Как защититься с умом?

0

Все мы в жизни так или иначе сталкиваемся с ситуациями, когда нашему имуществу, здоровью, а то и самой жизни угрожает опасность, которой мы в той либо иной мере противостоим. А все ли знают, что в этих случаях делать можно, а что нельзя? Не обернется ли дело так, что, дав отпор обидчикам, мы сами накличем на свою голову беду? И хотя закон, казалось бы, однозначно трактует понятие «необходимой обороны» (ст.36 УК Украины), в дальнейшем многое зависит от того, в какую сторону повернут дело следствие и суд. А там ведь живые люди, и не всегда они руководствуются только объективностью.

Летом 2014 года в Броварах (Киевская область) при попытке проникнуть на чужую территорию погиб один человек, другой был ранен. Хозяин, пытаясь не допустить их в свой дом, применил огнестрельное оружие. Действовал, вроде бы, по закону, однако в итоге был осужден на 12 лет — ему вменили умышленное убийство. Разумеется, адвокаты подали апелляцию и сейчас ожидают решения. Мужчина, пытавшийся защитить себя и свой дом, по-прежнему сидит в тюрьме.

Похожая ситуация, но с противоположным результатом произошла в мае этого года в Кременчуге. В квартиру к пожилому мужчине «зашли» двое безработных — 29 и 38 лет. Они потребовали денег. Хозяин квартиры им отказал и попытался выгнать их из квартиры. Воры в ответ на это начали собирать имеющиеся вещи и бить пенсионера. Тогда мужчина схватил кухонный нож и ударил одного из них в грудь, а второго в шею. Грабители выбежали на улицу, где раненый в грудь налетчик скончался. В пресс-службе кременчугской милиции заявили, что уголовное дело против пенсионера возбуждать не будут, так как он защищался и действовал в рамках необходимой самообороны.

Суду не хватает объективности

Откуда такой огромный разбег в решениях? По мнению столичного адвоката Ивана Боднарука, ситуацию с объективным рассмотрением дел по необходимой самообороне исправило бы введение суда присяжных заседателей. «Заседатели более тщательно изучали бы ситуацию, личные качества обеих сторон в конфликте, сопереживали бы по-человечески, а не принимали сугубо формальное решение, порой заангажированное связями судьи, милиции и прокуратуры, — считает Бондарук. — Кроме того, полагаю, стоило бы ввести по некоторой категории дел, в том числе по самообороне, обязательное прохождение подследственным детектора лжи. Это помогло бы выявить объективно, только ли человек защищался или у него был иной умысел – скажем, нанести вред под видом самообороны. И еще: на мой взгляд, стоило бы более четко и детально выписать статьи закона, регламентирующие необходимую оборону. Прямо написать, какие шаги надо сделать (например, предупредительный выстрел и пр.), чтобы пределы обороны объективно, а не на усмотрение суда, не считались превышенными».

Действительно, зачастую на решение суда влияет большое количество факторов, которые можно трактовать как в одну, так и в другую сторону. В свое время на слуху был такой инцидент в одной из южных областей. В общежитии жили двое молодых парней, назовем их Петров и Иванов. Первый был склонен к разгульной жизни, второй более серьезен, готовился к поступлению в институт. Однажды Петров с дружками устроил в комнате общежития пьянку, в которой Иванов участвовать отказался да еще замечание сделал, что заниматься мешают. Петрову и собутыльникам это не понравилось, они напали на Иванова и принялись его жестоко избивать. Потом утихомирились, бросили окровавленного Иванова, продолжили пьянку. Через какое-то время дружки ушли, а Петров решил продолжить избиение. Более того, подтащил Иванова к окну и стал угрожать, что сейчас сбросит с четвертого этажа и сымитирует потом, будто Иванов покончил жизнь самоубийством. Парень почувствовал, что обидчик не шутит, и, рванувшись изо всех сил, подскочил к кухонному столу, где лежал столовый нож. Защищая свою жизнь (ибо воспринял угрозу всерьез), Иванов нанес Петрову смертельное ранение ножом.

Однако суд не расценил случившееся как необходимую оборону, Иванова признали человеком, совершившим в драке убийство, приговорили к длительному сроку. Впрочем, апелляционная инстанция этот приговор отменила, и Иванов был освобожден, его действия квалифицировали как необходимую оборону. Однако в итоге он просидел под стражей больше года и впоследствии подал иск о возмещении ему государством материального и морального ущерба.

Если человек за себя не отвечает…

«Наше законодательство относительно самообороны не хуже, чем в других странах, — надо только его знать и правильно применять, — говорит киевский адвокат Мария Самбур. — Но у меня впечатление, что наши суды просто побаиваются оправдывать людей, которые готовы применять решительные меры для защиты себя или жилища. Тяготеет тяжесть совершенного: как же так, ты убил человека и не будешь сидеть? Да не бывать такому! При этом обстоятельства и даже прямая норма закона во внимание не принимаются. Правильно разъяснил недавний пленум ВС: судам надо тщательнее подходить к разбору таких ситуаций и не руководствоваться мнением, что если кто-то погиб или получил тяжкие повреждения, то его обидчик обязательно должен сидеть и долго. Когда я была следователем, в моей практике был случай, когда я в подобной ситуации применила закон и вообще закрыла дело (тогда это мог делать следователь, а не суд)».

Это было в 1997 году. Ситуация житейская: парень провожал нескольких девушек домой, на него напали трое хулиганов. Стали издеваться, мол, зачем тебе столько девушек, поделись. Потом потащили девушек в сторону, парень вступился, они бросили девиц и принялись жестоко избивать его, причем ударили монтировкой по голове. В полубессознательном состоянии он выхватил из кармана перочинный ножик (холодным оружием его потом не признали) и нанес несколько ударов. В результате один из нападавших скончался, второй получил тяжкие телесные повреждения, третий испугался этой кровавой бойни и сбежал.

«Я опросила доктора, лечившего парня, он показал, что пациент получил несколько ударов, каждый из которых мог быть смертельным. То есть, была чистая самозащита и я закрыла дело в связи с тем, что человек действовал в рамках необходимой обороны. Никто мое решение не обжаловал», – говорит Мария Самбур.

Бывают, впрочем, и перегибы иного рода, когда человека оправдывают за совершение убийства, которое нельзя отнести к необходимой самообороне. Причина — парадоксальный пункт ст. 36 УК, который освобождает человека от ответственности, если тот пребывал в состоянии сильного душевного волнения. Ясно, что и это понятие трактовать можно по-разному.

Скажем, был случай, когда маленькая дочка одного мужчины, сотрудника правоохранительных органов, попала под трамвай на глазах у отца. Он, вне себя от горя, посчитал виноватым водителя трамвая (хотя очевидно, что тот задавил девочку не специально и вряд ли представлял какую-то угрозу самому отцу) и, поскольку был в тот момент вооружен, выхватил оружие и расстрелял вагоновожатого.

Причем стрелял до тех пор, пока патроны не кончились… Потом был суд, и эксперты признали, что в момент гибели любимой дочки человек испытывал такое душевное волнение, когда не мог оценить соответствие того, что он сделал, сложившейся обстановке. Проще говоря, он в тот момент за себя не отвечал. Суд с этим выводом экспертов согласился, и безутешного отца освободили…

Кстати, у наших северных соседей законодательство о допустимой самообороне – вещь также достаточно эластичная. Пару лет назад 2,5 года колонии строгого режима получил бывший боксер, кандидат в мастера спорта Александр Кузнецов из Петербурга. Он забил педофила до смерти, застав его в момент, когда тот пытался изнасиловать его 8-летнего сына. Ребенок был избит, раздет и находился в обморочном состоянии.

Кузнецов говорит, что как боксер привык контролировать силу удара. Но в этот раз все было иначе – он запомнил только свой первый удар. «В тот момент ничего не было, кроме слепой ярости. Я вообще ни о чем не думал, просто бил его. Бил и все», – рассказывал Кузнецов. От ударов преступник, 23-летний уроженец Узбекистана, скончался, а отец пострадавшего ребенка очнулся уже в наручниках, когда приехала милиция. Это дело вызвало большой резонанс – пока шло следствие, Кузнецова узнавали на улице люди, подходили, пожимали руку, а СМИ пристально следили за судьбой боксера. Однако суд посчитал доказанной вину Кузнецова в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть человека.

А чуть ранее в том же Петербурге оправдали 15-летнюю Лизу, которая ночью напала на своего спящего отца с топором. Как установило следствие, папа за три года до этого вовлек девочку в кровосмесительную связь. В итоге суд освободил Лизу от наказания, а ее основательно порубленный родитель получил 11 лет лишения свободы. Строго говоря, закон в данном случае притянули за уши: жизни девушки ничто не угрожало, ее свобода не ограничивалась и ничто не мешало ей заявить о совершенном в отношении нее преступлении. Но закон и справедливость – это две большие разницы.

Пределы необходимой самообороны

По закону (ст. 36 УК) человек освобождается от уголовной ответственности, если:
– защищаясь, испытывал сильное душевное волнение, не позволявшее оценить опасность ситуации;
– защищался от вооруженного нападающего (одного);
– защищался от группы лиц (двух и более, даже если они безоружны);
– предотвращал незаконное вторжение в свое жилище или иное занимаемое помещение нежелательных (для хозяина) лиц, независимо от тяжести нанесенного нападавшим вреда.
Есть еще понятие мнимой обороны (ст. 37 УК), то есть, когда человек думал, будто для него существует опасность, а на дело ее не было. Человек освобождается от ответственности частично, если:
– не понимал и не мог понимать ошибочность своих домыслов об опасности и превысил пределы необходимой обороны (ответит, как за превышение в реальных обстоятельствах, максимум до 2 лет ограничения свободы, даже за убийство);
– не понимал, но мог понимать ошибочность своих домыслов об опасности (ответит, как за преступление по неосторожности, максимум до 5 лет за убийство).

Нюансы Фемиды

Что же нужно знать в первую очередь, чтобы и от преступников защититься, и самому под статью не попасть? Главное, говорят юристы, – соблюдать адекватность приемов защиты приемам нападения и реальной опасности. Скажем, если на вас нападет безоружный человек, вы не можете выхватить нож или пистолет и убить его – за это попадете под суд. Но если у него в руках дубина, вы можете обороняться таким же способом. Впрочем, тут есть нюансы, которые может впоследствии учесть Фемида. Например, если вы знаете, что нападающий — каратист и может вас убить, либо вы подозреваете (обоснованно), что у него может быть нож. Также, допустим, все происходило в темном переулке, вы не могли оценить, вооружен ли противник, либо он превосходил вас размерами в два раза… Все это оценочные категории, которыми обязан заниматься суд.

К тому же, есть еще такое понятие, как «прекращение преступного посягательства», то есть, когда на вас прекращают нападать. Тогда, считают некоторые юристы, вы тоже должны прекратить насилие по отношению к обидчику, в противном случае будете нести уголовную ответственность. Хотя есть и другое мнение: дескать, обороняющийся должен (и вправе) нанести нападавшему такой ущерб, чтобы тот даже при желании не мог дальше применять насилие, а временная передышка только придаст ему сил. Это коллизия мнений, и разрубить этот узел также может только суд.

Получается, что, кроме четко выписанных в законе ситуаций, остальные – на усмотрение суда, часто предубежденного. Выход может быть в точном соблюдении буквы закона и, возможно, внедрении на Украине суда присяжных.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам «Сегодня», «Невское время», NEWSru.com

Поделиться.

Комментарии закрыты