Кужель: Сейчас я бы ввела жесточайшую диктатуру

0

Пожалуй, по Украине кризис все же ударил сильнее, чем по другим странам. Каждый из нас справляется с ним как умеет. Безусловно, множество проблем ложится на женские умы и плечи. А как с ними справляются женщины, отягощенные ответственностью? Об экстриме своей работы, о кризисе и выходе из него рассказала глава Государственного комитета регуляторной политики и предпринимательства Александра Кужель.

– Александра Владимировна, начнем с «лирики»: как вам работается с Тимошенко? Изменилось ли как-то ваше мировоззрение с переходом из «бело-голубого» лагеря в «бело-сердечный»?

– Ну, во-первых, я ни в какой лагерь не переходила. Теперь, слава богу, я вообще не член никакой партии и имею возможность работать для участников всего политического спектра. Во-вторых, я не меняюсь в зависимости оттого, в чьей команде я работаю. Я как была Александрой Кужель – ей же и осталась.

Единственное, что, может быть, проблемы у меня теперь другие, потому что я пришла в совершенно другую Украину. На тот период (1998-2004 гг. – Прим. Л. Н.) отношения между бизнесом и властью были одни, сейчас, к сожалению, все гораздо сложнее.

– То есть, сейчас работать стало сложнее?

– Сейчас работа стала более экстремальной. Все идет на грани экстрима, все принятия решений. 16 июня, например, в шесть утра снимают побои с предпринимателя в Луцке, 13-го июня ночью – тяжелейший конфликт на рынке «Куяльник» в Одессе. В это время боевые действия на авторынке в Запорожье и еще в Ровно. Кроме того, что каждый день поступают заявления по рейдерским захватам.

– Прямо «горячие точки» какие-то…

– Так я же и говорю: состояние абсолютного экстрима.

– Но в целом, работать у Тимошенко вам нравится?

– В том направлении, в котором я себе наметила и работаю с правительством, – я довольна, от премьера идет стопроцентная поддержка.

– А что скажете об антикризисной работе украинского премьера?

– Я раньше говорила и сейчас скажу: не может быть в кризис единой антикризисной программы. Не может быть! Это блеф! Антикризисные программы должны быть в каждом из направлений. Мы, например, за два месяца на своем сайте собрали бизнесовые антикризисные предложения – люди сами написали, в чем и чем им помочь. Далее я оформлю это своим приказом. Это наша внутренняя отраслевая антикризисная программа. И такое должно быть в каждом из направлений: по кредитным союзам, по банкам, по промышленности, по химии и т. д. В противном случае, извините, будут тонны «пустых» бумажек.

– А как вы относитесь к тому, что Верховная Рада тайком увеличила себе финансирование почти на 100 миллионов гривен. Как, по-вашему, это называется?

– Я не верю, что можно тихонько увеличить финансирование, не проводя согласованные с правительством изменения в бюджет. Поэтому это может быть только документ, который рассматривался на комиссии Верховной Рады и в сессионном зале, но в любом случае «тихо» тут все быть не может.

Другое дело, что на это в политической борьбе никто не обратил внимания, но, наверное, депутаты как-то это все-таки обосновывали. Я, кстати, тоже считаю, что мне нужно увеличить финансирование и буду просить об этом бюджетный комитет.

– То есть?

– Мне дали 20000 гривен командировочных в год, я их потратила за первый квартал, потому что у меня каждый день жалобы, и я должны высылать людей в командировки по рейдерским захватам. И если я быстро этого не сделаю, человек может лишиться собственности. Я интересовалась, какую сумму выделяют на командировочные в других министерствах – у них по 120 тысяч в месяц, а у меня 20 тысяч в год.

– Александра Владимировна, теперь о «бытовухе»: какая сейчас реальная ситуация на украинском валютном рынке? Народ озадачен, некоторые эксперты советуют срочно «сливать» доллары, кто-то рекомендует запасаться евро или, наоборот, копить в гривне. А вы что скажете?

– Никогда в этом направлении не буду советовать. Помните, как нам в свое время насоветовали брать валютные кредиты? Это, мол, замечательно, а народ теперь на грани самоубийства. Я считаю, что деньги – если они у вас есть, нужно держать в трех валютах. Существует семь американских законов, как выжить в инфляцию и первый из них – деньги нужно вкладывать в то, что не портится, в недвижимость.

Если у кого-то есть возможность приобрести дом, то его нужно покупать сейчас – дешевле он не будет никогда. Если кто-то хотел машину – тоже нужно брать сейчас, а не держать сбережения в деньгах.

– Ну, а что делать тем, кто откладывал, например, на учебу, на лечение или «на черный день»?

– Эту сумму можно разделить на три части. Тогда будет спокойнее, три валюты сразу не упадут. Я не могу считать себя экспертом в этом направлении, но в связи с тем, что читаю много экономической литературы, могу сказать: финансовые аналитики обосновывают падение доллара тем, что американцы сделали сумасшедшую эмиссию. В связи с этим существует опасность падения доллара.

Но в тех количествах, в которых они у нас есть, нам нечего опасаться. Такие вещи серьезны для русского капитала, для наших олигархов, которые хранят свои средства на долларовых счетах, а тех, у кого тысяча-две долларов, это мало коснется и не сильно расстроит.

– Как, и у вас всего «тысяча-две»?

– Я, например, год откладывала на отпуск. Мне надо было поехать в Словению на лечение, я две недели в году езжу туда на замечательный курорт. Я откладывала в евро, меняла в течение года понемножку и очень спокойно собирала, даже когда евро было по 10.

– Теперь совершенно заезженный вопрос: когда у нас закончится кризис и что нужно, чтобы этот конец приблизить?

– А мы с вами ничего не можем ускорить – это не наш с вами кризис.

– Но пресловутого дна, о котором твердят эксперты, мы уже достигли?

– Никогда не спрашивайте о прогнозах! По результатам экспертов, у нас пошли очень хорошие позитивные тенденции. Ну, знаете, когда у человека, который болеет, спрашивают: «Как дела, ты уже поправился?» А он отвечает: «Нет еще, но есть позитивные тенденции». Вот, точно так же сегодня говорят об экономике Украины.

– Оптимистично звучит, однако…

– Но это правда! И независимый Пасхавер, и Порошенко из Нацбанка – они совершенно правильно говорили: есть позитивные тенденции. Но мы не можем выздороветь отдельно от всего мира, мы задействованы во взаимосвязанном процессе. Кризис – мировой, у нас лишь последствия этого кризиса, связанные с кредитами, которых мы понабирали, и с экспортом.

– А делать-то что? Просто сидеть и ждать пока мир расхлебается?

– Скажу свое ощущение, только вам оно точно не понравится: я бы ввела сейчас жесточайшую диктатуру, поскольку сейчас творится такой бардак! И это прикрывают кризисом. При этом можно показывать пальцем на премьера, президента или главу парламента. Но, позвольте, ребята – когда не выполняются законы, когда многие представители прокуратуры «играют» на местах, когда в регионах по части антикризисных мероприятий идет своя отдельная жизнь, никак не связанная с центральной… Для меня это самое сложное – у нас нет вертикали выполнения решений.

– Теперь о политике. Как вы расценили ваше увольнение из фракции и Партии регионов?

– Я много раз интересовалась этим, но мне так никто и не ответил. Я не могла ничего спросить, потому что не с кем было говорить. Очень надеялась, что меня пригласят на какое-нибудь собрание, где мне можно будет сказать «последнее слово»…

Но знаете, я не испытываю ни обиды, ни боли – меня до этого уже однажды сильно обидели. Я верующий человек, я смогла всех простить. Когда после аварии в прошлом году я попала в Иерусалим, я поставила за Януковича свечку, хотя у меня на него было больше всего обиды.

Я никогда ни на кого не держу обиды. И не дружу только с отпетыми подлецами – им я никогда не протяну руку, мне просто это неинтересно. А со всеми остальными нужно, по крайней мере, сосуществовать для того, чтобы проводить решения, которых от меня ждут остальные.

– Александра Владимировна, в заключение парочку антикризисных рекомендаций «от Кужель»?

– Я скажу о том, что мне ужасно нравится, о чем мы с вами все время говорим. И вообще, это самое главное – отпустите от себя негатив. Если мы все время будем жить в нем и ожидать плохого – мы его притянем, я уверена в этом.

Как-то я смотрела старый советский фильм «Джентльмены удачи» и там был «новогодний» эпизод, когда идет девушка и поет «Проснись и пой», а вокруг спешит советский народ…. И, знаете, так стало завидно! Самой себе позавидовала, ведь мы в то время постоянно ожидали улучшений, двигались вперед, строили планы.

А в последнее время, с кем бы я ни общалась, все находятся в страшном негативе – на политиков, на жизнь, на кризис. Вокруг раздражение, почему-то стали очень популярными люди, которые агитируют «Всех вон!» или предлагают поубивать.

Но ведь это путь в никуда. Да, я тоже хотела бы иметь завод, дом, но я имею только то, что имею, и я уважаю тех, кто смог это заработать. Кто-то скажет: не заработать, а украсть. Ну, а я не смогла. И уж, извините, никто из них честно не украл, но мы почему-то не сказали об этом раньше, мы это переступили.

Помните, что сделал Тони Блэр, чтобы покончить с разговорами на тему, кто честнее украл? Он принял закон «На порыв ветра». По этому закону, те, кто приватизировали предприятия, и считали, что у них цена несправедливая, доплатили один раз – и все, на этом все закончилось.

В общем, дорогие мои, уберите негатив и думайте о хорошем. Поверьте, из любой ситуации всегда есть выход. Нужно себя настраивать на позитив, ведь когда ждешь позитива, его и получаешь.

Лера Нежина,
ForUm

Поделиться.

Комментарии закрыты