Криминалисты отличат компот от бодяги и определят подлинность скрипки Страдивари

0

Научно-исследовательскому институту судмедэкспертиз им. Николая Бокариуса на днях исполнилось 85 лет. Без специалистов этого института не обходится ни одно уголовное дело. Документы, оружие, номерные знаки, деньги, картины — в институте исследуют все, даже моральный ущерб. По одной волосинке эксперты могут определить вид животного, по почерку — составить портрет преступника и выяснить причину самого большого пожара в Харькове.

За сливовый компот — трое суток

Однажды правоохранители задержали на вокзале парня с трехлитровой банкой, полной темно-коричневой жидкости, рассказывает заведующий лабораторией физико-химико-биологических исследований Александр Прокопенко. По внешнему виду она походила на концентрат маковой соломки. Парня задержали, а жидкость отправили на экспертизу. Оказалось, что трое суток он просидел только за то, что вез сливовый компот. Через полчаса после выдачи результатов парня отпустили, а вот банка осталась в НИИ. «Часто в тюрьмы пытаются что-то передать. Однажды нам на исследование поступила обычная советская поздравительная открытка. Очевидно, у тюремщиков возникли какие-то подозрения, ведь раньше ничего не передавали. Когда открытку разрезали, из нее высыпался гашиш».

Эксперты института разработали уникальные методики определения давности смерти в тех случаях, когда медики бессильны. «Определенные насекомые (жучки, личинки) живут рядом с телом умершего человека в разные периоды. Можно определить момент наступления смерти сроком до трех месяцев. А вот медики уже через три дня после смерти сомневаются», — рассказывает заведующий. Такой методики нет нигде за рубежом, ответственно заявляют харьковские эксперты.

Сколько стоит Страдивари

Эксперты института занимаются не только уголовными делами, но и произведениями искусства — их оценкой и выяснением подлинности. Часто исследуют картины и иконы, которые вывозят за границу. Харьковских специалистов не раз звали в Эрмитаж определять подлинность картин. Исследовали и «Апокалипсис Иоанна Златоуста» 1460 года. «Она весила 11 килограммов и состояла из 3000 страниц, предсказывающих конец света. Эту книгу считают началом нашей фармации, поскольку в ней содержалось множество рецептов монашеской медицины, рецепты капель и примочек», — рассказывает заведующий лабораторией баллистических и технических исследований документов Иван Собакарь. Однажды даже довелось исследовать женские украшения из редких черных бриллиантов, которые таможенники обнаружили у немца. А вот яйца Лорье или Фаберже здесь частые «гости» — их исследуют по 5—7 раз в год.

Изучали в институте и две старинные скрипки, сделанные больше 200 лет назад в мастерских Амати и Страдивари. «Женщина, которая принесла скрипку Страдивари, сказала, что, когда ее дочь оканчивала музыкальную школу, преподаватель попросил продать ему инструмент и предложил за скрипку тысячу долларов», — рассказал Иван Степанович. Женщина засомневалась, поскольку с виду инструмент был невзрачным, и она не думала, что за нее могут предложить больше 100 долларов. Эксперты определили вид древесины, а внутри обнаружили герб мастерской Страдивари. Харьковчанка рассказала, что ее прадедушка играл первую скрипку в симфоническом оркестре генерал-губернатора Одессы, а после революции дед ушел из оркестра с инструментом. Так она осталась в их семье и передавалась из поколения в поколение. Эксперты оценили ее в $6,5 миллионов.

«Другую скрипку принес парень. Но перед этим дважды покрыл ее паркетным лаком. Оказалось, это была скрипка Амати. Ее стоимость колебалась в районе $4—4,5 миллионов, но из-за того, что ее покрыли лаком, дороже, чем за 100 долларов, ее не продашь», — говорит Иван Собакарь.

В частных коллекциях харьковчан — много редких, дорогих экспонатов. Приносили на экспертизу картины Левитана и Шишкина, а полотно Айвазовского даже оценили в $2,5 миллиона.

Эксперты по эротике

«Что ни год — то резонансное дело, – говорит директор института Михаил Цымбал. – В 2007-м — экспертиза неосторожного убийства Евгения Кушнарева, в 2008-м — пожары на рынке «Барабашово», ДТП на Полтавском Шляхе, ЧП в парке Горького, когда из аттракциона выпала львовская студентка». В институте устанавливают, кто стал виновником ДТП, что стало причиной пожара или потопа у соседей и даже могут отличить эротику от порнографии. Самым сложным в исследовательской работе директор считает экспертизы после пожаров, поскольку приходится просеивать тонны мусора, чтоб определить причину возгорания. «Когда сгорело бывшее здание театра Пушкина, нам потребовалось два месяца только для того, чтобы изучить пепелище», — вспоминает Михаил Леонидович.

Специалисты НИИ делают экспертизы и за пределами Харькова. Например, сотрудникам института по вызову Генпрокуратуры приходилось выезжать в столицу, когда был убит журналист Георгий Гонгадзе.

Несколько лет назад в стенах института организовали музей основателя, где хранится личное дело самого криминалиста Бокариуса, его научные работы, раритетные издания и вещи. А на прошлой неделе здесь появился и сам основатель института: восковая фигура восседает за столом, подперев голову рукой — будто задумался над очередной экспертизой.

Лина Полишко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты