Ментовская собака показала зубы

0

«Потратила на суды денег больше, чем отсудила. Но довольна», — признается Вера Ковалева из города Огородня Черниговской области. На ее лице виден 4-сантиметровый шрам, на руках следы от укусов — женщину покусал соседский пес.

«Утром 24 июня прошлого года ехала на велосипеде на работу, — вспоминает Вера Владимировна. — За мной погнался соседский пес Малыш. Бросился, свалил с велосипеда и начал кусать. Интуитивно закрыла лицо ладонями, чтобы не откусил нос, и поджала к животу ноги. Наверное, на какое-то мгновение потеряла сознание, закрыла глаза. Когда открыла — увидела морду собаки, которая держала в пасти мою руку. Закричала ”Помогите!” Со двора неподалеку выскочил Виктор Алексеенко — заместитель начальника Городнянской милиции. ”Сколько раз говорил ему — не отпускай пса”, — сетовал на брата Владимира. Они живут рядом. Малыша отогнал».

Женщина была в крови. Алексеенко повел ее в свой двор, его жена вынесла воды и полотенце. Через минуту подошел Владимир Алексеенко — владелец пса. Повез соседку в больницу».

«Врач спросил: ”Чья собака покусала?” — вспоминает Ковалева. — Владимира Алексеенко, говорю. Он сам это подтвердил. Все время был в больнице, платил за лекарства, успокаивал меня. Пообещал оплатить все лечение. Мне стало плохо. Отеки, туманилась голова. Места укусов начали гнить. Больше десяти дней пролежала, потом еще ходила на перевязки. О нападении собаки сообщили в милицию, санэпидемстанцию, ветлечебницу».
Ковалева написала заявление в милицию. Во время проверки Владимир Алексеенко изменил показания. Мол, собака не его, потому что Малыш в то время был привязан. Как пишет Gazeta.ua, этому нашлись свидетели. Милиция пять раз отказывала в возбуждении уголовного дела.

«После второго отказа мне стало досадно. Хотела, чтобы Алексеенко извинился, — говорит женщина. — А он вместо этого встретил меня и говорит: ”Запомни, мы менты. Все будут на нашей стороне, потому ты правды не добьешься”. Он тоже раньше работал в милиции. Но больше всего обижало то, что я якобы лгунья, оговариваю Алексеенко. Писала в районную прокуратуру, Луценко и генпрокурору Медведько. Сверху спускали в район, а тут все покрывали».

Родные, знакомые и коллеги говорили женщине: «Вера, смирись, ты же видишь, у них все схвачено».
«А я не могла, — смахивает слезу Вера Владимировна. — Не деньги были нужны, а доказать всем, что я не лгунья, и что справедливость должна восторжествовать. Обратилась в суд. 13 августа судья упразднил милицейское постановление, и из милиции прислали такое же».

Судебные слушания длились полгода. Ковалева наняла адвоката, собирала доказательства в свою пользу. 25 мая 2009 года судья Дмитрий Криворученко объявил решение — взыскать с Алексеенко Владимира в пользу Ковалевой 497 грн на возмещение имущественного ущерба, и 2 тыс. грн морального. Алексеенко не обжаловал решение суда.

«Спасибо честным судьям, — говорит Ковалева. — Что бы там не говорили о коррумпированности судей, но среди них много честных людей. Морально я выиграла, потому что добилась правды. Когда судья объявил решение, у меня покатились слезы. Плакала от счастья».

Владимир Алексеенко не признает, что соседку покусал его пес. «Но за год уже устал от судебной волокиты, — говорит он. — Потому не стал обжаловать решение суда. Это все забрало много нервов. Я даже с предынфарктным состоянием попал в больницу».

Поделиться.

Комментарии закрыты