Топ-100

Ника хочет жить

0

У 4-летней Вероники Ходаковской из села Горщик Коростенского района Житомирскойц облати редкая болезнь — на зрительных нервах растут раковые опухоли. Украинские медики отказались ее лечить. Мол, девочка все равно умрет.

«Ника родилась здоровой, — рассказывает Светлана. — Но в прошлом году глаза начали увеличиваться. Думали, будут как у мужа — выпуклые. На медосмотре в детсаде окулист ничего страшного не увидела. Но я почувствовала какую-то тревогу».
Глазные яблоки росли. Зрение падало. В мае 2008 года в областной больнице установили диагноз — злокачественные опухоли на нервах. Предупредили, что действенных лекарств нет, пишет Gazeta.ua.
«Мы поехали в Киевский институт нейрохирургии, — плачет Светлана. — Там также только посочувствовали. Посоветовали поводить Нику по зоопаркам, в цирк, чтобы она успела больше увидеть. Ее зрение катастрофически падало. Полгода назад совсем ослепла». Ходаковские водили дочку по частным клиникам. Медики разводили руками. Повезли в Москву, в Институт нейрохирургии им. Бурденко.«Там назначили химиотерапию, но не могли ее сделать, потому что мы не россияне. Пришлось стоять на прием к мэру Лужкова, чтобы позволили». Вероника перебивает мать, влезает на плечи, дергает за руки, хочет играться. Иногда ее глаза выпадают из век. Девочка пальцами вставляет их назад.«После России ходили к народным целителям. Чего только нам не советовали. Пить физраствор, настоянный на травах. Кормить исключительно домашними блюдами. Класть на голову тыквы, которые вроде бы все вытягивают. В Запорожье сказали строго придерживаться постов и ходить в церковь. Начали идти к нам шарлатаны. Приехал какой-то из Тернополя, обещал помочь. Помолился. Потом выставил счет — 700 гривен. Это, мол, дорога в два конца, свечи, сорокоуст, пожертвования для бедных. Ничего не помогало. Теперь колем Нике украин. Один стоит 50 евро, покупаем у работника станции ”быстрой” в Киеве. Цикл лечения — два года».
Ходаковские обращались за помощью к спонсорам. Открыли счет в банке. Денег на лекарства не хватает. «Все отдаем, — вздыхает Светлана. — А нужна еще операция. Недавно узнали о клинике в Израиле. Посредник предложил за операцию 45 тысяч долларов. Мы вышли на клинику, и цена упала до 25 тысяч. Израильские медики, по крайней мере, гарантируют Нике жизнь. Кроме этого, нужны еще деньги на химиотерапию и глазные протезы — в целом 70 тысяч долларов. А на нашем счете только 20 тысяч гривен. Фонд Кучмы пообещал перечислить 5 тысяч гривен, а фонд Пинчука отказал. Мне каждая копейка дорога. Я поставила в магазинах Коростеня 3-литровые банки с объявлением для сбора денег. Бросают по 1-2 гривни. Хотя один раз кто-то бросил купюру 200 гривен».

Share.

Comments are closed.