«Майдан» по-мусульмански

0

Махмуд Ахмадинеджад

Президент Ирана, один из лидеров иранских фундаменталистов, сформировавший консервативное правительство страны после поражения реформистов на президентских выборах 2005 года. Ранее – мэр Тегерана (2003-2005), советник министра культуры и образования, губернатор провинции Ардебиль, преподаватель в Тегеранском университете науки и технологий. Правительство Ахмадинеджада возобновило активную работу по иранской ядерной программе, категорически отказавшись от уступок западным странам в этом вопросе.

Мир-Хосейн Мусави

Возглавлял правительство Ирана с 1981 по 1989 годы, при президенте Али Хаменеи. На должность премьера его выдвинул парламент страны; после Мусави должность была упразднена, а функции премьер-министра перераспределены между президентом и его заместителем. Мусави – художник и архитектор, президент Иранской академии искусств.

После трех дней акций протеста иранской оппозиции, считающей сфальсифицированными результаты президентских выборов, на которых, по официальной версии, победил действующий глава государства Махмуд Ахмадинеджад, в развитии событий наметился поворот на 180 градусов. Совет стражей Конституции, специальный иранский надпарламентский орган, имеющий полномочия проверять любое решение на соответствие Основному закону страны, постановил пересчитать голоса избирателей.

Без Интернета, зато с картошкой

Президентские выборы в Иране, результаты которых не предсказали заранее только недальновидные идеалисты, были обставлены со всей серьезностью демократического процесса. Сначала прошла предварительная регистрация кандидатов, и темпераментные иранцы выдвинулись аж в количестве 475 человек. Затем Совет стражей Конституции отобрал для участия в выборах четырех достойных – не много, но и не мало, как раз достаточно для напряженной политической гонки.

Все будущие соперники Ахмадинеджада оказались в чем-то бывшими. Во-первых, это бывший – и последний – премьер Ирана Мир-Хосейн Мусави, которому предстояло стать главным конкурентом действующего президента. Во-вторых, это Мохсен Резаи, бывший командующий Корпусом стражей исламской революции – иранского элитного военизированного подразделения. Наконец, это бывший спикер парламента и действующий лидер реформистской Партии национального доверия Ирана Мехди Карруби.

Однако при этой поистине европейской демократичности иранские выборы не были лишены и настоящего восточного колорита. В частности, в какой-то момент предвыборной кампании в стране отключили доступ к социальной сети Facebook и микроблог-сервису Twitter. По мнению наблюдателей, произошло это из-за того, что оппозиция, не довольствуясь обычными СМИ, активно обращалась к электорату через Интернет. После того как в ходе теледебатов на отключение сервисов пожаловались главе государства, Ахмадинеджад широким жестом Интернет вернул.

Оппозиционеры уличили президента и в другом случае использования административного ресурса – при помощи корнеплодов. Правительство решило бесплатно раздать жителям сельских районов 400 тысяч тонн картофеля, залежавшегося из-за необычайно обильного урожая 2008 года. Однако соперники Ахмадинеджада обвинили его в подкупе бедняков и организовали несколько акций протеста под лозунгом «Смерть картошке!»

Ну и уж совсем неевропейской оказалась явка – 85% избирателей пришли на участки. Более того, голосование несколько раз продлевали из-за потока людей, желавших реализовать свое право на выбор. Аналитики считали, что наплыв избирателей может поспособствовать победе Мусави, так как чем дольше продлится голосование, тем больше на избирательные участки придет людей моложе 30 лет, большинство из которых – сторонники бывшего премьера. Однако обернулось все совсем иначе.

«Сталин» против «Горбачева»

После закрытия избирательных участков Мир-Хосейн Мусави объявил о своей победе на выборах: по данным политика, он набрал никак не менее 65% голосов. Однако практически сразу эти данные были опровергнуты государственным информагентством. Официальные итоги выборов оказались следующими: 62,6% избирателей отдали свои голоса за Ахмадинеджада, 33,8 – за Мусави, 1,7 – за Резаи и лишь 0,9 – за Карруби.

Мусави, не считающий себя проигравшим, сразу же сделал все необходимое для того, чтобы опротестовать результаты выборов, и подал жалобу в Совет стражей Конституции. Однако нет сомнений, что гораздо больше экс-кандидата для пересчета голосов сделали его сторонники, которые самоотверженно вышли на улицы отстаивать свое право на честные выборы под лозунгами «Долой диктатора!» и «Ахмади! Оставь страну в покое!». Они уверены: Ахмадинеджад достиг переизбрания нечестными методами.

Протестующим пришлось вытерпеть многое: против них были брошены силы иранской полиции, которая пустила в ход слезоточивый газ и дубинки. Досталось демонстрантам и от десятитысячной армии сторонников Ахмадинеджада, которые нападали на них и забрасывали камнями.

Протестные действия происходили не только на улицах: так, 120 сотрудников Технологического университета Шариф в Тегеране уволились в знак несогласия с переизбранием Ахмадинеджада. Поддержка оппозиционерам пришла и из-за рубежа. Иранцы, живущие за границей, устроили митинги в Берлине, Париже, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и других городах. Они утверждали, что их голоса вовсе не были учтены.

Наконец, заметили происходящее и мировые политики, первоначально вяло реагировавшие на происходящее из-за нежелания вмешиваться в демократический процесс голосования (или лишний раз дразнить Махмуда «я обогащаю уран» Ахмадинеджада). Так, представитель Белого дома Роберт Гиббс и вовсе восхищался энтузиазмом, который выборы вызвали у молодых иранцев. И по мере развития событий заявления зарубежных политиков становились все более жесткими.

На пороге революции

15-16 июня положение в Иране приблизилась к критическому: Мусави удалось собрать на митинг в Тегеране сотни тысяч своих сторонников. Таким образом, оппозиция пошла на прямой конфликт с государством: ранее эта акция была запрещена. Власти этот вызов приняли, и постепенно стали поступать сообщения о все большем количестве убитых. В конце концов, эту информацию стало трудно замалчивать, и государственные СМИ сообщили, что семь человек были застрелены при попытке напасть на военный пост и повредить государственную собственность. Конечно, полиция заявила, что этот инцидент никак не связан с происходящими в стране акциями протеста, а то, что люди были убиты непосредственно возле одной из площадей, где митинговала оппозиция, – просто случайность. Однако факт, что участники «нападения на военный пост» были не задержаны, а застрелены, говорит сам за себя – нервы у иранских властей на пределе.

Эти беспорядки уже стали самыми «кровавыми» в Иране за последнее время – так, жертвами студенческих волнений июля 1999 года были лишь четыре человека. Стоит учитывать, что семеро погибших – это только официальные данные, некоторые источники сообщают о 24 жертвах действий властей. Во вторник, 26 июня насилие не остановилось. Беспорядки не только продолжились в Тегеране, но и вспыхнули на улицах других городов: Мешхеда, Исфахана и Шираза. В последнем уже арестованы 100 человек.

Таким образом, оппозиционеры в прямом смысле кровью заплатили за решение о пересчете голосов. Совет стражей Конституции, принявший его, и впрямь попал в сложную ситуацию: законность выборов уже была признана, в том числе духовным лидером и Высшим руководителем Ирана аятоллой Али Хаменеи (напомним, что первое лицо в Иране – не президент, а именно духовный руководитель мусульман-шиитов). Однако оставаться «над схваткой» стало уже невозможно, и 12 стражей пошли на компромисс: итоги выборов проверят. Правда, не везде, а лишь на тех участках, где оппозиция увидела нарушения.

Правда, сам Мусави тут же поспешил заявить, что его не устраивает решение о пересчете голосов – его удовлетворят лишь перевыборы. Что ж, чего-то он уже смог добиться, и раз Ахмадинеджад на некоторые время уехал погостить в Екатеринбург, оппозиционеру следует ковать железо, пока горячо. Иначе пересчет голосов рискует пойти по молдавскому сценарию и лишь подтвердит победу Ахмадинеджада. О том, что в этом случае будет твориться на улицах Тегерана, заранее лучше не думать.

P.S.

Не секрет, что в последнее время во всех национальных конфликтах принято винить руку США или Запада. Однако, как говорят специалисты, в случае Ирана такой сценарий маловероятен. Все кандидаты на пост президента проходят через Совет стражей Конституции, а кого попало тот не пропустит. Во всяком случае, прозападного соотечественника, который способен посягнуть на государственное устройство страны, а тем более на примат духовной власти над светской.

Другое дело, что противники иранского режима могут учесть сегодняшнее недовольство населения (а движущей силой здесь является молодежь, которая в свое время свергла в стране режим шаха) и со временем им воспользоваться. И тогда это будет уже совсем другая история…

Подготовила Мирослава Наумова
по материалам Lenta.ru, «Правда.Ру»

Поделиться.

Комментарии закрыты