Топ-100

Коммунизм по-европейски

0

Я помню тот день, когда школьником в синеватой форме стоял перед зеркалом. На шее красовался аккуратно выглаженный алый галстук пионера. Туго завязанный узел немного сжимал воротник, но ощущения сопричастности к великому, могучему и непобедимому советскому государству переполняли душу.

Прошло всего несколько лет, и непобедимый монстр на глиняных коммунистических ногах рухнул, как гнилое дерево осенней бурей. Но… Идея социализма с человеческим лицом не только жива, а бурно шагает в умах, с лозунгами равноправия и справедливости.
Эта осень ознаменовалась победой левых сил на парламентских выборах в Европе. Так, в Португалии Соцпартия одержала победу, набрав 96 мест в законодательном органе. А в начале октября в Греции на очередных парламентских выборах победила оппозиционная партия – Всегреческое социалистическое движение (PASOC). Значит, на карте ЕС добавилось еще несколько «красных лоскутков», вдобавок к Испании, Великобритании, Словении и Венгрии, где правительства возглавляют социалисты. А в Нидерландах и

Австрии они входят в коалиционные правительства с христианскими демократами.

Конечно, западный социализм или социал-демократия явно отличаются от той формы социалистического общества, какое мы строили на пути к светлому будущему. Потому что в основе социалистической идеологии лежат вполне положительные ценности: следование общим принципам социальной справедливости, свободы, равенства и братства, социально ориентированная рыночная экономика в противовес абсолютизированному свободному рынку.

Не менее важна национализация стратегически важных предприятий, особенно в военной, аэрокосмической, металлургической, нефтеперерабатывающей промышленности и энергетике. Казалось, вот почти идеальная политическая и экономическая модель устройства государства, совмещающая заботу о низших слоях общества и положительные аспекты рыночной экономики. Сравнение уровня прожиточного минимума среднего западного европейца с отечественным – бессмысленно. Да и европейские социальные стандарты для нас пока недостижимы.
Но… Всегда есть «но», которое как ложка дегтя испортит самую лучшую бочку меда. Суть вот в чем. В 2000 году население Европы, от Исландии до России, составляло 728 миллионов человек. При сохранении текущего уровня рождаемости, без учета иммиграции, количество населения к 2050 году сократится до 600 миллионов человек. Таков прогноз Демографического отдела ООН, изложенный в докладе «Перспективы мирового населения: ситуация 2000 года» от 28 февраля 2001 г. Согласно другому исследованию, население за тот же период времени сократится до 556 миллионов человек.

Средний уровень рождаемости коренного населения в Европе упал до 1.4, тогда как для сохранения текущей численности требуется уровень как минимум 2.1. При сохранении текущего уровня рождаемости европейские нации к концу двадцать первого столетия сократятся до 207 миллионов человек – то есть до тридцати процентов от сегодняшнего. Колыбель западной цивилизации станет и ее могилой.

Почему так происходит? При таких высоких социальных субсидиях средний коренной европеец попросту отказывается иметь детей. Что мешает этому? А количество мусульманской иммиграции в европейских государствах растет по непропорциональной прогрессии, как, например, в Лондоне, где этнические меньшинства уже составляют 40 процентов населения. И если учесть, что средний коэффициент рождаемости в мусульманских семьях составляет 8.1, то разговоры об исламизации матушки-Европы – не досужие домыслы. А передел храмов под мечети подчеркивает умирающее христианское прошлое. В утреннем рассвете над старинными европейскими зданиями уже слышен призыв имама к правоверным…
Так что происходит? На мой взгляд, корень проблемы кроется вот в чем. Либерализация западного общества вкупе с социалистическими идеями всеобщего равенства и равноправия дала гремучую смесь свехтолерантности ко всему, что ранее было неприемлемым. Начиная с сексуальных меньшинств. И первое, по чему ударили дружным залпом представители нетрадиционных ориентаций – это семья. Семья, где есть папа и мама. Семья, где есть дети.

 «Традиционные семейные отношения – это пережиток прошлого», – слышны были крики со всех сторон. Феминистическое движение, зародившиеся в университете Беркли (Англия), подорвало роль женщины, как матери, а мужчины, как отца и мужа. И результат не заставил себя ждать. Рождаемость упала до рекордного уровня. В Германии, как отмечает статистика, самый низкий уровень рождаемости в Европе. А по оценкам специалистов, гей-парад в этом году в Берлине собрал 500 тысяч человек. Чем это не пропаганда равенства и братства? Только вот 70% новых зараженных ВИЧ – гомосексуалисты. Но кого это волнует?
Этого мало. Появились законы о hate speech – «языке ненависти», нечто вроде 70-й статьи советского Уголовного кодекса. «Языком ненависти» объявили любое негативное упоминание о расовых различиях или сексуальных наклонностях. Мэр Москвы Лужков в телеэфире назвал представителей геев – «гомиками». На что на одном из сайтов отреагировали так: «В любой цивилизованной стране он бы уже сидел в тюрьме». Черное стало белым, а белое стало черным. Политическая цензура времен СССР трансформировалась в цензуру морали и избирательных, нетрадиционных сексуальных ценностей.
Что мы видим в итоге? Социализм с западноевропейским лицом уже не похож ни на живого, ни на мертвого. Будто смертельно больной, обвитый множеством трубочек, в пиканье приборов слышит звук, отсчитывающий последние минуты жизни. А по коридору уже слышен скрип тележки, едущей забирать безжизненный труп.

Максим Бутченко,
From-ua.com

Share.

Comments are closed.