Клад Нарышкиных поделят в России

0

Эксперты "Центра экспертизы и контроля объектов культурного наследия" назвали рыночную стоимость "клада Нарышкиных". Уникальная находка из 2 тыс. предметов была обнаружена в марте 2012 года в потайной комнате особняка на улице Чайковского в Санкт-Петербурге в ходе реставрационных работ. Специалистам потребовалось 1,5 года, чтобы провести оценку вещей. Их вердикт — ценность коллекции неоспорима. И эта "неоспоримость" была оценена как в евро, так и в рублях.

Оценщик Александр Гагарин рассказал, что рыночная стоимость клада составляет более 4 млн. евро или 189 млн. рублей. Специалисты объясняют: самая примитивная оценка найденных изделий, что называется "в лоб", когда банально "предполагалось", сколько могут стоить подобные обнаруженным изделия из серебра, прошла достаточно быстро. Затем последовала более скрупулезная работа. На нее потратили полтора года. Итоги должны быть объективными. Ведь пришлось учесть, что коллекция была цельной, да и принадлежала она известному, аристократическому семейству.

Тут-то, наверное, и кроется самое интересное. Оказалось, что наследников у клада не нашлось. Точнее говоря, они давали о себе знать, но доказать свою "ту самую нарышкинскость" не смогли. Официально никто с притязаниями на коллекцию не обращался. Искусствовед, руководитель группы выставочного отдела Дворца конгрессов (Константиновский дворец в Стрельне), в котором сейчас экспонируется клад, отметила, что выставку посещали отдаленные потомки прославленного рода, но они при этом "выражали такой же интерес, как и вся остальная публика".

Были и курьезные случаи, когда приходили отдельные люди, демонстрировали паспорт, в котором значилась фамилия Нарышкин, и выдавали себя за "потомков". И вообще вокруг коллекции крутилась "масса авантюристов", они пытались доказать причастность к ней "самыми разными способами".

Интересно, что, хоть и косвенно, специалисты упомянули личность Николая Павловича Соловьева (Нарышкина). 79-летний мужчина, ныне проживающий в Тель-Авиве, называет себя внуком владельца особняка Василия Нарышкина и претендентом на обнаруженный в Петербурге клад. Он рассказывал корреспонденту "Росбалта", что на одной супнице должна была иметься надпись "Как я была молода, как я бы резва…". Это первая часть четверостишия, которое знали все Нарышкины. Оно было неким кодом-паролем аристократического рода. Но в ходе экспертизы это не подтвердилось. Никаких подобных надписей на вещах обнаружено не было.

Эксперты говорят о невозможности передать клад кому-либо из наследников и ссылаются на соответствующую статью Гражданского кодекса РФ, которая не менялась аж с 1922 года. Она гласит, что бывшие собственники имущества, которое было экспроприировано во владение трудящихся после этого года, а также их наследники не могут претендовать на данное имущество.

Специалисты исходят из того, что половина суммы, в которую была оценена находка, будет разделена между собственниками здания, в котором нашли коллекцию. По крайней мере, это соответствует Гражданскому кодексу. По закону собственник здания, в котором был найден клад, имеет право претендовать на 50 процентов его стоимости. На момент обнаружения уникальной находки у дома №29 по улице Чайковского было три собственника.

Эксперты отмечают, что при изучении предметов клада порою возникали трудности. На некоторых вещах стояли нечитаемые клейма. Пришлось обращаться к собраниям специальной литературы, справочникам. Многое приходилось делать путем сопоставления. Например, аналоги чаш для вина из коллекции Нарышкиных обнаружили в Оружейной палате. Были и забавные моменты. Так, на ложках из столового сервиза увидели грязь, а в чайнике — остатки чая. Это позволило сделать вывод, что свой клад Нарышкины замуровывали в тайной комнате в спешке, т. е. буквально встав из-за стола. Был обнаружен и флакончик от духов, запах которых можно до сих пор услышать.

Где именно будет экспонироваться коллекция, еще неизвестно. Не исключено, что будет продлен договор хранения с Константиновским дворцом.

Эксперты отмечают, что коллекция, обнаруженная в потайной комнате особняка на улице Чайковского, является эталонной с исторической точки зрения. Она дает представление не только о вкусах семьи Нарышкиных, но и о предпочтениях всей российской аристократии. Временные рамки коллекции специалисты определяют концом XVIII-го — началом XX века. По словам экспертов, на окончательную рыночную стоимость существенное влияние оказали характеристики, отличающие состав клада Нарышкиных от аналогичных позиций, представленных на антикварном рынке. Важно, что данная коллекция имеет подтвержденный провенанс, т. е. историю владения предметом антиквариата, его происхождение. Кроме этого, все элементы, относящиеся к определенному назначению, выполнены в одинаковом стилевом решении, несмотря на разных производителей, работавших в разное время.

При этом в собрании серебра Нарышкиных, помимо русских ювелиров, представлены европейские марки. В числе наиболее ценных экспонатов клада значится набор серебряной посуды из 540 предметов в "русском стиле" производства фирмы Сазиковых. Интерес представляют десять солонок-стульчиков, по форме повторяющих традиционные деревянные крестьянские сольницы.

Два предмета коллекции Нарышкиных представляют имя Карла Фаберже. Это эмалевая миниатюрная солонка с ложкой и небольшой серебряный призовой кубок за первое место, выигранное в скачках конем Делибашем более века назад.

В "европейской" части клада Нарышкиных в основном представлено французское серебро XIX — начала XX столетия, а также в небольшом количестве английское. На одном из серебряных столовых сервизов выдавлена надпись, отсылающая к фирме "Окок", владельцем которой был Луи Окок-старший. На большинстве вещей нанесено именное клеймо в ромбическом щитке с изображенными в нем инициалами LA, над ними — петухи, а под буквами — пятиконечные звезды. Кроме того, на всех вещах стоит французское пробирное клеймо — голова Минервы в профиль с цифрой "1" в щитке со срезанными углами, обозначающими 950—1000 пробу серебра. Данный знак ставился на вещах французского производства, не предназначавшихся для экспорта. Больше никаких проб нет. Это свидетельствует о том, что заказчики приобрели сервиз во Франции, и в Россию он был ввезен позднее как собственность.

Александр Калинин,
«Росбалт»

Поделиться.

Комментарии закрыты