Гриценко: С признанием результатов президентских выборов возникнут проблемы

0

Народный депутат от «НУ-НС» председатель парламентского комитета по вопросам нацбезопасности и обороны Анатолий Гриценко рассказал о том, кто и что угрожает Украине, а также пояснил, почему президент заветировал закон о борьбе со взятками чиновников.

– На ваш взгляд, кто и что угрожает нашей стране и существует ли внешняя угроза для нашей страны сейчас?

– Угрозы нашей стране лежат сейчас не в военной плоскости, а в политической, экономической, энергетической и социальной областях. Ситуация на самом деле критическая. Страна приближается к точке, после которой либо стремительно пойдет вниз в направлении развала, либо она устремится вверх по пути подъема и прогресса.

Нынешнее неустойчивое состояние долго продолжаться не может. Мы должны принять решение, либо это решение примут за нас обстоятельства.

В стране не работают «социальные лифты», поднимающие на высшие этажи власти лучших из нас – достойных, профессиональных и ответственных руководителей. Нет дееспособной вертикали власти. Из-за этого провалы на всех направлениях. Более 60% указов президента не выполняется, я уже не говорю об их качестве. Это приговор. Точно так же не выполняются судебные решения и законы, принятые Радой. Не выполняются постановления и распоряжения Кабмина. И так по всей вертикали.

Сегодня многие критикуют советское время. Во многом правильно, но давайте вспомним: тогда в масштабах огромной страны, при отсутствии нынешней системы связи, компьютерной и оргтехники, даже в кошмарном сне нельзя было представить, чтобы кто-то позволил себе не выполнить решение Политбюро ЦК КПСС или решение правительства. А сейчас это стало нормой. И это угроза национальной безопасности. Угроза не военного, а внутриполитического характера.

Если говорить об экономике, то с одной стороны, на каждом заседании Кабмина мы слышим оптимистичные заявления: бюджет перевыполняется, кризис преодолели, все идет классно. Можно бы воспринимать эти реляции как желание успокоить людей. Но есть формальные показатели, которые говорят совершенно об ином. Возьмите 5 мес. этого года по сравнению с 5 мес. предыдущего. Промышленность упала на 32%. Но есть отрасли, где падение превышает 50%. Таких темпов обвала промышленности на Украине не было никогда, разве что в 1941-м, когда предприятия уничтожали физически. Значит, у нас есть свои, внутренние причины, усугубляющие кризис. По выше
упомянутым причинам ответа на экономические угрозы власть, да и оппозиция, дать не могут.

Правительство сейчас на самом деле живет в долг, набирая на невыгодных условиях кредиты на десятки миллиардов. Их надо будет возвращать уже через 4-5 лет. Правительство вынимает у России деньги за транзит газа наперед, забирает у наших предприятий налоги наперед, вымывая при этом их оборотные средства и убивая, по сути, эти предприятия. Правительство не возвращает предпринимателям НДС (это миллиарды), а если и возвращает – то с огромными откатами чиновникам-мародерам. В итоге, все наше государство живет в долг, оно тратит еще не заработанные либо чужие деньги.

В принципе, можно было бы пожить и в долг, но при одном условии – если бы правительство не собственные просчеты закрывало кредитами и не популизмом занималось, а закладывало через системные реформы предпосылки для последующего экономического роста. Если бы правительство стимулировало производство, если бы оно поддерживало тех, кто создает рабочие места, а не убивало их. А так – это абсолютно безответственная растрата денег будущих лет, растрата возможностей будущих президентов и будущих правительств.

Следующая проблема: по абсолютно закрытым схемам, в режиме сговора президента, правительства и Нацбанка, более 70 млрд. грн уже направлены на избирательную поддержку конкретных банков. Это деньги не Нацбанка – это наши с вами деньги. Почему это не делается открыто? Почему миллиарды получает именно этот банк, а не другой? И почему наступила такая тишина вокруг всего этого? Обратите внимание: в последние 2-3 мес. мы уже не слышим взаимных обвинений между правительством и Нацбанком. Договорились.

А потом мы видим утечки в прессе: список банков и объемы средств, выделенных на их поддержку. А за кадром фамилии людей – прямых и непрямых владельцев этих банков. Которые сидят в парламенте – и в коалиции, и в оппозиции. Потому-то такая тишина.

Президент Ющенко любит повторять, дескать «гроші люблять тишу». Наверное. Если это личные средства – пусть тратит их в тишине. Но президент обязан знать, что народные деньги не должны распределяться втихую. И не просто знать, а обязан обеспечить, чтобы эта информация о распределении средств для поддержки коммерческих банков висела на сайте НБУ, доступная для всех. Попробуйте ее сегодня найти! Идет дерибан десятков миллиардов, на котором зарабатывают вполне конкретные люди, конкретные политсилы, в том числе, на избирательные фонды. Поговорите с людьми, которые работают в коммерческих банках и вокруг Нацбанка ходят кругами. Публично они не назовут вам размеры откатов, а непублично скажут – от 30 до 70%.

– Скоро Верховная Рада возобновит работу. Как вы думаете, она успеет до президентских выборов сделать что-то полезное для страны, или парламент уже сейчас превратится в площадку для предвыборного пиара?

– Что-то полезное сделает – будет принят ряд законов разной степени значимости. Парламент останется площадкой для предвыборного пиара, как он был ею и на предыдущей сессии. Не стоит ждать от парламента каких-то прорывных решений.

Но есть важные задачи, которые Рада должна решить. Абсолютно понятно, что нужно пройти ответственные этапы бюджетного планирования на 2010 год. Кроме парламента этого не сделает никто. Нужно высказать свое отношение по нескольким законам, которые заветированы президентом. Среди них очень важный закон №3428 «Относительно противодействия взяточничеству». Не потому, что я его автор, а потому что этот закон предусматривает кардинальное повышение уголовной ответственности за взяточничество. Для чиновника любого уровня, которого поймают со взяткой 10 тыс. долларов и выше, предусмотрено 15 лет тюрьмы и без права амнистии, что очень важно. А если с такой же взяткой поймают три очень ответственных категории – следователя, прокурора, или судью – то для них предусмотрена пожизненная тюрьма, без права амнистии. За этот закон проголосовали 364 депутата, представители всех фракций, но президент его заветировал.

В сентябре парламент будет принимать решение по вето президента. Это будет лакмусовый тест, который четко покажет, кто говорит о борьбе с коррупцией, а кто действительно готов с ней бороться. В прошлом декабре арестовали судью Зварыча. А сколько после этого зварычей поймали на горячем – практически во всех регионах, со взятками в 20, 100 тыс. долларов! Мародерство чиновников продолжается, и затяжка с принятием закона на один день – это новые «возможности» для коррупции, которая просто парализовала страну. Надо очень жестко с этим бороться.

– После увеличения залога в пять раз у вас не возникало желание отказаться от участия в президентских выборах?

– Нет, не возникало. Если я ставлю цель, то ищу пути, как ее достигнуть. Понимаю, что теперь будет в пять раз сложнее найти средства для участия в выборах. С другой стороны, не нужно тратить время на сбор 500 тыс. подписей – эту норму закона отменили. У меня нет 2,5 млн. грн, чтобы самому внести залог. Поэтому обращусь к людям, которые разделяют мои принципы и подходы. Надеюсь на их поддержку.

– А кроме ваших личных денег и денег людей, которые вам симпатизируют, будут какие-то крупные спонсоры?

– Олигархов рядом со мной нет. Соответственно, доступа к рейтинговым телеканалам у меня тоже нет. (…) Кстати, об олигархах. У меня нет и никогда не было зависти к тому, что кто-то имеет миллиарды, а я их не имею. Они мне просто не нужны. Я хотел бы, чтобы у этих людей была адекватная ответственность за то, что происходит в стране. А на них лежит очень большая ответственность.

Миллиардеры могут вести себя по-разному. Они могут сформировать небольшой пул и избирать своего президента, назначать своих министров, судей, губернаторов. Но при этом они должны понимать, что другие миллиардеры могут создать другой пул, который купит другие суды, других представителей правоохранительных органов. И этот процесс может идти бесконечно. Что сейчас и происходит, когда никто их самых крупных владельцев-миллиардеров не может гарантировать защиту своих прав. Потому что можно купить Печерский суд, а кто-то купит Мукачевский, а потом кто-то купит Шевченковский. И в стране никогда не будет правосудия. Можно купить решение конкретного Фонда госимущества, либо конкретного правительства. А потом придет другой руководитель Фонда или другой премьер и отменят это решение. И борьба будет длиться до бесконечности.

Поэтому должна быть четкая ответственность: вот она – линия государственных интересов, а вот – линия бизнеса. Если выдержан баланс интересов государства и бизнеса, то тогда государство должно стопроцентно гарантировать защиту частной собственности. Иначе процесс противостояния не остановить. И он становится фактором постоянного беспокойства и желания бизнеса присутствовать во власти. На самом деле, бизнесу нечего делать во власти. Бизнес развращает власть.

Посмотрите, сейчас у нас миллиардеры сидят на очень ответственных должностях – руководителя группы советников премьера, главы налоговой администрации, первого заместителя председателя СБУ. Я считаю это ненормальным.

Почему я считаю, что бизнес развращает власть? Потому что люди, которые работают в бизнесе, могут платить своему офис-менеджеру несколько тысяч долларов в месяц, тысячи долларов охраннику. Но когда они приходят на государственный пост, то приводят с собой всю эту свиту, и продолжают платить ей бешеные деньги. И для свиты, которая получает статус госслужащего, официальная зарплата ничего не значит. Но для того, чтобы им дополнительно платить, крупный бизнесмен, попавший во власть, либо должен тратить свои личные средства, к чему он психологически не готов, либо он должен отбирать у государства, развращая всех, кто работает рядом. Это неправильно.

Государственная служба – это особый статус. Она должна цениться в обществе, ею должны дорожить. Вот почему бизнес в госструктурах – это бизнес не на своём месте. Бизнес должен заниматься бизнесом. Но при этом, поскольку он влияет на власть через формирование избирательных фондов и другими путями, он должен, в конце концов, дозреть до того, чтобы быть заинтересованным в стабильных правилах игры. Ведь наш бизнес не верит милиции, СБУ, прокуратуре.

Надо, в конце концов, понять, что безопасность страны, её стабильность во многом зависит от ответственной позиции бизнеса.

– Вы можете спрогнозировать ход избирательной кампании? Она будет столь же бурной, как в 2004 году, или спокойней?

– Я думаю, кампания будет непростой, потому что у кандидатов разные целевые установки. Для кого-то власть – это доступ к миллиардным ресурсам. Для кого-то участие в кампании – это технология, чтобы пройти часть пути, потом сойти с дистанции. Для меня это возможность побороться за пост, чтобы получить возможность для реализации идей, стратегических подходов. Поэтому я не буду бороться ожесточенно, я просто буду бороться. Те, для кого президентство – это доступ к миллиардам, наверно, будут бороться ожесточенно, «убивая» друг друга – информационно, как угодно иначе. Вспомним классика, Владимира Ульянова, он писал ведь и разумные вещи: когда речь идет о сверхприбылях, бизнес готов далеко зайти, вплоть до развязывания мировых войн. Думаю, до войн мы не дойдем, но то, что это будет жесткая кампания, вполне прогнозируемо.

– А возможна ли реализация сценария срыва президентских выборов? Есть информация, что такая возможность всерьез прорабатывалась в Секретариате президента.

– Мне об этом не известно. Предвижу проблемы с признанием результатов выборов, поскольку свежие изменения в закон о выборах провоцируют закрытость избирательного процесса, отлучают от контроля общественные организации, ограничивают возможности журналистов.

Когда я говорил о неспособности нынешних трех лидеров объединять страну, к сожалению, эта неспособность может материализоваться и на этапе признания результатов выборов. У нас уже есть опыт, когда президенту не давали возможности войти в парламент. Не исключаю, что найдутся политсилы, которые могут не дать президенту пройти процедуру принятия присяги в парламенте. А если новоизбранный президент начнет принимать решения, не приняв присягу, то есть море возможностей – через подконтрольную разным силам судебную систему – блокировать решения президента.

Я бы не хотел, чтобы выборы завершились по такому конфликтному сценарию. Но все больше и больше людей считают, что если кто-то из нынешних лидеров, паче чаяния, сможет проломить свою победу – то это ненадолго. И что тогда через год-полтора нам предстоят еще одни, внеочередные президентские выборы.

Дмитрий Шпакович,
From-Ua

Поделиться.

Комментарии закрыты