правящие партии решили перенести принятие всего антикоррупционного пакета законопроектов, которые смогли бы радикально изменить систему контроля за деятельностью госслужащих в нашей стране, на неопределенное будущее.

В связи с этим, показателен пример России. Там новый базовый антикорупционный закон (весьма схожий с нашим) вступил в силу уже с 1 января 2009 г. И, как видим, ни к каким серьезным потрясениям в России это не привело. Потому что российское руководство так же, как и украинское, не желает создавать себе проблемы детальными декларациями, публичной отчетностью о себе, любимых. Таким образом, навязанная из-за рубежа борьба с коррупцией остается в постсоветских странах чуждой и непонятной модой, считают эксперты.

Антикоррупционный «спецназ». Минюст против

Весьма интересен и еще один принципиальный аспект борьбы с коррупцией: а кто будет проверять достоверность деклараций, осуществлять оперативное сопровождение и расследования по сотням тысяч госслужащих?

Самые выгодные условия новый закон создает для налоговой милиции, которая превращается в наиболее влиятельную структуру не только экономического, но и политического воздействия. Поскольку в оперативном режиме именно налоговая милиция имеет доступ ко всем базам данным, по которым проходят и регистрируются финансовые операции.

Налоговая также может проводить самостоятельные расследования с использованием всего арсенала оперативно-розыскных мероприятий. Имея доступ к базам данных по покупкам и расходам, связанным с использованием идентификационного кода, налоговая получает весьма удобные законные рычаги для того, чтобы информацию о госслужащих и их семьях трансформировать в увольнения.

Кабмин в свою очередь решил централизовать борьбу с коррупцией на Украине путем создания новой дополнительной структуры – этакий антикоррупционный «спецназ». Правительство заявило, что во всех министерствах и ведомствах будет введена должность уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики. Уполномоченные будут иметь право на служебные расследования, проводить мониторинг нормативной базы, будут иметь доступ к финансовой информации.

В качестве образца взят институт генеральных инспекторов в США и Франции. Генеральные инспекторы впервые введены в США в 1976 г. и осуществляют функции внешнего аудита и ревизии в отдельных министерствах и ведомствах. Часть инспекторов назначается и снимается лично президентом США, часть назначается министерствами и ведомствами. Эти служащие наделены широкими правами на получение информации, привлечение следственных органов к расследованиям, могут инициировать возбуждение уголовных дел.

То есть это, по нашим отечественным меркам, не столько силовая структура, сколько Счетная палата с расширенными полномочиями и сферой ответственности, которая следит и координирует эффективность работы государственных органов. Приоритет отдается не следственно-оперативным мероприятиям, а контрольно-проверочной работе.

Но украинский Кабмин полагает, что подобные функции сможет взять на себя новая структура. Все ведомства, за исключением Минюста, уже дали свое согласие на создание антикоррупционного «спецназа». Проект постановления правительства также одобрил Киевский региональный центр правовых наук Украины и некоторые международные организации.

Лишь Минюст не поддержал указанный проект. Официально – потому, что он не отвечает актам законодательства, имеющим высшую юридическую силу. О настоящих же причинах отказа заставляют задумываться, например, такие аргументы Министерства юстиции: «На данный момент ни один закон не устанавливает порядка проверки и обнародования сведений об имуществе, доходах, затратах, обязательствах финансового характера, в том числе, за рубежом, предоставленных лицами, уполномоченными на выполнение функций государства».

Таким образом, наделение властью Кабмина антикоррупционного «спецназа» полномочиями, механизм реализации которых должен определяться новым законом о борьбе с коррупцией, противоречит ст. 10 этого закона, отмечают юристы.
В свою очередь, начальник управления по борьбе с коррупцией налоговой службы Владимир Баканов полагает: «Мы можем создать любой эффективный механизм борьбы с коррупцией. Но без реальной политической воли и конкретных шагов руководства страны говорить о каком-то переломе в борьбе с коррупцией все равно будет нельзя. Да, сейчас наше законодательство во многом не структурировано, не хватает координации, и даже условия работы подразделений по борьбе с коррупцией в разных ведомствах заметно отличаются, что не способствует кадровой стабильности. Но при прогнозируемой политической ситуации, при достаточной политической воле снизить уровень коррумпированности в государстве можно уже сейчас имеющимися средствами. Одним из самых важных факторов коррупции является постоянное политическое противостояние ветвей власти и последствия».

Более откровенен был один из сотрудников подразделения по борьбе с коррупцией украинской правоохранительной системы. «В нашей системе компромат есть на всех, и новый закон позволяет его очень удобно реализовывать, – заявил правоохранитель изданию «Зеркало недели». — Но здесь возникает следующее опасение у тех, кто должен принимать решение: а стоит ли создавать прецедент? Чтобы не получилось, что сегодня ты по новым правилам “закроешь” своего врага, завтра — друга, а послезавтра кто-то “закроет” тебя самого. Потому что у тебя тоже есть что скрывать и за что отстранять от должности».

Выходит, новый закон о борьбе с коррупцией не освободит украинское общество от распространившейся сегодня практики круговой поруки с участием политиков и правоохранителей?

Подготовил Олег Лобанов
по материалам «Зеркало недели» , «Украинская правда»

Поделиться.

Комментарии закрыты