Народы-отшельники: выжившие, но вымирающие

0

Они не знают, что такое металл, и не занимаются земледелием, не умеют считать и не пользуются календарем, а после попыток «цивилизоваться» умирают от вирусов и алкоголя

Джинсы, электричество и пенициллин давно проникли даже в наименее развитые уголки нашей планеты. Однако есть народы, которые не просто не стремятся к благам цивилизации, но и предпочитают жить в условиях каменного века в буквальном смысле этого слова. Некоторые даже не умеют добывать огонь! И при этом они агрессивно сопротивляются любым попыткам установить с ними контакт и преподнести им блага цивилизации.
Людей рубили вместе с лесом
В 2013 году научный журнал New Scientist подсчитал, что в мире существует около сотни таких неконтактных народов. Большинство из них, по данным журнала, проживает в труднодоступных лесных регионах Южной Америки, центральной Африки и Новой Гвинеи. Об их существовании ученым известно только по снимкам со спутников или от соседних племен, которые вступали в стычки с воинственными дикими соседями.
Зачастую эти народы очень малочисленные. Снимки со спутника обычно показывают максимум несколько сотен человек. Самое крупное неконтактное племя химарима в Бразилии насчитывает максимум полторы тысячи человек. А одно из самых малочисленных, известное под именем кара прета (черное лицо), — всего около 30 человек. Большинство живут как наши предки тысячи лет назад — охотятся на зверей, ловят рыбу, собирают съедобные ягоды и растения в лесах. Они пользуются примитивными орудиями, не знают, что такое металл, и не занимаются земледелием.
Некоторые племена убежали от цивилизации, чтобы спасти свои жизни.
Например, машко-пиро (также известные как кухаренйо) ушли вглубь джунглей восточного Перу в начале XX века, когда часть их племени была убита по приказу местного каучукового барона Карлоса Фицкаральда. У магната была собственная армия наемников, которые расправлялись с людьми, живущими в лесах, чтобы вырубить лес под плантации каучука. На сегодня машко-пиро находятся на грани исчезновения, как и их аравакский язык.
О поселении этого племени в глухих джунглях на границе с Бразилией стало известно в начале этого века, когда здесь проводилась научная экспедиция. Хижины машко-пиро были сфотографированы с борта легкого самолета, который очень напугал индейцев. Ученые не рискнули спускаться вниз, чтобы не заразить местных обитателей привычными для современного человека вирусами, но от которых нет иммунитета у жителей амазонских лесов. Правда, сейчас этим туземцам угрожает вырубка деревьев.

В доме без стен – только крыша и кровать
В Бразилии проживает больше всего изолированных народов — более 50. Здесь, в отличие от других стран региона, власти выделили для проживания каждого такого народа изолированные территории, куда строго запрещен вход посторонним. Право на проживание на землях предков коренным народам гарантирует бразильская конституция. Но на практике не все так гладко. Застройщики и крупные фермеры продолжают незаконную вырубку джунглей, а «мешающих» развитию их бизнеса людей всячески пытаются загнать глубже в лес.
«Недавно представители племени калапало на реке Шингу заявили о взрыве на водопаде Афасукугу. Это место священное для них, потому что считается, что именно там бог Тауги создал первых людей. Шокированные индейцы пошли посмотреть на уничтоженный водопад. Оказалось, что там запруживают реку. Строители предложили им денежную компенсацию. Но деньги им не нужны. Эта река существует тысячи лет, племя пьет воду из этого источника. Если с ним что-то случится, как этот народ выживет?!» — написал американский журналист Дэвид Грэн, который исследует жизнь диких племен Амазонки. Полиция часто расследует такие геноциды маленьких народов, но до суда и приговоров дело доходит редко, ввиду отсутствия задокументированных доказательств.
На берегах реки Мэйхи выживает за счет охоты, ловли рыбы и собирательства дикое племя пираху, насчитывающее около 400 человек. Особенностью этого племени, которые называют себя «прямые» (и действительно, они имеют очень прямую осанку), является их уникальный язык. В нем отсутствуют слова, обозначающие оттенки цветов, нет косвенной речи и нет числительных слов (индейцы считают — один, два и много). У них нет преданий о сотворении мира, нет календаря. Живут они в моноэтнических деревнях без вождя.
Журналист Джон Колапинто, посетивший пирахан в 2006 году, описал их деревню как группу расположенных вдоль берега хижин, у которых есть только крыша из пальмовых листьев — без стен и пола. Единственная мебель — кровать в форме деревянного помоста. В этом десятилетии племя начало контактировать с цивилизацией и уже изучило возможности пороха. Однако обучить детей хотя бы счету плохо получается.

Алкогольно-табачная приманка
На Андаманских и Никобарских островах в Бенгальском заливе Индии проживает множество племен. Большинство вошли в контакт с окружающим миром в XX веке. Но некоторые до сих пор живут обособленно. Например, племя джарава. В 1950-х годах их поселения в лесах бомбили, чтобы расчистить территорию для строительства единственной дороги через остров Средний Андаман. Вырубка лесов привела к вооруженному сопротивлению джарав, которых в итоге оставили в покое. Сейчас джарава изредка вступают в стычки с индийскими поселенцами, когда те нарушают пределы их владений.
Долгое время антропологи, посещавшие район проживания джарав, оставляли на берегу подарки — ткани, гроздья бананов, пакеты риса. Однако все эти дары до недавнего времени отвергались — их находили выброшенными в море. Лишь в 1974 году представители индийской миссионерской службы по делам аборигенов сумели добиться расположения этого племени и с тех пор раз в месяц доставляют племени гуманитарную помощь в виде риса. Иногда представители племени приходят в больницу за медпомощью, а единицы отправляют своих детей в деревенские школы. Некоторые просто выходят на дорогу, чтобы посмотреть на проезжающие мимо автобусы и автомобили.
С тех пор посмотреть на андаманских дикарей приезжали тысячи туристов со всего мира. Ради красивых фотографий туристы приманивали джарав алкоголем и табаком. В женщин бросали безделушки и просили танцевать. В 2013 году правительство Индии ввело уголовную ответственность за любые попытки войти в контакт с джаравами. Автобусы, которые проезжают по единственной здесь дороге рядом с их поселением, сопровождаются вооруженным конвоем. Остановки запрещены. За любые попытки войти в контакт с племенем, будь то фотография, рукопожатие или даже подарок, грозит до 7 лет тюрьмы. Сейчас активисты требуют закрыть эту дорогу и пользоваться только паромами.

60 тысяч лет в изоляции
Но не все жители Андаман идут даже на такой контакт. На Северном Сентинельском острове обитают сентинельцы, которые живут в полной изоляции где-то 60 тысяч лет. Ученые полагают, что это племя до сих пор не умеет добывать огонь и сохраняет тлеющие головешки, добытые от удара молнии в дерево, в глиняных сосудах. Основной рацион питания — морские продукты.
Индийское правительство предпринимало попытки наладить контакт с этим племенем с 1960-х годов, отправляя туда лодки с рыбой и подарками. Подарки, которые бросались в море, сентинельцы доставали, но не прекращали угрожать луками и камнями. Провальной оказалась и экспедиция международного географического общества National Geographic в 1974 году. Режиссер съемочной группы был ранен стрелой. Из подарков сентинельцы забрали только алюминиевую посуду и кокосы, а свинью и детскую куклу похоронили в песке.
Попытки наладить контакт с сентинельцами были прекращены в 1990-е годы, хотя вертолеты полиции регулярно мониторят ситуацию на острове, чтобы убедиться, что с племенем все в порядке. В настоящее время их точная популяция неизвестна и, по разным оценкам, составляет от 40 до 500 человек. Скорее всего, часть народа погибла во время цунами после землетрясения в Индийском океане в 2004 году.

Идеальное общество — никогда не дерутся
Некоторые политики готовы использовать дикие племена для самопиара или пиара своей страны. Так сделал филиппинский политик Мануэль Элисальде, который в 1971 году объявил об обнаружении на острове Минданао племени тасадай. По его словам, в пещерах острова совершенно изолированно от цивилизации обитало 26 человек, которые выживали за счет ловли крабов и лягушек. Они носят набедренные повязки из листьев и были настолько миролюбивы, что никогда не конфликтовали друг с другом и даже понятия не имеют, что такое драка.
Новость вызвала огромный интерес во всем мире. Элисадье закрыл территорию обитания тасадаев и допускал туда только избранных. Об идеальном обществе племени написали все ведущие журналы мира, были сняты десятки документальных фильмов. Но спустя несколько лет пещеры тайно посетил швейцарский антрополог и выяснил, что они пусты, а тасадаи живут в хижинах неподалеку, занимаются земледелием и одеты в футболки и джинсы. Тогда и стало известно, что тасадаи хоть и живут примитивным строем, но на момент «обнаружения» давно были в контакте с соседями из окрестных поселений и переняли у них навыки земледелия и даже простые металлические орудия труда. Сейчас тасадаи продолжают жить на Минданао, а их народ насчитывает чуть больше двухсот человек.

«Эти люди не отсталые и не дикари»
У племен есть защита на международном уровне — организация Survival International, которая занимается закреплением за дикими народами права собственности на землю, где они проживают веками. Организация также развенчивает мифы, окружающие неконтактные племена. Например, считается, что такие народы надо насильно интегрировать в общество для их же блага. На самом деле, утверждают эксперты Survival International, дикари, если их оставить в покое, совсем не бедствуют.
На собранных фотографиях таких племен обычно мы видим крепких, атлетического сложения мужчин и женщин, в семьях у которых множество вполне упитанных детей. В теплых климатических поясах у охотников-собирателей пищи намного больше, чем им нужно. Причем им даже не надо заботиться о заготовке провизии на холодное время года.
«Эти люди не отсталые и не дикари. Они находятся на своем этапе развития и имеют право решать, как им жить на своей земле», — говорит Ребекка Спунер из Survival International. В то же время не стоит представлять их жизнь в радужных тонах, говорит Спунер: «Мы не считаем, что эти люди ведут счастливую райскую жизнь, а их общество гармонично. Как и везде, там есть свои проблемы. Просто они живут по-другому».
Кстати, попытки «цивилизовать» представителей таких племен часто заканчиваются плачевно. Даже если аборигены не умирают от самых банальных для современного человека болезней, то часто страдают от алкоголизма и наркомании, с чем не сталкивались вдали от цивилизации.

Последний воин – Человек ямы
К сожалению, жизнь вне цивилизации может рано или поздно привести к вымиранию народа. В джунглях западного бразильского штата Рондония еще в прошлом десятилетии жил одинокий воин, имя и возраст которого не известны. Бразильская полиция считает, что мужчина — последний представитель своего племени, вырезанного в ходе межплеменной вражды.
В мире он стал известен как Человек ямы, потому что оставлял за собой ямы до трех метров глубиной, в которые попадали звери и где он прятался от опасности. А прятаться ему было от кого. В 2009 году его выследили в лесу и пытались застрелить браконьеры, но, по данным организации защиты прав неконтактных народов Survival International, он выжил. Бразильскому режиссеру Винсенту Карелли даже удалось заснять мужчину на пленку.
По соседству с самым одиноким человеком в мире в бразильском штате Рондония живет племя акунсу, которое насчитывает сегодня всего четыре человека. Все они родственники, а потому не могут вступить в брак, и нынешнее поколение станет последним в истории. Когда их обнаружили в конце прошлого столетия, племя насчитывало шесть индейцев и, по имеющимся данным, пережило вооруженное нападение лесорубов.
Западные организации пытаются сохранить хотя бы информацию об исчезающих племенах. Голландский миллиардер Марсель Букхорн финансирует проект «Пока они не покинули нас», в рамках которого фотограф Джимми Нельсон ездит по всему миру и документирует жизнь разных племен. В рамках проекта Нельсон уже посетил более 35 различных племен, найденных в Европе, Азии, Африке, Южной Америке и южной части Тихого океана.

Светлана Тучинская,
«Сегодня» (segodnya.ua)

Поделиться.

Комментарии закрыты