Николай Онищук: «После второго тура следует ожидать судебных исков»

0

В процессе избирательных гонок грустно не бывает. Никому и никогда. Не нудиться теперь и Фемида: в этой сфере – скандал за скандалом.

Сначала внимание было приковано к Высшему административному суду – тому, в котором, возможно, будет решаться судьба выборов. Полномочия председателя ВАСУ Александра Пасенюка подошли к концу 22 декабря прошлого года. Его место должен был бы занять первый заместитель Пасенюка – Николай Сирош, однако Конференция судей административных судов поручила Пасенюку исполнять свои обязанности и в дальнейшем. Зато Высшая квалификационная комиссия судей признала легитимными полномочия Сироша. Конфликт на этот счет, которым воспользовались политики, не исчерпан до сих пор. А в придачу длится инцидент вокруг Киевского апелляционного административного суда: представители Партии регионов не соглашаются с некоторыми решениями этой инстанции, а представителей БЮТ, напротив, все устраивает. Поэтому, бой (чуть ли не в буквальном смысле слова) – в разгаре. Об этом и о другом «Главред» расспросил министра юстиции Николая Онищука.

– Может ли состояться третий тур выборов, то есть будет ли иметь место обжалование результатов голосования – так, как это было в 2004 году?

– Первое, что я хочу заметить как законодатель, а не политик: положения о третьем туре выборов в Законе «О выборах президента» отсутствуют. И ситуация 2004 года, когда имело место переголосование, уже не повторится. А проведение новых выборов возможно лишь в случае, предусмотренном статьей 15 закона о выборах президента, – если все кандидаты на пост президента снимут свои кандидатуры (однако такое развитие события маловероятно). Поэтому моя позиция такова: выборы состоятся, граждане сделают свой выбор. Поскольку закон не содержит порога явки избирателей (то есть она может быть намного меньше 50%), достаточно, чтобы один из кандидатов – при условии, когда оба не отказываются от участия во втором туре, – имел большинство голосов.

– А если хотя бы гипотетически представить, что кто-то из кандидатов снимет свою кандидатуру?

– Тогда кандидат, который останется, должен набрать не менее, чем 51% от числа тех граждан, которые придут на избирательные участки. Если процентная разница между голосами, отданными за того или другого кандидата, будет незначительной (процент-полтора), тогда стоит ожидать судебных исков.
Речь идет о Высшем административном суде, который имеет исключительную компетенцию рассматривать подобные споры. Именно поэтому, кстати, к этому суду и приковано сейчас такое внимание. Хотя я убежден, что именно граждане Украины, а не суды, решат судьбу выборов. Иначе это будет означать, что нам необходимо зачеркнуть последние пять лет развития страны, в течение которых мы считали, что институты демократии у нас приобрели постоянство, а государство способно обеспечить защиту волеизъявления.

– Возможны ли досрочные парламентские выборы вскоре после президентских?

– Не исключаю такую возможность. Однако должны быть найдены конституционные основания для досрочного прекращения полномочий Верховной Рады. Эти основания определены 90-й статьей Конституции, они хорошо известны и касаются невозможности парламента открыть заседание в течение 30 дней, а также случаев, когда не сформировано большинство и правительство. Так что, вариант досрочных выборов возможен, но на него также будет влиять фактор того, кто победит в президентских гонках. По моему мнению, победитель может инициировать переизбрание парламента, если захочет закрепить свое влияние в Верховной Раде. Возможно, новоизбранного президента также будут побуждать обязательства (если они существуют) перед теми кандидатами в президенты, которые не прошли во второй тур.

– Возможно, победителю и не понадобится закрепление своего влияния таким способом. Вероятно, новоизбранный президент Украины прибегнет к переформатированию парламентского большинства…

– Если попробуют это сделать, вполне вероятно, что досрочных выборов не будет. Как известно, в рамках одной каденции фракции парламента являются свободными относительно того, чтобы изменять состав коалиции, создавать новую коалицию… Таким образом, если президент после выборов сможет сформировать парламентское большинство, возможно, даже конституционное, то объективной потребности в переизбрании Рады у него не будет.
Более того, при таких обстоятельствах можно достичь достаточно эффективного управления страной через реализацию новым президентом своей избирательной программы во властном треугольнике президент – пропрезидентское большинство в Верховной Раде – правительство, сформированное таким большинством. Таким образом, новый президент может получить всю полноту власти.

– Эксперты считают, что кто бы не стал будущим президентом Украины, сторона, которая проигрывает выборы, будет делать все от нее зависимое, чтобы путем импичмента добиться еще и досрочных президентских выборов. Как вы относитесь к подобным прогнозам?

– Я опять хочу подчеркнуть: общество приобрело определенный уровень политической зрелости. Граждане не потерялись в хитросплетениях политики и достаточно тонко ориентируются в том, где искренность, а где – неискренность, где – открытость, а где – откровенная неправда. И я убежден в том, что политики, которые после выборов будут позиционировать себя как оппозиционная сила, будут пытаться действовать как классическая оппозиция: критиковать правительство, предлагать альтернативу, осуществлять в конституционных пределах необходимый контроль. Если оппозиция не будет выполнять свои функции (а общество в них заинтересовано), граждане ее не поддержат. Думаю, что общество, которое мы сегодня построили, выступает именно за это.

– Что вы скажите о ситуации вокруг должности главы Высшего административного суда? В том, что она возникла, виноваты недостатки действующего законодательства?

– Да. То, что в настоящий момент происходит в Высшем административном суде, является следствием отсутствия законодательного урегулирования процедуры назначения судей на административные должности. Этот суд, в результате своей особенной роли в избирательном процессе, сфокусировал на себе эту проблему. Но нужно иметь в виду, что это одинаково важно для любого суда Украины, а у нас их больше 700.

Кроме того, круг полномочий председателей судов и их заместителей все еще остается необоснованно широким. И отсутствие четкой регуляции порядка назначения и освобождения судий на административные должности, в сущности, закладывает мину под судебную власть. Если это не устранить, то в ближайшее время появится вопрос легитимности руководства всех украинских судов. Это то, что касается общей картины.

Что же касается Высшего административного суда, то в этом случае проблему обострило окончание полномочий председателя ВАСУ Пасенюка, а также решение Конституционного Суда, согласно которому органы судейского самоуправления не имеют полномочий и юрисдикции осуществлять назначение судей на административные должности. Конечно, вопрос административного контроля в суде все еще играет важную роль. Что касается оценки ситуации в ВАСУ, то Министерство юстиции уже неоднократно выражало свою позицию по этому поводу.

– И все-таки, как при нынешних условиях будет рассматриваться обжалование результатов выборов, если, конечно, до этого дойдет?

– По моему убеждению, подобное дело следует слушать как можно большим составом суда, даже желательно полным составом Высшего административного суда, чтобы общество было уверено в том, что коллегия судей, которая будет слушать это дело, не была сформирована в угоду чьим-то интересам и пользовалась полным доверием. Это, во-первых.

Во-вторых, считаю, что имеет место определенная переоценка роли суда. Не стоит воспринимать суд как таковой, что подменяет собой компетенцию определенных законом органов власти, в частности и Центризбиркома. Именно он является единственным органом, уполномоченным устанавливать результаты выборов. Поэтому решение суда может лишь обязать ЦИК к определенным действиям и никоим образом не подменять ЦИК.

– Но если говорить не об установлении результатов выборов, а о Киевском административном апелляционном суде, решения которого не понравились Партии регионов, то как долго будет длиться это принуждение к «правильному» правосудию?

– Я считаю, что, прежде всего, нужно внести изменения в Конституцию и пересмотреть объем неприкосновенности народных депутатов. Этот объем должен быть приведен в соответствие с общеевропейским пониманием иммунитета парламентария. Народный депутат должен быть доступным для уголовной ответственности в той же мере, как и любой другой гражданин Украины. Единственная его привилегия – когда идет речь об избрании такой меры пресечения, как содержание под стражей, на это правоохранительным органам понадобится согласие высшего законодательного органа. Такой формат является наиболее распространенным объемом парламентского иммунитета.

Когда же сегодня народный депутат позволяет себе какое угодно поведение и не несет ответственность – это является ненормальной ситуацией. Доверие к досудебным органам в обществе является не слишком высоким, а подобный уровень культуры народных депутатов никоим образом не способствует ее улучшению.

– Если уж мы заговорили об изменениях в законодательстве, то прокомментируйте, пожалуйста, снижение темпов судебной реформы. Были созданы более высокие специализированные суды – административный и хозяйственный, но к гражданскому и уголовному дело так и не дошло. Почему?

– В вашем вопросе – типичная ошибка. Существует представление – в известной степени, искусственно сформированное – о том, что проблема судебной системы заключается в судоустройстве. Но это не так. Проблема не в том, много у нас судов или мало, создаем мы специализированные суды или нет. Проблема заключается в таких первоочередных для качества судопроизводства вопросах, как доступ к судебной профессии, как проблема ответственности судей за злоупотребление правом, как администрирование в судах (речь идет об объеме полномочий председателей судов и их заместителей).

– Вопрос из другой оперы: так ли активно идет партийное строительство на Украине? Сколько на сегодня зарегистрировано партий? Какой процент из них функционирует в действительности, а, следовательно, будет иметь возможность принять участие в парламентских выборах?

– Новые партии создаются и до сих пор, на сегодня мы имеем уже 173 партии. Значительная часть из них была зарегистрирована в течение последних лет. Поэтому в канун выборов их количество растет. Одновременно с этим замечена тенденция внутрипартийного переформатирования: партии продаются, покупаются, перестраиваются под интерес влиятельных политиков – этот процесс постоянен и резв.

– Конституционный Суд разъяснил порядок проведения плановых выборов киевского мэра: они должны состояться в 2012 г. Между тем, некоторые политики уже пророчат переизбрание столичного председателя чуть ли не весной в этом году. Но досрочные выборы могут состояться только по инициативе Верховной Рады, как это было в 2008-м?

– Не буду комментировать решения Конституционного Суда. Это правильное решение. Что же касается досрочных выборов… Если Верховная Рада примет соответствующее решение, а первый шаг в этом направлении уже сделан – создана комиссия, которая будет докладывать этот вопрос, – то такие выборы будут проведены, и они будут легитимными.

– Возможно, отдельные киевские проблемы стоит решать путем локального плебисцита? Как вы относитесь к идее референдума как таковому и на уровне города в частности?

– Я лично являюсь сторонником развития института референдумной демократии и более широкого использования института местных референдумов для решения вопросов, которые являются значимыми для соответствующих обществ. Мы, унаследовали представительскую демократию как якобы универсальный способ защиты интересов избирателей на всех уровнях и т. п. Но, как свидетельствует опыт, советы, особенно с введением пропорциональной системы их выборов, заметно корпоратизовались. Чем установили достаточно большую дистанцию между собой и интересами общества. Поэтому учреждения представительской демократии должны быть существенно дополнены институтами прямой демократии. Они позволяют непосредственно решать вопрос строительства дорог, больниц, школ, планирования микрорайонов города, установления ограничений, на застройку в центре города и т. п. Кроме того, есть большая потребность в качественном улучшении корпуса мэров. Пользуясь случаем, замечу, что не исключаю своего участия в досрочных выборах мэра Киева.

– С какой программой вы шли бы на выборы киевского мэра?

– Считаю, что опыт работы и в парламенте, и в правительстве позволит мне сформировать такую программу, главной концепцией которой было бы наведение порядка, в первую очередь, в соблюдении законодательства

.Наталия Лебедь,
«Главред»

Поделиться.

Комментарии закрыты