Гибнут за копейки

0

Начало осени на Украине – пора миграции людей на заработки за границу. Уже почти два десятка лет украинцы обеспечивают дешевой рабочей силой пол-Европы. Отчаявшись прокормить семью, наши люди соглашаются часто на сомнительные предложения. Но, устроившись даже легально на работу, никто не застрахован от несчастных случаев. И даже гибель гастарбайтера из-за несоблюдения правил безопасности легко сойдет с рук хозяину — судьба украинцев не интересует их родную страну.

«Понаехали!» — скажет и брезгливо отвернется какой-нибудь испанец или англичанин, глядя на нашего батрака. Но ведь эти «понаехавшие» готовы спины гнуть за гроши, ради которых местное население и пальцем не пошевелит. А тем временем, украинские заробитчане зачастую рискуют не только своим здоровьем, но даже и жизнями. Поэтому домой они нередко возвращаются в цинковых гробах.

«Вырезали органы, когда он еще был жив»

Львовянин Владимир уехал в Испанию еще в 2002-м. Устроился строителем, ежемесячно пересылал деньги жене и сыну. Ему удалось легально «отабориться» в чужой стране — оформил трудовую визу и страховку.

«Никогда бы не смогла даже представить, чем закончатся для нашей семьи эти заработки. В апреле 2006 года мне позвонили из Испании и сообщили, что муж умер. Сначала сказали, что несчастный случай — упал с “лесов”. Потом появились еще две версии — удар током или инфаркт. Но у Володи было крепкое здоровье, никогда не жаловался на сердце. И буквально накануне вечером мы с ним говорили по телефону. Он прекрасно себя чувствовал», — рассказывает Ирина, супруга погибшего.
Фамилию женщина просила не называть – боится, что мать Владимира узнает о страшной причине кончины ее сына. Жалея пожилую женщину, окружающие до сих пор не рассказали ей всей правды.
Убитая горем Ирина связалась с друзьями мужа, которые работали вместе с ним. Они рассказали, что это не первый подобный случай на стройке. Владимир действительно травмировался на работе, но не настолько, чтобы от ушибов умереть. После того как мужчину увезла карета «скорой», хозяин забрал все документы и деньги украинца.

Испанские власти и медики несколько месяцев затягивали с выдачей тела. Пытались уговорить родню кремировать его, мол, зачем тратить деньги на транспортировку? С большим трудом женщина добилась, чтобы тело привезли во Львов.

«Мне показалось очень подозрительным, что в заключении медиков было написано три совершенно разных причины смерти. Я настояла на повторном вскрытии тела. То, что мне сказали наши судмедэксперты, просто повергло в шок», — сокрушается Ирина.

У мужчины отсутствовали обе почки, а вместо сердца был ватный тампон. Но самое страшное — органы удаляли, когда мужчина… еще был жив. Об этом свидетельствует свернувшаяся кровь. У покойника кровь не циркулирует, поэтому не было бы характерных запекшихся сгустков.

Женщина сразу же обратилась в наш МИД. Но там ответили, что по документам он «умер естественной смертью». Никто не захотел выяснять правду. Хлопотное это дело для чиновников — разбираться в причинах смерти своих соотечественников. Да и испанская прокуратура тоже не горела желанием возбуждать дело — нет состава преступления. Поэтому никто не понес наказания за содеянное.

Вот уже третий год Ирина добивается расследования смерти своего мужа. Она не сомневается, что Владимир стал жертвой «черных» трансплантологов. И по сей день женщина не получила ни копейки компенсации или хотя бы честно заработанных мужем денег. Украинский МИД давно махнул рукой на семью погибшего.

Так получилось, что недавно скончался адвокат семьи погибшего в Испании Владимира. Теперь дело будет вести его сын, Сергей Члиянс. Он считает, что семья погибшего заробитчанина остается один на один с бедой. Страна не заинтересована решать проблемы своих граждан. — В последние годы наши люди, наконец, осознали, что не только могут, но и должны отстаивать свои права. Конечно, очень сложно «воевать» с работодателем из другой страны. Но вполне реально, даже если человек работал у него нелегально. В случае с Ириной естественно, что процесс затягивается на годы. Выяснение всех деталей смерти украинца вышло на международный уровень. Проблема одна — от официальной украинской стороны нет никакой поддержки.

«У нас более полутора тысяч исков, направленных на то, чтобы предоставить материальную компенсацию семье травмированного или погибшего заробитчанина за границей, – говорит Николай Павлов, начальник Департамента защиты прав физических лиц за границей. – А сколько таких, кто попросту боится давать делу ход? Ведь выезжают на заработки целыми селами, а если один “насолит” хозяину — несдобровать всем остальным, которые останутся работать. Украинцы, пострадавшие на производстве, часто делают большую ошибку — обращаются к местным адвокатам. А те, в свою очередь, видят в них только средство наживы. Яркий пример — когда семья погибшего украинца в Италии получила 5 тыс. евро компенсации, а адвокат — 30(!)».

«Груз 200»

Подобные истории — лишь капли в море пропавших наших граждан. Шестеро квалифицированных летчиков оказались ненужными в родной стране. Мужчинам пришлось искать лучшей жизни за пределами Украины.

Авиаторы рано уходят на пенсию — в 35 лет. Но прожить на государственные гроши не реально. Поэтому они продолжали летать, чтобы было на что жить и кормить свои семьи. К тому же за рубежом наши пилоты — просто на вес золота. Вот молдавская авиалиния и пригласила к себе на работу специалистов экстра-класса. Вертолет МИ-26, на котором летали украинцы, перевозил гуманитарную помощь ООН по территории Афганистана.

Команда подобралась дружная — двое крымчан и четверо товарищей-односельчан из с. Новая Калиновка (Львовская обл.). 14 июля этого года стало для них последним днем. Вертолет доставлял провизию в зону конфликта, когда машина внезапно вспыхнула, как спичка. Все, кто был на борту, погибли. Они стали мишенью для гранатомета талибов.

48-летний Юрий Рущак, житель с. Новая Калиновка, решился на работу в «горячей точке» только потому, что его мама была больна раком. Требовались большие деньги на лечение. Посоветовавшись с семьей, он подписал контракт.

«Юре оставалось отработать всего несколько месяцев. Все очень ждали возвращения наших мужчин. Когда сообщили о трагедии, долгое время не могли поверить в случившееся. Даже и не знаю, что теперь мы будем делать без Юры», — сокрушается Анна Рущак, вдова Юрия.
У другого погибшего летчика, Олега Храмова, остался восьмилетний сынишка. В день гибели папы мальчик праздновал день рождения. Он очень ждал возвращения отца…

«После трагедии к нам пришло письмо от президента, где он “скорбит вместе с нами”. Да никому не нужны его соболезнования! Дали бы нашим ребятам работу — и не было бы этих бессмысленных смертей. Они там в Киеве катаются на шикарных иномарках и покупают платья по нескольку тысяч долларов, а мой сын погиб, пытаясь прокормить семью», — возмущается Ирина Рущак, мама Юрия.
Заполучить наших летчиков рада любая иностранная компания. Но все равно платят им в десятки раз меньше, чем другим. Украинцам обещали по $10 тыс, но пока с семьями никто не связывался. Даже владелец авиакомпании не позвонил, чтобы выразить соболезнования.

Международные соглашения выгодны только нам

Существуют межгосударственные трудовые договоры, помогающие урегулировать все вопросы трудовых эмигрантов. По этому договору, наши граждане, работающие легально, обеспечиваются страховкой, официальным договором с работодателем и в случае несчастья их тела доставляются на родину за счет отправляющей страны. Понятно, что немного чехов или итальянцев хотят попытать счастья в Украине, поэтому Европе такие договоры невыгодны. Украина имеет подобные соглашения с 7 странами: Испанией, Португалией, Словакией, Эстонией, Чехией, Латвией и Болгарией. Правда, Словакия поднимала вопрос, чтобы разорвать договор. Ведь все прекрасно понимают, что он выгоден только Украине.

Повесился из-за ста гривен

Те же заробитчане, которым посчастливилось вернуться домой живыми и невредимыми, сталкиваются с трудностями другого рода – заграница зачастую круто меняет их судьбы, отбирает семьи, лишает близких людей. Остро эта проблема стоит в западных областях, которые традиционно являются крупными поставщиками рабочей силы за границу.

На заработки (которые могут продолжаться и два, и четыре года, и семь лет) из семьи, как правило, отправляется кто-то один. Италия или Греция, куда выезжают особенно много закарпатцев, считаются более благоприятными для женщин. «Слабая» половина, устроившись на работу, ежемесячно присылает из-за границы деньги и автоматически превращается в кормильца семьи. А «сильная», оказывается, не всегда готова смириться со своей второстепенной ролью и адекватно распорядиться неожиданной свободой. Иногда это приводит к конфликтам с непредвиденной развязкой. Вот несколько типичных случаев из жизни заробитчанских семей, происшедших в Иршавском районе Закарпатья.

Жена, вернувшись после четырехлетней работы в Чехии и Италии, устроила мужу (в это время воспитывавшему двоих детей) скандал по поводу неизвестно куда потраченных заработанных ею денег. Вечером муж повесился. Через время женщина оставила детей на родственников и вновь поехала в Италию.

28-летний мужчина, проживающий с родителями жены, выехавшей работать за границу, попросил у тещи сто гривен, чтобы отметить с друзьями день рождения. Та отказала в резкой форме, после чего молодой мужчина вышел во двор и повесился.

Заместитель директора одного из предприятий после выхода на пенсию решил поехать в США к жене, работавшей там уже пять лет. Через несколько месяцев он покончил жизнь самоубийством. Говорят, не смог смириться с тем, что жена жила с негром.

Многочисленные факты говорят, что для развала средней семьи хватает двух-трех лет вынужденного расставания. Люди (особенно если их не объединяют малолетние дети) по возвращении с заработков становятся другими, чужими друг другу. Кто-то за это время находит себе за границей новую пару и даже оформляет отношения официально («забыв» развестись дома). Их «половины», оставшиеся на родине, действуют аналогично. Случаи «двойных» браков стали столь обычными, что их даже не пытаются скрывать: все происходит на глазах у соседей и родственников.

По сути, эти люди брошены за пределами страны на произвол и вынуждены надеяться только на себя. Достаются пресловутые заработки уж очень нелегко, из-за тяжелой физической работы, тоски по дому, некачественного питания… Вместе с тем, статистика о тех, кто погиб за границей на заработках, кажется уж очень скупой – резонанс получают только самые вопиющие случаи. Остальные, выехавшие в поисках лучше жизни, умирают так же нелегально, как и работали. И родным этих погибших приходится в одиночку добиваться справедливости. Даже узнать истинную причину смерти близкого человека и получить компенсацию у нас в стране практически невозможно. И пока чиновники заботятся только о своем кармане, наши соотечественники будут гибнуть за гроши на чужбине.

Подготовила Александра Билярчик
по материалам «Новая» , «Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты