Люди-«ураганы»

0

За окном все еще полыхает кризис, а крупнейшие банки и инвесткорпорации США делят огромные бонусы. Особенно щедро – около 23 миллиардов – оценен труд сотрудников инвестиционного гиганта Goldman Sachs, где средняя зарплата составляет 622 тысячи долларов в год. Всего же по стране сумма вознаграждений бойцам финансового фронта – от маршалов до рядовых – может превысить 150 миллиардов! Это и есть та самая красная цена мирового кризиса: деньги налогоплательщиков попросту переложены в карманы финансистов. Впору задуматься о том, что, если бы краха Lehman Brothers и последовавших за ним событий не было, их стоило бы придумать.

Именно так рассудили члены Конгресса США, сформировавшие комиссию по расследованию причин финансового кризиса (FCIC). Судя по всему, виновными будут признаны как воротилы с Уолл-стрит, так и бывшие руководители регулирующих органов, которые создали все условия для непомерного надувания финансового пузыря. Речь, прежде всего, о чиновниках президентской администрации Билла Клинтона. А сам 42-й президент США может быть признан «крестным отцом» нынешнего кризиса.

А судьи кто?

Общее настроение выразил бывший казначей штата Калифорния Фил Энджелайдес: «Случилось землетрясение, и после него остались стоять только те здания, которые были в самом эпицентре несчастья. Миллионы людей без работы, миллионы потеряли свои дома, а Уолл-стрит устанавливает рекорды по прибылям и бонусам. Люди хотят понять: почему?»

В отличие от простых смертных у г-на Энджелайдеса есть шанс узнать правду, поскольку именно он возглавляет созданную администрацией и Конгрессом специальную комиссию по расследованию причин финансового кризиса. В ней 10 человек. Шестерых выбрали демократы, четырех – республиканцы. Среди них есть пара людей, очень критично настроенных по отношению к «жирным котам» с Уолл-стрита.

Комиссары разместились в самом центре деловой части Вашингтона, по адресу 1717, Пенсильвания-авеню – в одном из самых дорогих офисных зданий американской столицы. Что ж, восьмимиллионный бюджет, выделенный комиссии, позволяет такие излишества. А что? Расследование финансовой аферы тоже стоит денег, и немалых.

Более 30 экспертов и технических сотрудников помогут членам комиссии найти ответы на 22 вопроса, поставленные перед ними в президентском указе, чтобы понять, как случилось то, что случилось. Или, говоря словами самого Энджелайдеса, «истинные предпосылки и нынешнее состояние рецессии».

Мычание – золото

Став свидетелем первого заседания FCIC, невозможно отделаться от исторических аналогий. Происходящее до боли напоминает работу самой знаменитой экономической комиссии всех времен и народов – той, что расследовала причины Великой депрессии в начале 30-х годов прошлого века. Навсегда оставшийся в учебниках истории ее руководитель, юрист Фердинанд Пекора, в свое время ходил в национальных героях Америки. Под его вопросами всесильные «банкстеры», как их окрестил по аналогии с гангстерами журнал «Тайм», выглядели растерянными мелкими жуликами. «Уплатили ли вы подоходный налог в 1930 году?» – спрашивал Пекора магната Дж. П. Моргана. «Не помню», – бормотал легендарный миллиардер. – «А в 1931-м?» – «Не могу припомнить». – «А 1932-м?» – «Не помню…»

Потом профессор Селигман напишет, что комиссия Пекоры документально запротоколировала печальную истину о тотальной коррупции, породившей депрессию: «Признания правивших Америкой людей издавали “невыносимое зловоние”. В манипуляции на рынках ценных бумах, в пулы, жульнические спекуляции на биржевых курсах оказались вовлечены члены правительства, послы, генералы, президенты университетов, профессора и даже бывший президент США». Главным же практическим итогом усилий Пекоры стало принятие в 1933 году закона Гласса – Стигалла о ценных бумагах, разделившего коммерческие и инвестиционные банки и действовавшего более шести десятилетий. Кстати, его отмену в конце второго срока президентства Билла Клинтона многие в США рассматривают как фундаментальную причину нынешнего кризиса. Первые результаты работы нынешней комиссии подтверждают эту версию.

Следствие без последствий

Происходившее в здании на Пенсильвания-авеню выглядело как дежавю. Современные финансовые воротилы мычали не менее красноречиво, чем Морган. Солидные люди – главы самых больших финансовых корпораций Америки и мира – Ллойд Бланкфейн (Goldman Sachs), Джеймс Даймон (JPMorgan Chase), Джон Мак (Morgan Stanley) и Брайан Мойнихен (Bank of America) лепетали нечто нечленораздельное в ответ на вопросы о природе и масштабах кризиса: «Мы без понятия, мы не в курсе».

Кризисы, рассуждал Даймон, это нечто такое, что «случается каждые пять-семь лет». То есть чего вы, ребята, кипятитесь, против природы не попрешь. Ему патетично вторил Бланкфейн, сравнивший финансовый катаклизм с ураганом, приход которого никто, кроме Господа Бога, не может предсказать. Энджелайдес не удержался и заметил, что «Бог и природа тут ни при чем, этот конкретный финансовый ураган дело рук человеческих».

В конце концов, банкиры выдавили из себя пусть и косвенное, но признание вины, впрочем, переложив основную долю ответственности на чиновников. «У регуляторов просто не было достаточных инструментов для защиты стабильности финансовой системы, – заявил, например, Джон Мак. – Сложность финансовых рынков и финансовых продуктов заметно возросла за последнее время, в то время как надзор и регулирование за этими изменениями не поспевали». Ллойд Бланкфейн пошел еще дальше: «Мы, конечно, чувствовали изменение ситуации, но видели в этом положительные моменты. Мы считали, если требования (государственных регуляторов. – Прим. авт.) упрощаются, то положение в экономике улучшается. И поэтому изменение ситуации не вызывало у нас таких опасений».

Глава комиссии и тут не удержался от комментария. По его словам, «все это похоже на то, как если бы кто-то сначала продавал машины с неработающими тормозами, а потом начал торговать страховками на эти машины». Г-н Энджелайдес заявил о проведении в этом году новой серии слушаний и подтвердил, что к 15 декабря 2010 года президент, Конгресс и общественность получат итоговый доклад комиссии. «Если мы все сделаем правильно, – отметил он, – наша работа послужит антидотом – в той же мере, в какой смогла стать в 1930-е годы комиссия Пекоры, – тем видам практики наших финансовых рынков, повторения которых никто из нас не хочет».

Впрочем, основные выводы можно предугадать уже сейчас. Причина кризиса в отмене закона Гласса – Стигалла при Билле Клинтоне и общей либерализации госнадзора за финансовыми рынками. Власти США, по сути, предоставили банкирам полную свободу маневра, отказавшись регулировать рынок производных финансовых инструментов (например, бумаг, привязанных к ипотечным закладным). Ну, а бизнес на то и бизнес, чтобы воспользоваться возможностью получить сверхприбыль, невзирая на опасность разбалансировки всей системы.

Среди членов FCIC и привлеченных экспертов немало тех, кто уже давно указывал на опасность такой политики. Например, нобелевский лауреат Пол Кругман высказал комиссарам пожелание – «проигнорировать советы, исходящие от так называемых мудрецов Уолл-стрита, потому что они не в состоянии предложить ничего разумного». Кругман намекает на авторов либеральной теории регулирования финрынков, коими по большому счету являются бывший глава ФРС Алан Гринспен, а также члены администрации Билла Клинтона. Можно не сомневаться, что они и будут признаны главными виновниками новой депрессии.

Николай Зимин,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты