Леонид Грач: «Главное – не дать повод назвать тебя подлецом»

0

Глядя на него, думаешь, что перед тобой жесткий, амбициозный трудоголик, чуждый простых радостей жизни. А начиная общаться с этим человеком, понимаешь, как обманчива бывает внешность…

– Леонид Иванович, как отдыхаете?

– Вот так сразу быка за рога! Для меня проблемы отдыха не существует, потому что его нет, этого отдыха. Мы беседуем с вами в разгар сезона. Я один-единственный раз искупался в море, когда, будучи по делам, заехал на пляж санатория в Ялте.
Многие думают, что тот, кто живет в Крыму, только и отдыхает, – они глубоко ошибаются. Накапливаешь то, что называется негативом, а отдых, который для меня существует, это утренняя, с 6 утра, со своей любимой собакой, голден-ретривером Зиппо, прогулка. Мы с ним каждое утро, когда я в Симферополе, проходим порядка 6 км, и оба остаемся довольны друг другом. Правда, последний год к нам присоединилась Дашка (дворняга), очень умная и преданная.

Второе – я стараюсь раз в неделю ходить в русскую баню. Это настолько снимает усталость, что на 2-3 дня хватает. Но только русская, никакая другая. И, естественно, чтобы была хорошая постоянная мужская компания, потому что когда люди в бане нагишом, вся фальшь внутренняя, флюиды негативные просто ни к чему. И третий мой вид отдыха, когда накапливается негатив, – надо побыть в одиночестве.

– Вы любите одиночество?

– В последние годы, к сожалению, да. В чем одиночество – это сесть в своем дворике на скамеечку, а у меня, помимо Зиппо, дома еще есть терьер Мануэль, той-терьерка Лайла. Это все необычайные сотворения. Есть Клеопатра, Клёпа – кошка. Клёпа с Зиппой дружит, с Клёпой Мануэль и Лайла воюют. А сейчас внучка еще привезла из Киева, даже и выговорить не могу… чихуахуа, причем с таким именем, которое имеет президент Аргентины, и жена Обамы – Мишель.
И еще одна разновидность отдыха – это все-таки сон.

– А сколько спите?

– Очень мало, к сожалению, потому что с пяти утра писать, читать – это мое состояние. Когда весь мир спит – для меня это самое продуктивное время.
Я жаворонок. А супруга у меня сова. Стоит мне день-два отоспаться, отлежаться, как собаке зализать раны свои, – тут давай уже мне активность. Активность – во встречах с друзьями, и активность – это политика. Вот в таком замкнутом цикле я и живу. Не могу себе представить, чтобы я на 10-12 дней отключился, не так устроен. Знаю, что для здоровья это неправильно. Но себя не переделаешь.

– Вы скорее консерватор?

– В принципе, с годами все становятся консерваторами.

– У Козерогов, говорят, это сильно выражено.

– У Козерогов – да. Я буду долго-долго старое потрепанное носить, не потому что жалко, а потому что удобно, привык. Консерватизм – это опыт, который превращается в мудрость, это некая защита, сохранение чего-то. Другое дело – насколько я могу реально смотреть на жизнь. Мне мой консерватизм не мешает, думаю, что я реально смотрю на жизнь.

С точки зрения домашних – им не повезло со мной, тем более у меня и Рыбка, и Львица, и Близнец, и Весы – чего только нет. Я имею в виду состав семьи.

Я, к сожалению, обладаю (к сожалению – потому что все потом оправдывается) дьявольской интуицией, я все чувствую, предвижу наперед. Мои прогнозы сбываются. Они ж на опыте основаны. Думаю, что пройдет время, когда-то домашние скажут спасибо папе, дедушке, потому что от многих ошибок нас предостерегал, уберегал и т.д. Но через требования.

– Говорят, что вы вспыльчивый и отходчивый.

– Я весьма и весьма толерантный человек. Несмотря на то, через какие тернии я прошел, сколько видел предательства и хамства. Я в принципе не воспринимаю двуличие и непорядочность. Не предал партию и свои взгляды на мироустройство. И после этого еще и быть толерантным?! Вот еще есть понятия – принципиальность и категоричность. Категоричность – это форма выражения. Можно объяснить, что, извините, пожалуйста, я ни на йоту не буду и т.д. Это не категорично. А можно сказать: пошел ты, потому что так надо… Принципиальность – это да. А вспыльчивости у меня как таковой нет. Я в гневе ничего не решаю. А жалею ли я, если, скажем, нашумел? Для Козерогов это состояние. Они должны шумнуть, вышел у них адреналин – и они тут же, как обмякшие лютики. И потом они человеку простят его и грехи, и обиды. И чувствуют себя еще и виноватыми. Я открытый и честный человек. Мой главный девиз в жизни: главное – чтобы ты не дал повод назвать тебя подлецом.

– Если бы вас попросили выстроить приоритеты, что было бы на первом месте?

– Семья и политика. Я не могу просто определить, что первичней… Я имею прекрасную семью, прекрасную супругу. Мы встретились на первом свидании 1 января 1968 года в Севастополе, я был простым солдатом Советской Армии. Это мой день рождения, почему и увольнительная была. Мы пошли в Дом офицеров в Севастополе на концерт Эдиты Пьехи.

– А жена Львица? Как же вы живете? Это же гремучая смесь должна быть.

– Мы поженились в 1970-м. А вместе с 1 января 1968 года. 40 лет. Я точно могу сказать, что однолюб. Мне никто больше в жизни не нравился. Она душой завладела. Легко ли? Нет, не легко. Львицы очень строгих правил. Ни на измены, ни что – прощения не будет. Они очень щепетильны и принципиальны. Она пожертвовала мне свою жизнь: семья, я, моя карьера. Она все время как ангел-хранитель за спиной. И мне удалось найти компромисс. Я считаю, что я руковожу дома, а на самом деле она все решает.

– Леонид Иванович, как считаете, чем скрепляется брак?

– Общее единство, видимо, скрепляется взаимными чувствами, моралью, проверкой временем, уступками, помощью и т.д. У нас и дети, и внучка говорят: «Бабушка у нас святая». Она как платочек – все поплакались. Я пошумел, она пожалела. Обязательно, когда моменты бывают, что я на детей наступаю, тогда она на их сторону переходит тут же, предательница. А когда она наступает, а я молчу, она говорит: «А ты что молчишь?» Если бы все заново пройти, я бы другой жены и семьи не хотел бы.
Семья, в конечном итоге, один центр принятия решений, но домашних. Мне чертовски повезло, моя жена никогда в мои политические дела не вмешивается, ни в те времена, ни в эти. В политике она участвует на уровне литературного критика и телекритика: вот ты не так сказал, почему пошел не в той рубашке, не в том галстуке, и вообще, когда ты успокоишься? Ну это я ей разрешаю всегда говорить. Редкие мои телепередачи, редкие мои статьи и комментарии – когда хорошо, без замечаний с ее стороны.

Когда в первые годы после запрета партии и разорения СССР мы остались голодные и босые, я с двумя инфарктами, она вида никому не показывала, все в себе, гордая. Это ж для меня была опора. Так что я признаю ее заслуги, но только в праве на критику и передо мною.

Разрушить вообще семью – много ума не надо. А вот ее сохранить и пройти всю жизнь – это могут те люди, у которых есть в основе чувство ответственности, близости, порядочности. Последнее время я стал вновь больше говорить жене: «Я тебя люблю». Действительно, какое-то второе дыхание у меня проснулось на грани 60-ти. Причем это слово «люблю» – это не то, которое 40 лет назад. Тогда, наверно, внешний вид любил, молодость. А сейчас люблю – это некоторая сумма благодарности. Я когда-то подумал, что женам жизнь вообще подарила не самое легкое, а с другой стороны, – больше, чем матери. Не дай Бог, если бы мама знала, сколько недостатков у сына, сколько знает их его жена! Так мама бы его не вытерпела. В этом смысле я очень берегу свое семейное счастье, для меня по-настоящему оно дорого. В последнее время начал уже и шоколадки ей носить, и цветы, и мороженое. Она даже удивилась.

От Козерога-мужчины в молодости не дождешься ни безумных поступков, ни цветов, а вот к старости в романтику бросает. А Львицы – затаенные романтики. Они все, насколько я понимаю, это любят, но вида не подают. А Козерогу без вида нельзя.

– А что вы по дому делаете?

– Когда не было стиральных машинок или были такие, что надо было полоскать, тут я был начеку и помогал. Но научно-технический прогресс отобрал у меня это занятие.

Я в свое время любил убирать квартиру. У Козерогов все должно блестеть и быть расставлено по местам, ничего не должно быть видно. И я все это делал успешно, пока супруга не пришла к выводу, что лучше ей самой убирать, потому что после моей уборки ей надо ту или иную вещь несколько дней искать.

Сейчас я, конечно, стараюсь по дому ей помочь, тем более она у меня прихворала. Я всегда по утрам в магазин хожу. По двору сделаю, что нужно. Мусор только я выбрасываю, причем могу несколько раз на день это делать.

– А текущий ремонт? Кран сами можете починить?

– Я вызываю слесаря, потому что после моего ремонта придется менять весь кран, а так еще можно отремонтировать. А вообще у меня красный аттестат, я же закончил житомирское ПТУ, столяр-краснодеревщик. Если требуется мастер своего дела, я приглашаю мастера.

Хотя, чтобы не сложилось впечатление обо мне, все-таки я вырос в деревне, а там все умеют делать: могу и молоток держать, и что нужно отремонтировать, и прибить. Но это не есть постоянство. Я знаю, что многие политики этим хвастаются, но брешут, это точно.

– Жить в Крыму, иметь частный дом и не иметь садика…

– Почему, у меня есть. Я выполнил три мужских заповеди: родил сына, построил дом, посадил дерево. У меня 9 соток вместе с домом. Во дворе растут 3 березы, 2 ели голубые. Плодоносят инжир, кизил, гранат, персик-слива, хурма. Растет у меня зизифус разных сортов. Несколько кустов раннего столового винограда, очень вкусного. Ну и у супруги разные цветы, которые начинаются с весны и до поздней осени.

Вот такой небольшой дворик. И мои любимые четвероногие друзья здесь же бегают.
Есть такое народное выражение, что собака к хозяину, а кошка – к дому. И кстати, когда люди переезжают из дома в дом – собака без никаких, а кошка убегает назад. Кошка действительно такая, любит, чтобы ее любили. В лучшем случае пройдет, об ногу потрется – и пошла дальше. А собаки, когда ты приходишь, прыгают, радуются, бегают, облизывают, восторг проявляют искренний. Конечно, это взаимность, вне всякого сомнения. И преданность. Мы в добрых отношениях со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, еще когда он был митрополитом, рассуждали о собаках, он все признает за ними, кроме души. Сколько себя помню, у меня всегда были собаки. Это уже настолько органично, что дальше некуда.

– А почему выбран был голден-ретривер?

– Это не я его выбрал, он меня. 2002 год у меня тяжелейшим был (сродни августу 1991 года). А до этого у нас был трехцветный дворняга, мы его звали Цезарь. Ему было 1,5 годика, он на улицу выбежал на проезжую часть – и автомашина задавила его. Мы месяца три были в трауре, настолько тяжело было. Это ж друг настоящий. А меня из питомника МВД позвали, зная это, вообще у собачников свой мир, как говорится.

Они мне говорят: «У нас есть ретриверы». А на то время о ретриверах я просто не знал ничего. Мы сейчас их, говорят, выпустим из клетки. Выбегают они. А мы человек семь стоим у входа в этот ангар в сторонке. Мама выбегает, а за ней шестеро детенышей. И метров 70-100 пробежали, на нас никакого внимания. Один останавливается, глазищи вот такие, и поковылял к нам. Бежит-бежит, прибегает прямо ко мне, поднял голову, на ноги упал, и все. У меня все перевернулось, я его схватил. Мужики говорят – ну, все, твой, вопросов нет. Теперь это всеобщий любимец, он выбрал меня. Я за него переживаю. Спрашиваю все время, когда меня нет, покормили ли, как, что, чего. Они живут душа в душу с Клепой, с кошкой. Спят вместе. Она за ним хвостиком по двору, ждет, как дурочка, его у калитки, если он пошел на прогулку. А Зиппо очень не любит, когда она за калитку выходит, ругает, треплет, за шиворот принесет назад во двор.

– Говорят, что собаки и хозяева, которые живут долгое время вместе, становятся похожи друг на друга. А чем вы с ним похожи?

– Добротой. Зиппо в переводе с английского – молниеносный. Он принимает решение – и тут же его выполняет. Идет, казалось бы, полусонный. Глядь – Зиппо уже нет. Он тяжеловес, в нем под 50 кг. Но когда он бежит, не слышно. Он добряк, всем все прощает. Ему уже 7 лет, а вот мазун, как мы говорим, поласкаться, голову положить на твои колени – это его хлебом не корми. Ревнует, как и я. Если увидит, что Клепа на руки ко мне залезла, – все, как танк несется, хвать ее, оттащил от тебя и сам голову положил.

– Нужны животные в семье? Некоторые воспринимают их как друзей, а некоторые как «худобу».

– Я думаю, что из животного мира наиболее близки все-таки собаки, человек потерял бы главную составляющую своего внутреннего мира, покоя, проявления ласки, веру как таковую. Человеку свойственно заботиться, причем чтобы эта забота откликалась. Для меня безальтернативно – да, они нужны. Другое дело – это высокая степень ответственности. Разве ты можешь бросить, куда-то уехать, если кто-то не остался с ними. Дело даже не в кормежке, он чувствует, что ты с ним. И ты, когда приходишь и видишь всю эту искренность – становишься сам человеком. Тогда ты понимаешь, что им все равно абсолютно, кто ты, какой, есть ли у тебя деньги, связи. Бомжей полно, и рядом с ними верные собаки. Для нее бомж такой же родной хозяин, как и я для своего Зиппо. Неважно, народный ты депутат или кто-то другой. Вот в этом величие собаки в жизни человека.

Надежда Бабенко,
From-ua.com

Поделиться.

Комментарии закрыты