Кто такие руферы и зачем им такая опасная жизнь?

0

Один из самых известных руферов мира Кирилл Вселенский рассказал о предстоящих поездках и выставке, а также объяснил, почему с парашютом прыгать страшнее, чем лезть на звезду сталинской высотки.

Кирилл Вселенский в свои 22 года побывал на всех (видимых человеческому глазу, но порой непосильных сознанию) точках Москвы, голубой мечети в Стамбуле, Великих пирамидах Египта, Шанхайской башне в Шанхае и Сайчерче в Гонконге. Его философия проста: чтобы узнать мир, необходимо путешествовать, чтобы прочувствовать тот или иной город, необходимо посмотреть на него сверху. Именно так, по мнению бесстрашного руфера (от англ. roof – «крыша»), плоские дороги и стены домов обретают рельеф, а человек – истинную свободу.

Как всё началось

– Когда меня спрашивают, чем я занимаюсь, обычно говорю про фотографию. А руфинг – это в первую очередь впечатления. Я начал залезать на крыши, потому что мне просто нравилось открывать свой город с разных новых точек. Только года через полтора-два купил фотоаппарат и стал фотографировать. Во вторую очередь – это уникальные снимки города, которые нельзя достать никакими другими путями. Официально на такие точки даже не пускают. И в третью очередь – это приключения, драйв, адреналин. Когда тебе каждый раз нужно придумывать, как обойти охрану и систему защиты и попасть куда-нибудь, где тебе интересно.

В 2010–2012 годах в Москве было такое соревнование – кто куда больше залезет. Самое главное впечатление – от вида, и оно не зависит от того, как ты куда-то попал: просто прошёл консьержку и было открыто, либо ломал 40 минут замок. То есть, то, что ты увидишь в конце, никак не зависит от того, как ты попал на крышу. Поэтому для меня нет разницы – официально я прошёл или неофициально. Пытаюсь, куда можно, попадать официально, но, к сожалению, не везде получается…

Постепенно я начал монетизировать всю эту историю. В прошлом году ко мне прилетел друг из Америки и нам нужны были открытки Москвы. Но все были либо ужасного качества, либо старые. Мы решили собрать все лучшие видовые фото Москвы, открыли проект Moscow Views. Делали упор на фотографиях видов без экстрима, чтобы показать, что в том, чем мы занимаемся, много красоты. Даже когда нас ловит охрана или полицейские, начинаешь им показывать фотки не только типа «я на краю звезды», а какой тебе открывается с неё Москва. И сразу, как правило, они начинают лояльно относиться.

На крыше каждый сам за себя

– Да, это старый закон. Не знаю, почему так вышло… Изначально мы лазали поодиночке, а только потом начали знакомиться, то есть, по сути, не было никаких связей дружеских. И тот, кто убежал, молодец.

Тот, кто не убежал, посидит два часа в отделении. Но если вы вдвоём-втроём отправились в поездку за рубеж, то там это уже не работает. Там все друг за друга. Ты понимаешь, что последствия от того, что ты оставишь друга одного, иные. Например, в самом высоком здании Гонконга нас задерживала охрана. Была возможность двум убежать, но мы не убежали, потому что в зарубежных поездках так не стоит делать.

О выборе стран для путешествий

– Изначально хотелось, чтобы было наиболее дёшево. Да и сейчас такой же принцип. Вот получил визу и в конце августа поеду в Лондон. Плюс ещё по степени популярности смотрю. В Лондоне не был на крыше ещё никто, кроме местных. Поэтому будет круто исследовать. Планировать маршруты обычно начинаю за неделю. В Лондоне есть клёвый квартал типа «Москва-Сити» (район небоскребов). А! Самое главное: в первый же день пойду в больницу из второго сезона «Шерлока». «Заруфлю» её и покажу всем, как Шерлок свалил.

У меня есть куча фото и видео от первого лица, как всё выглядит для человека, который лезет. Мы с ребятами сейчас снимаем всё на вертолёте со стороны. Планируем сделать из этих материалов большую выставку. Попробуем смонтировать документальный фильм о руфинге. Посетим сталинские высотки, стройки, самые высокие дома в Москве – то есть, все точки, которые можно в Москве посетить, заново посетим и опишем это своими словами. Планируется эта выставка в Москве и Лондоне.

О знакомствах

– Больше всего я благодарен крышам, наверное, за знакомства. Мой круг общения значительно изменился. И это очень здорово. Как правило, у людей в жизни появляются друзья там, где они учатся или работают. И я считаю, что эта дружба – вынужденная. Ты дружишь с человеком не оттого, что он близок тебе по духу, а потому, что вы с ним случайно оказались вместе в одном классе, в одной группе в институте, на одной работе. А мой круг общения – это близкие мне по духу люди, которым интересно то же, что и мне: исследовать свой и чужой город, которые не боятся что-то нарушать. Самое главное – это люди. Плюс уверенность, что даже то, что кажется невозможным, возможно.

Об организации свиданий на крышах

– У меня вся личка забита вопросами: «Как попасть на крышу?» И самый частый запрос: «У меня есть девушка, и я хочу её сводить». Года два или три назад начал показывать людям крыши за деньги. А в этом году подумал, что мне неинтересно водить человека за тысячу рублей на крышу. Решил сосредоточиться только на свиданиях: отнимает мало времени – приносит много денег. Ну и есть в этом некое чувство прекрасного, когда ты понимаешь, что за неделю сделал романтические вечера 7–10 парам.

В прошлом году мы пытались согласовать такие свидания с мэрией Москвы. Вообще, почему так популярны и в Питере, и в Москве эти экскурсии на крышах? Во всех столицах мира есть куча смотровых площадок. Ты можешь подняться официально на крышу и увидеть город. В Москве и в Питере такого в принципе нет, поэтому есть большой рынок нелегальных экскурсий. Легализовать его пытались и пытаются уже несколько лет как в Питере, так и в Москве. В прошлом году в Москве нас приглашали в мэрию, и мы пытались подумать вместе, что можно сделать. В итоге ничего не придумали. Самая большая сложность в том, что мы водим экскурсии на жилые дома, а сделать в жилом доме смотровую площадку нельзя. Нужен отдельный вход, разрешение жильцов и всё такое прочее. Власти, с одной стороны, желают это узаконить, но нет такой возможности. Нет и сильного желания: есть несколько вариантов, но как-то всё не до этого.

Об отношении родителей к руфингу

– Родители мне не пытались препятствовать. До 18 лет лазил в Москве, особо не привлекая внимания к этому. Первая история была в 2012 году, когда родителям показали друзья мою фотку на обложке «Комсомольской правды» с моста во Владивостоке. Тогда сказал, что мы поехали снимать туда официально, а оказалось, что вот так вот. Было написано, что это нелегально. И родители не могли никак этому препятствовать, потому что всегда занимался этим на свои деньги. Пошёл работать с 18 лет. Фотоаппарат тоже купил на свои деньги и потом начал им зарабатывать. Сейчас, когда они видят, что это всё переросло в такой род деятельности, которым можно зарабатывать, они относятся к этому вообще нормально.

О страхах

– Много раз был на звезде на Котельнической набережной, с другом лазил недавно и никогда не поднимался на самый верх, на саму звезду, потому что это казалось не стоящим того. Но вот ради вертолёта поднялся, и это оказалось не так страшно, каким виделось когда-то давно. Самый главный момент: если туда попадают рабочие, то и я так же могу попасть. Если там уже кто-то был даже гипотетически, значит, ничего в этом нет страшного.

Всё зависит от того, как ты контролируешь своё тело. Так как уверен, что не закружится голова от высоты, не потеряю равновесие, то чувствую себя спокойно. Но зато боюсь прыгать с парашютом. Мне кажется, что он может не раскрыться. Потому что не пойми кто складывал. Да даже если я буду его складывать, всё равно может не раскрыться.

Чем отличаются крыши в Москве и Петербурге

– В Москве нет открытых крыш, там очень быстро всё заваривают. А в Питере очень легко попадать на крыши, потому что ты попал на одну и прошёл ещё 50 заодно. В Москве это всегда «один дом – один подъезд». И ты с одной крыши на другую никак не попадёшь. Плюс в Москве очень много консьержек, охраны и всего такого. Короче, в Москве всё это делать значительно сложнее, чем в Питере…

…Мне очень нравится Москва, но хотел бы каждую зиму сваливать куда-нибудь, где тепло. Не знаю, получится ли в этом году, но очень надеюсь, что в следующем прямо 100 процентов. Были такие планы, но пока не получается из-за всяких рабочих моментов.

О планах и мечтах

– Меня интересуют не только крыши, но и вообще много всего крутого и масштабного: мосты, тоннели, большие заводы, водохранилища….. Для меня всё на крышах не заканчивается. Это моё хобби, и оно таким останется. Буду стремиться его популяризировать. Смонтируем видео, за счёт него как раз и попробуем продвинуть блог на английском языке, который сейчас делаю. Плюс проект с выставкой. Он задуман для того, чтобы продвинуть off limits (места, запрещённые для посещений. – Ред.). В прошлом году сделали с другом, с которым как раз постоянно лазаем, фотоагентство. Очень долго не могли придумать для него название. В начале этого года нас осенило: Off limits. Люди будут заходить на сайт и видеть: помимо того, что мы сами фоткаемся, ещё можем снимать профессиональные интерьерные, архитектурные, пейзажные фотографии. Надеюсь, что такой метод привлечения сработает, и нас будут приглашать что-нибудь снимать интересное за деньги. И легально.

Ещё есть у меня мечта построить свой небоскрёб. Мне очень интересна архитектура, планирование зданий и городов. В два института подавал документы – в автодорожный, в котором учился, и в архитектурный, в который прошёл, но не пошёл туда. И, попав в самую (на тот период времени) крутую строительную компанию Москвы, где работал у Полонского менеджером по спецпроектам, очень вдохновился всей этой историей со строительством домов.

Полина Горбань,
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты