Маленькие жертвы

0

13 января в Мариуполе суд вынес приговор врачу, которая семь лет назад заразила детей ВИЧ-инфекцией. Виновницу приговорили к пяти годам лишения свободы. Кроме того, она лишена права заниматься медицинской деятельностью в течение двух лет.

Цена ошибки – три жизни

За те годы, что шло расследование, дело закрывали за отсутствием состава преступления, дважды отправляли на доследование, а главного фигуранта оправдывали. Все это время женщина продолжала работать заместителем главного врача станции переливания крови в Мариуполе.

ЧП произошло в 2005 году. Трем новорожденным девочкам, находившимся в тяжелом состоянии, крайне необходимо было перелить плазму. Донор был надежным: женщина сдавала кровь регулярно и именно благодаря этому и были выявлены случаи заражения малышек, которых выписали с мамами домой. Перелитая детям плазма крови была получена от донора 31 мая, и результат обследования на ВИЧ-инфекцию на станции переливания крови был негативным. Но уже 15 июня, когда женщина вновь пришла сдавать кровь на плазму, результат тестирования оказался позитивным. Детей вернули в больницу и 9 августа в Мариупольском центре СПИДа у них обнаружили антитела на вирус иммунодефицита человека.

Этим трем девочкам скоро исполнится 7 лет. За это время их болезнь переросла в последнюю, четвертую стадию СПИДа…

«Дети находятся на антиретровирусной терапии для больных СПИДом. Состояние здоровья достаточно плохое, учитывая то, что одна из пострадавших девочек родилась с детским церебральным параличом. Поэтому ситуация достаточно сложная», – говорит адвокат пострадавших Татьяна Бордунис. Приговором суда она удовлетворена. По ее словам, впервые на Украине врача, руководителя службы крови, привлекли к уголовной ответственности за служебную халатность.

Однако адвокат подсудимой Людмила Пономаренко уверена, что точку в деле ставить рано: «Мы с приговором не согласны, поскольку вина не подтверждена. Мы будем обжаловать приговор как в апелляции, так и в высшем специализированном суде, да и в Европейском суде будем доказывать позицию защиты».

Не считает виновной свою подчиненную и руководитель Мариупольского станции переливания крови Владимир Мавров. Он говорит, что на станции отсутствует совершенная система диагностики качества донорской крови. «Это не только в Мариуполе, – говорит Мавров, – это везде, это у нас такая практика в государстве. Поэтому риск инфицирования есть. Мы работаем на том же оборудовании, которое у нас было в 2005 году. К настоящему времени ничего не изменилось».

Поседел в 23 года

В последние годы Украина остается лидером в Европе по темпам распространения ВИЧ-инфекции. По оценкам экспертов UNAIDS, в нашей стране с ВИЧ-инфекцией живет более 1% населения. И только каждый второй знает о своем диагнозе. По информации Фонда Елены Пинчук «АНТИСПИД», если в 2005 году ВИЧ-позитивные женщины на Украине родили 2498 детей, то в первое полугодие 2011 года на диспансерном учете состояло 9072 ребенка, рожденных ВИЧ-позитивными мамами, из них 2669 детей – с подтвержденным диагнозом.

К сожалению, наше общество не всегда готово мириться с тем, что рядом с нами живут ВИЧ-инфицированные люди. Их сторонятся, боятся, а их диагноз считают чуть ли не карой небесной. К зараженным детям относятся с таким же животным ужасом. И, что бы ни говорили медики, как ни разъясняли, что вирус иммунодефицита не летает в воздухе, не передается через рукопожатие, многие мамы и папы не хотят, чтобы больные дети ходили в детские сады и школы вместе с их чадами.

«Эти дети ничем не отличаются от своих сверстников, их статус – отнюдь не клеймо, – уверяет социальный работник Ирина. – Скорее, это хроническое заболевание, которое надо грамотно лечить. В Румынии есть немало юношей и девушек, которые выросли с таким статусом, окончили школу, колледж, вышли замуж. А ВИЧ-позитивные матери рожают здоровых детей. Люди должны знать, что есть возможность обследоваться, лечиться, долгие годы жить нормальной, качественной жизнью».

Ирина работает с семьями, в которых есть ВИЧ-позитивные малыши. Среди ее подопечных – дети разного возраста, начиная от первого дня рождения. Самой старшей, Ане, 8 лет. Долгое время Анины родные не знали, что она ВИЧ-инфицирована. Когда девочке исполнилось семь, она начала очень часто болеть простудой. Заболевание сопровождалось высокой температурой. После обследования в больнице ей, наконец, поставили правильный диагноз.

В прошлом году от туберкулеза умерла мать Ани. Отец бросил их очень давно, поэтому сейчас девочка живет с бабушкой-инвалидом, и их маленькой семье приходится нелегко.

Однажды участковый доктор неосторожно обмолвилась в присутствии девочки о ее диагнозе, о том, что болезнь передалась ей от матери. И малышка стала бояться пить из маминой чашки… Больше разговоров на эту тему взрослые не ведут, говорят, что Анечка еще не готова в силу своего возраста услышать и осознать, чем именно она больна. Боятся, что ребенок поделится по секрету с подружкой, а та – со своими родителями. А те, в лучшем случае, запретят детям общаться.

А вот мама Саши, еще одного подопечного Ирины, которому недавно исполнилось полтора года, ради сына смогла бросить наркотики. Ее родители умерли, остался только брат. Он наркоман, поэтому к нему часто приходили его приятели, которые на кухне варили «ширку». Однажды Дарья (так зовут маму Саши) не выдержала, вызвала милицию, и брата посадили. Но уже к лету он должен выйти на свободу, и молодая женщина с ужасом ждет, что он вновь будет жить в их маленькой однокомнатной квартирке, и здесь снова начнут собираться наркоманы. Даша безумно любит своего ребенка и готова до конца бороться за своего сына.

Немало и самоотверженных отцов. 3-летнюю Женю воспитывает папа. У молодого человека тоже положительный ВИЧ-статус, но Виталий говорит, что к своей болезни научился относиться спокойно. А вот за дочь переживает постоянно.

«С Алиной мы познакомились в кафе, где я работал барменом, – рассказал Виталий. – Почти два года встречались, а потом стали жить в гражданском браке. Когда у нас родилась дочь, я очень обрадовался».

Молодой человек даже не подозревал, что его любимая женщина инфицирована вирусом, который передался при рождении и их дочери. Об этом он узнал, когда девочке исполнилось 1,5 месяца. Алина сказала ему, что в роддоме им с девочкой делали анализ на ВИЧ, но то, что результат оказался положительным, скрыла. Правда, не успев забрать ребенка из роддома, Виталий вынужден был лечь с девочкой в детскую больницу, где они пробыли около шести месяцев. Сначала лечили кишечную инфекцию, потом – пневмонию. Медики не успевали вылечить одну болезнь, как ребенок тут же заболевал другой. Алина с первых дней отказалась ухаживать за дочерью, а спустя месяц и вовсе бросила мужа с больным ребенком. Поэтому молодому папе пришлось стать для дочери еще и мамой.

«Женя родилась с весом 2,8 кг и казалась мне такой маленькой, что я боялся сначала брать ее на руки, – вспоминает Виталий. – Медработники учили меня пеленать дочь, советовали, чем ее кормить. Конечно, я много слышал о СПИДе, но, когда столкнулся с этой проблемой лицом к лицу, испугался. Что может быть страшнее ожидания смерти собственного ребенка? Не могу без содрогания вспоминать, как нес свою девочку на руках в реанимацию. Как потом зашел к ней палату, позвал, а она никак не отреагировала. Лежит под капельницей, глаза закрыты. На мгновение показалось, что она умерла. Но потом она прижала мой палец своей ручкой, и врач, который был рядом, с облегчением вздохнул: «Теперь точно жить будет».

Пока Женя лежала в реанимации, я поседел. Когда люди видели мое почерневшее лицо и белые волосы, они не верили, что мне всего 23 года. Знаете, я ведь долгое время не рассказывал правду о болезни дочери даже своим родителям, все надеялся, что диагноз не подтвердится».

Право на надежду

Иногда так действительно бывает. На Буковине живет семья священника, который, будучи отцом троих детей, усыновил и взял под опеку больше сотни ребятишек. Среди его воспитанников есть и ВИЧ-позитивные дети.

«В больнице врачи сказали мне, что у них есть очень красивая девочка, от которой отказалась мама, потому что малышка ВИЧ-инфицирована, – рассказал отец Михаил. – Она так грустно смотрела на меня, а я боялся дотронуться до нее, чтобы не принести своим детям инфекцию. Когда я возвращался домой на машине, мне вдруг показалось, что я вижу этого ребенка… на капоте моего автомобиля. От неожиданности я резко затормозил, и мне почудились слова: «Ты тоже боишься меня?» А утром попросил братьев в монастыре, чтобы они обставили как можно лучше комнату, поставили там нарядную кроватку, потому что здесь будет жить самый несчастный ребенок в мире, от которого отказался самый близкий человек – мама, и который очень болен».

Монахи искренне полюбили Филатею (так назвали новую воспитанницу), с удовольствием играли с ней. За ее здоровьем постоянно наблюдали врачи. По словам отца Михаила, спустя время медики констатировали, что ребенок… здоров.

Отметим – как заявил министр здравоохранения Украины Александр Анищенко, в этом году получить лечение за счет госбюджета смогут почти вдвое больше ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, чем в 2011 году, – около 42 тыс. пациентов. К тому же, по словам министра, Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией выделит Украине 86 млн. долл. на реализацию двухгодичной программы (2012-2013 гг.) по профилактике ВИЧ, а также его лечению. После реализации этой программы будет принято решение о дальнейшем финансированием глобальным фондом.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам МАИР, ТСН, «Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты