Исследователи пальцев

0

Анализ отпечатков пальцев – непременная составляющая любого расследования любого преступления.

Несмотря на обилие методов, используемых в криминалистике, дактилоскопическая экспертиза остается одним из самых доступных и быстрых способов установления личности. Стоит экспертам-криминалистам найти на месте преступления хотя бы один «пальчик» – и установление личности преступника становится делом считанных часов. При условии, конечно, что подозреваемый уже раньше "засветился" и его отпечатки попали в милицейскую базу.

Корреспондент «Обозреватель.Кияни» побывал в отделе дактилоскопических исследований Научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра при ГУ МВД Украины в Киеве.

«Сердце» экспертизы

Все дактилоскопические исследования  в столичной милиции проводят всего 6 экспертов. Ведь сейчас львиную долю работы делают компьютеры. Но еще лет 30 назад отдел дактилоскопических исследований насчитывал 29 сотрудников – основной массив работы им приходилось выполнять с помощью лупы.

«Обозревателю» удалось пообщаться с главным экспертом сектора дактилоскопических экспертиз Андреем Гусаком, который работает с отпечатками пальцев преступников уже 17 лет. Когда он пришел на работу в милицию в 1996 г. – сектор как раз переживал переход на автоматизированную обработку отпечатков.

«В 1994-95 гг. начиналось внедрение автоматизированных дактилоучетов. Была такая московская система у нас, "Декс", на которой мы работали до 2002 г. Потом поставили систему поновей, белорусского производства "Дакто-2000". С этой системой работаем до сих пор –  постоянно обновляются версии программы, набивается база», – рассказывает Гусак.

Где нашли «пальцы» Мазурка

С того времени база киевского отдела дактилоскопических исследований доросла до полумиллиона образцов. На каждого подозреваемого в совершении преступления сразу же заводится дактилоскопическая карта – отпечатки его пальцев сохраняются на бумажном носителе. Параллельно с помощью сканера каждая дактилокарта вносится в компьютерную базу.

А когда от оперативников поступает заявка с образцами отпечатков с места преступления – те же компьютеры способны отыскать идентичные образцы в базе. «Такой инструмент, как дактилоскопический учет, используется для проведения поиска с целью идентификации личности. Это, например, изъятие следов пальцев рук при осмотре мест событий и потом идентификация с целью установления лица, совершившего это преступление», – рассказал Гусак.

Такой поиск совершается и в случае обычной квартирной кражи, и при расследовании резонансных преступлений – таких, как дело Павличенко или «караванского стрелка» Ярослава Мазурка. «Например, по Мазурку изъяты были следы пальцев рук с упаковки хлеба, который он носил. Потом камеры еще отслеживали, где он ходил – сувенирные шахматы в виде рюмочек он перебирал, держал – там изъяли отпечатки. Поэтому, когда предоставили его дактилокарту, было установлено полное совпадение», – говорит эксперт.

Чуть реже бывает, что искать приходится от обратного, по схеме «карта-след» –  когда эксперты сличают дактилокарту по следам пальцев рук, изъятых с мест нераскрытых преступлений. Оба вида поиска позволяют практически со 100% вероятностью утверждать, причастен ли подозреваемый к совершению преступления или нет.

Иногда экспертам приходится проводить и другие виды поиска. Например, сравнивать следы с мест нескольких преступлений – если есть подозрения, что эти преступления совершены одним и тем же человеком.

А вот поиск «карта-карта» проводится для того, чтобы установить личность неопознанного трупа или опознания пациентов больниц, которые не хотят называть свои имена или попросту их не помнят. Правда, с внедрением нового Уголовно-процессуального Кодекса этот вид поиска применяется реже. «Раньше дактилоскопировались все бомжи, но в прошлом году это запретили – мотивируя тем, что они такие же люди, как и мы, только без определенного места жительства. Хотя смертность среди них очень высока, и если раньше только по картотекам около 60-70% лиц мы устанавливали с помощью дактилокарт, то в этом году мы устанавливаем личность неопознанных трупов и лиц, которые не могут сообщить о себе, только в 50% случаев», – подчеркивает Гусак.

Однако, не зря говорят – никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Подобное нововведение, по мнению эксперта, имеет и позитивную сторону – уменьшает простор для злоупотреблений. «Просто наводится порядок, чтобы не было злоупотреблений среди работников милиции. Например, когда где-то там парни пили пиво – а их уже тянут в райотдел, принудительно дактилоскопируют. Сейчас, с введением нового УПК, это не так просто сделать – нужно решение следователя, постановление суда, чтобы дактилоскопировать человека», – отмечает эксперт.

Улики на кончиках пальцев

Дактилоскопическая экспертиза вряд ли станет единственным убедительным доказательством вины подозреваемого. Но ее результаты способны подтолкнуть следствие в верном направлении. А иногда и кардинально изменить ход расследования.

Андрей Гусак подобных случаев за 17 лет работы в отделе может вспомнить множество. Особенно запомнился эксперту эпизод 8-летней давности. Дело было в 2005 г., когда в Киев массово стали приезжать выходцы из Кавказа, которых начали притеснять в России и Грузии. «Они думали, что тут для них рай. Совершали квартирные кражи, кражи из автомобилей, барсеточники так называемые промышляли. И они работали без перчаток. Это сейчас почти все они работают в перчатках», – говорит Гусак.

Среди особо дерзких воров выделялся один грузин, на его счету было около 15 квартирных краж. Но поймать его правоохранителям никак не удавалось. До тех пор, пока в отдел не пришла еще одна дактилокарта – на другую фамилию. Эксперт, который успел уже выучить отпечатки подозреваемого в совершении 15 ограблений, сравнил их с отпечатками другой дактилокарты – и доказал, что это один и тот же человек.

«У него были два разных паспорта на различные фамилии. И когда это было установлено, этот человек под одной из фамилий уже был в Шевченковском районе задержан и осужден. Правда, дали ему условный срок. Когда он пришел за решением суда, то уже оперативные службы знали, что за ним еще 15 квартирных краж, которые на тот момент считались нераскрытыми и по которым мы дали совпадение. Они его уже в суде ждали и под белы рученьки притянули снова за решетку», – вспоминает Гусак.

Об уникальности отпечатков пальцев знают все, в том числе и преступники. Именно поэтому иногда они пытаются обмануть следствие. Так, например, в Шевченковском районе Киева несколько лет подряд на новогодние праздники правоохранители находили расчлененные трупы, на кистях которых убийца срезал пучки пальцев, чтобы сделать невозможным установление личностей своих жертв. «Но некоторые фрагменты папиллярного узора остались. И мы отдактилоскопировали то, что там осталось, и по системе "Дата-2000" непосредственно установили личность  потерпевшего, а потом уже и на убийцу вышли. Ведь главное – установить личность. И тогда преступление раскрывается очень легко»,  – рассказывает Гусак.

Оказывается, чтобы стать экспертом по дактилоскопии, совсем не обязательно заканчивать Академию МВД – достаточно получить высшее юридическое либо техническое образование, а потом пройти 3-месячные курсы для получения соответствующего доступа. И сначала разбираться с тонкостями работы, вводя дактилоскопические карты в базу. Далее – «повышение», новобранцам доверяют идентификацию трупов.

Только после этого их допускают к святая святых – к анализу следов пальцев рук с места происшествия. Тут и начинается ежедневная работа – с не самой большой зарплатой и огромной ответственностью. Ведь от заключения экспертов дактилоскопического отдела часто зависит судьба человека.

Лилия Рагуцкая,
«Обозреватель»

Поделиться.

Комментарии закрыты