Как победить коррупцию?

0

История с Российской империей – далеко не единственный пример того, как хищнический эгоизм элиты приводил страны к упадку. Вот еще пара-тройка исторических примеров.

Чему учит история

Польское государство в конце XVIII века развалилось не под ударами внешних супостатов, а из-за того, что Польша превратилась в разбойничье гнездо, где неистовствовали магнаты, любимым занятием которых были грабежи соседей. Каждый из них имел собственную армию и с удовольствием предавался маленьким победоносным войнам, сулившим навар. А мздоимство зашло так далеко, что польских королей радные паны выбирали с учетом генерального принципа: кто больше даст на лапу – тому и быть крулем. В свое время шляхта предлагала корону Ивану Грозному, но русский царь отказался – то ли поскупился на мзду, то ли пораскинул умом, что править шайкой вороватых дебоширов накладно. Однако с Петра Великого Россия стала принимать деятельное участие в торгах за польскую корону.

В 1764 году матушка Екатерина прикупила польский престол для своего плейбоя Станислава Понятовского. И сразу после «демократического избрания» оного приступила к выплате грантов (в точности как это ныне делают американцы в небезызвестных странах молодой демократии): душке Стасю к 1200 червонцам, проходившим по казённой ведомости, Екатерина Алексеевна отстегнула ещё 100 тысяч из своих резервов. Князюшке Августу-Александру Чарторыжскому, принявшему активное участие в купчей польской короны, отсыпали 20 тысяч червонцев. Шляхте помельче платили по чину. Известного махрового патриота пана Огинского из рода Рюриковичей явно обделили, выдав всего 300 червонцев.

Скоро, прокутив царские подаяния, промотавшиеся патриоты принялись за старое – грабить друг дружку и делать набеги в окрестные страны. А на попытки короля призвать их к порядку образовали конфедерацию для войны с выборным крулем Стасем.

В конце концов, европейским державам наскучило взирать на бардак в Польше (иметь в центре Европы разбойничье гнездо было нерентабельно), и они полюбовно поделили меж собою некогда славную Речь Посполитую. Благо, сделать это было несложно, т.к. их войска уже сто лет квартировали в пределах Польши практически на законных основаниях.

Швеция XVIII века – тоже образец вдохновенного мздоимства. Тамошний парламент Риксдаг слыл капищем благочинных взяточников. Он открыто делился на несколько партий, которые обильно поливались деньгами европейских держав. Партии так и назывались: английская партия, прусская, австрийская и, само собой разумеется, русская партия. Какая из держав больше даст – та партия поднимала больший шум и продавливала решения в пользу спонсоров. Швеция конца галантного века – это прозябающая страна, которую не обижали разве что совсем уж кроткие племена чухонцев.

Грешили самым ничтожным образом и во Франции. Кардинал Дюбуа, первый министр Людовика XIV, состоял на содержании не только у своей державы, но и с аппетитом, не таясь, проглатывал подношения разбитного русского канцлера Бестужева и ещё больше тарился у англичан. Через 15 лет после правления Людовика XV для династии кончилось все плачевно – гoлова его царствующего внука Людовика XVI покатилась по эшафоту по причине революционной целесообразности.

Ещё надо поспорить, где тогда брали на лапу масштабнее – на просторах евразийской империи или в благословенных Европах. Борьба со злом в России, не в пример Европе, велась суровая. С 1715 года получение взятки в любой форме стало считаться преступлением, так как чиновникам начали платить фиксированную зарплату. После долгого следствия был изобличен в коррупции и повешен сибирский губернатор Гагарин, а через три года четвертован за взяточничество обер-фискал Нестеров, который вел дело Гагарина. И светлейший князь Меньшиков, несмотря на бесспорные заслуги перед отечеством и троном, закончил бы свою жизнь в казематах тайного приказа, ежели бы не скоропостижная кончина самодержца.

Но при всей вспыльчивой вороватости знати империю двигало вперед то обстоятельство, что начальные люди не были развращены до такой степени, что переставали ловить мышей на государевой службе и занимались лишь наполнением своих кубышек. Тогда дворянство в массе еще делало дело на рупь, а крало на медную полушку.

Почти $2 млрд. из бюджета съедает коррупция

Украина нынешняя определенно смахивает на европейские страны конца XVIII века. Конечно, иногда кое-кто, кое-где попадает в узилище, но это в основном уже откровенно патологические личности вроде судьи Зварыча, которых нельзя не привлечь, ибо они уже на виду у публики нарушают закон. Посадить тоже опасно, т.к. подобные идейные борцы за дензнаки – не застенчивые ворюги-одиночки, а элементы стройной системы мздоимства. Потому пан Зварыч может не дотянуть до суда – вельмишановный слишком много знает.

Духом мзды пронизано все государство, сверху донизу. Западные специалисты утверждают, что объемы откатов ежегодно составляют примерно 1,5% ВВП (около $2 млрд.). В 2006 году Виктор Янукович, в бытность премьером, называл примерно ту же величину. На одном из заседаний правительства Янукович сообщил, что «при расходной части бюджета в $28 млрд. 1,8 млрд. сжирает коррупция».

Боюсь, что теперь, когда у власти находятся утомленные недоеданием майдановские патриоты, это еще оптимистичная оценка. Не верится, чтобы потомки гайдамаков дерибанили лишь 6% бюджета, не дотягивая до джентльменской десятины. Скепсис подтверждают слова министра финансов теневого правительства Николая Азарова – человека весьма осведомленного: «Сейчас коррупция в сфере госзакупок на два порядка больше, чем было раньше. Я одну только цифру назову – государственные закупки на 70 млрд. грн. прошли через одного исполнителя, без всяких тендеров и конкурсов».

Но как бы там ни было с цифрами, мы на своей мирянской шкуре ощущаем, что в стране без взятки и шагу нельзя ступить. Теперь, чтобы вырулить на тропу развития, без крупных репрессий против взяточников на всех уровнях не обойтись.

Возможна ли победа в борьбе с коррупцией? Новая история на примере Сингапура даёт положительный ответ. Ситуация с коррупцией там была не менее драматичной, чем сейчас на Украине.

Сингапур – антикоррупционный прорыв

Ли Куан Ю, создатель сингапурского чуда, министр-наставник Сингапура так характеризовал положение дел перед началом реформ в 1959 году: «Коррупция является одной из черт азиатского образа жизни. Люди открыто принимали вознаграждение, это являлось частью их жизни».

«Самое главное, – считал и считает Ли Куан Ю, – иметь чистую центральную власть. Если люди наверху не являются образцом и примером моральных стандартов, которые они постепенно внедряют на более низкие уровни власти, сделать что-либо очень трудно».

Инициатор модернизации беспощадно сажал чиновников в тюрьму, а то и вешал (в бананово-лимонном Сингапуре и по сей день за крупную взятку могут отправить на виселицу, так же как торговца наркотиками, невзирая то, что им может быть обладатель американского паспорта), естественно, с конфискацией имущества не только у проворовавшегося мандарина, но и у его родни. За решетку попадали даже родственники отца сингапурской перестройки. Для мелких взяточников в законе прописан такой вид наказания, как ветхозаветная публичная порка. После кнутовища жизнь теряет коррупционный смысл. С поврежденными на виду у общественности седалищными мозолями мзду брать затруднительно. Могут только плюнуть в руку.

Разумеется, Ли Куан Ю не только размахивал кнутом и намыленной веревкой, но давал пряники в виде хорошей зарплаты чиновному сообществу. И законодательство было модернизировано «путём упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах в результате издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования». Американцы, конечно, ярятся на политику Ли Куан Ю, про права человека пытаются вякать. Но сингапурский авторитет посылает янки на три китайских иероглифа.

За жизнь одного поколения ситуация радикальным образом переменилась. Сейчас Сингапур в рейтингах Transparency International занимает 4 место, как одна из наименее коррумпированных стран мира. К 1990-м годам богом забытый полуостров в обезьяньем углу Юго-восточной Азии, лишённый ресурсов, смог решить практически все внутренние проблемы и совершил скачок от страны третьего мира до высокоразвитого государства с высоким уровнем жизни: ВВП на душу населения – $35597. Америка отдыхает.

Дабы объявить железный капут коррупции по сингапурскому образу и подобию, нужны лидеры с незапятнанной биографией. Только они имеют моральное право проводить суровую политику по искоренению зла. Увы, таковых в державе не видно. Шкафы фундаторов незалежной державы трещат от скелетов. Ну не может клептократия жить по распорядку дня – до обеда воруем, а после полуденного сна, повинившись, начинаем бдить государственные интересы и заниматься искоренением непотреба. Так не бывает.

А борьба, в сущности, не бог весть какая сложная. Однако пойти на это, изменив соответствующим образом законы, нам, похоже, не дано в принципе. Вожди будут только тяжко вздыхать: «Мы ощущаем большую проблему в формировании адекватного соответствующего правового поля по борьбе с коррупцией» (В.Ющенко). И раболепно кликать на помощь западных кураторов: «Нам надо изменять систему, инструментарий борьбы с коррупцией, режим координации, получать более мощную международную помощь, делать больше публичных совместных шагов» (тоже из Гаранта).

Но что может действенного, согласуясь со спецификой украинских реалий, предложить Запад, когда и у него откаты – не есть чудо природы? Правда, «коррупционируют» цивилизованно, т.е. более ответственно.

Например, по словам председателя сенатского комитета по иностранным делам сенатора-республиканца Ричарда Лугара, Всемирный банк за все время своего существования с 1946 года выдал займы на общую сумму в $525 миллиардов, из них от 5% до 25% пришлось на деньги, использованные неподобающим образом (от $26 миллиардов до $130 миллиардов).

Так что можно сделать вывод, что мздоимство и казнокрадство на Украине будут плодиться и размножаться (хотя куда уж дальше?), пока не возникнет революционная ситуация. Ну, или до полного развала державы.

Владимир Поляков,
From-Ua.com

Поделиться.

Комментарии закрыты