Николай Томенко: БЮТ вынужден договариваться с Партией регионов

0

Заместитель главы Верховной Рады бютовец Николай Томенко рассказал о своем видении происходящих накануне выборов процессов, пояснил возможные сценарии действий БЮТ на выборах.

– Как вы оцениваете результаты внеочередной сессии Верховной Рады, в частности, принятые законы об оздоровлении банков и закон о выборах?

– Я считаю, что была реализована программа-минимум. Банковский законопроект выполняет две функции – он помог получить следующий транш кредита МВФ и дает возможность правительству активнее использовать средства МВФ для возврата денег вкладчикам, попавшим в банки, в которые введена временная администрация.

А закон о президенте был необходим в любом случае, потому что иначе мы бы не успели создать технологически и хронологически правовые основания для нынешней избирательной кампании. Президент наложит вето – мы его преодолеем, но уже понятно, что выборы начнутся в середине октября, а не в середине сентября, то есть у нас еще есть время, чтобы продумать какие-то вопросы. Я не дебатирую по содержанию закона, поскольку не вижу в нем серьезных угроз. Не столь важно, сколько дней нужно для обжалования – важно организовать выборы так, чтобы они прошли демократично и их не нужно было обжаловать. Я считаю, что концептуально закон правильный. Если президент будет против по сути, мы учтем его замечания, если нет – вето будет преодолено.

– Кому выгоднее всего сокращение сроков предвыборной кампании? Что может дать это сокращение участникам гонки?

– Вообще, эту идею пропагандировал я и Владимир Литвин. БЮТ и Партия регионов сначала эту идею не поддерживали. Но чем раньше страна пойдет на выборы, тем скорее исполнительная власть приобщится к этому. Я лично считаю, что кампания – это переход политического кризиса в политическую войну. Если продолжительность этой войны мы сократили на 30 дней, это уже полезно.

– Сейчас и так идет политическая война.

– Пока нет. Пока нет организационно-правовых действий по подготовке к выборам. Сейчас не происходит ничего нового, чего не было бы в течение последних полугода. А все-таки начало избирательной кампании – это ресурсная большая война, тысячи людей задействованы в комиссиях, в акциях и т. п.

– Как повлияет на выборы увеличение размера залога для кандидата в президенты с 500 тыс. грн до 2,5 млн.?

– Главное в избирательном процессе – формирование комиссий. Если у кандидата нет общенациональной и региональных команд, он не укомплектует несколько тысяч избирательных комиссий. Это значит, что он либо будет продавать право на членов комиссий другим кандидатам, либо их просто не будет. В некоторых местах нашей страны в таком случае будет трудно провести легитимные выборы. Поэтому нужно сделать так, чтобы кандидатов было как можно меньше, чтобы комиссии точно были сформированы. Сейчас мне кажется, что кандидатов будет где-то 15, то есть комиссия будет состоять из 30 чел. Поэтому в случае увеличения денежного залога будет сложно убедить сторонников «виртуальных политиков» вкладывать деньги в их президентскую кампанию. Таким образом, уменьшится количество кандидатов в президенты, главная задача которых состоит в обливании грязью влиятельных политиков. Если хотите, залог в 2,5 млн. – это налог против политического хамства во время выборов.

– Если послушать Юлию Тимошенко, то, по ее мнению, почти все кандидаты, за исключением ее и Виктора Януковича, – технические. Вы с ней согласны, или есть еще другие реальные претенденты?

– Кандидаты, у которых есть своя фракция, которых поддерживают на местах, которые, соответственно, имеют финансовую поддержку и представляют или определенный регион, или определенную политическую силу. Я думаю, что таких сейчас шесть – Виктор Янукович, Юлия Тимошенко, Арсений Яценюк, Владимир Литвин, Петр Симоненко и Виктор Ющенко. У каждого из них свои преимущества.

Кстати, сейчас электоральная борьба за проевропейского избирателя по линии Тимошенко-Яценюк после заявления на Говерле сменилась борьбой Яценюка с Ющенко за админресурс. Ющенко всегда опирался на районные и областные администрации. Когда он говорил, что не пойдет на выборы, многие из них переориентировались на Яценюка. Теперь мнения разделились. Учитывая это, я прогнозирую, что в ближайшее время уволят некоторых глав областных госадминистраций, которые очень уж поддерживали экс-главу Секретариата президента Виктора Балогу или которые начали агитацию за кандидата Яценюка.

– Но ведь у Тимошенко и Януковича тоже есть свой админресурс в местных советах, преимущественно представленных БЮТ и «Регионами».

– Тимошенко и Янукович имеют влияние только на местное самоуправление, но самая большая власть в областях – областные администрации, которые контролируют СБУ, прокуратуру и остальные силовые структуры. Поэтому интрига этого этапа – Яценюк и Ющенко.

– Давайте вернемся к конкуренции Тимошенко с Яценюком. Ведь, согласно рейтингам, у них почти одинаковые шансы попасть во второй тур с Януковичем.

– Мы заказывали исследование в семи самых известных социологических компаниях Украины. По средним результатам, разница между Тимошенко и Яценюком от 3 до 5% в пользу Тимошенко, а между Тимошенко и Януковичем от 4 до 9% в пользу Януковича. То есть, я не вижу проблемы первого тура, в него точно выйдет Тимошенко, а вот победа во втором туре остается для нас проблемой.

Поэтому главный вопрос – не нынешнее преимущество Януковича, а то, что 18% планирует голосовать против всех. По нашему мнению, это все наши избиратели – «посторанжевый» электорат, разочаровавшийся в обещаниях Майдана. Если лидеры демократических сил не объединятся, после первого тура значительное число людей на выборы не придет. Именно поэтому я хотел, чтобы кандидатов было как можно меньше, и все проукраинские кандидаты должны были бы согласовать единую стратегию и стремиться к победе не конкретного политика, а направления развития страны. По идеологической доктрине уже можно было бы договориться, чтобы публично не было войны, чтобы демократы не обливали друг друга грязью. У меня, например, в отношении Яценюка только одно предостережение – отсутствие команды и его российские технологи, участвовавшие в 2004 г. в пропаганде раскола Украины.

– Идут ли переговоры руководства БЮТ с Яценюком по поводу сотрудничества на выборах? Например, о возможности снятия Яценюком своей кандидатуры в пользу Тимошенко в обмен на должность премьера?

– Мы неоднократно об этом говорили, но он заявил, что ни с кем не договаривается и победит самостоятельно. Но создается впечатление, что Яценюк уже договорился с Януковичем. Об этом свидетельствуют косвенные факторы: пророссийский «Интер» пропагандирует Януковича и Яценюка как единственных героев Украины, Лавринович говорит, что из Яценюка был бы неплохой премьер. Кроме того, у ПР и «Фронта перемен» один спонсор – группа «РосУкрЭнерго». Если это действительно согласованная схема, то Яценюку в этом случае достаточно промолчать во втором туре и половина его сторонников не придет на выборы, а значит, Янукович победит.

– Чем Яценюк мотивировал свое нежелание договариваться?

– Официальных переговоров не было, но я неоднократно говорил об этом как неформально, так и в СМИ.

– Вас в партии поддержали?

– Довольно многие люди считают, что нужно максимально договориться с социально близкими кандидатами. Надеюсь, что ближе к выборам мы еще вернемся к переговорам с разными партиями. Но Тимошенко пока не собирается принимать участие в избирательной кампании. До октября Тимошенко будет работать как премьер, а не как кандидат в президенты. Сейчас ее задача – бороться с кризисом и максимально дистанцироваться от текущей политики.

– Судя по тому, как единодушно голосовали за закон о выборах президента ваша фракция и «Регионы», вам снова удалось договориться о сотрудничестве? На каких условиях?

– Мы вынуждены договариваться с «Регионами», поскольку без них невозможно проголосовать ни один фундаментальный законопроект. Рассчитывать только на «НУ-НС» невозможно – половина из них не приходит и часто отказывается голосовать даже за те проекты, о которых уже договорились. Идеологически они – братская фракция, но они не дисциплинированные партнеры. Поэтому, когда голосуются социальные проекты, мы также договариваемся с коммунистами, когда экономические – также с Партией регионов. Что касается закона «О выборах президента», то для его принятия активно работала группа во главе с Лавриновичем и наша группа во главе с Портновым.

– Когда планируете вернуться к проекту изменений к Конституции?

– Думаю, что новая редакция Конституции в этих условиях невозможна. У нас остается единственная проблема, требующая решения, – местное самоуправление. Я до конца не представляю, когда мы будем проводить выборы в органы местного самоуправления. Кто-то говорит, что нужно сделать весной 2010 г. выборы в органы местного самоуправления, а в следующем году выборы в областные и местные советы. Другие говорят, что нужно все делать одновременно, в марте следующего года. Но это невозможно, ведь второй тур будет только 3-го февраля, а еще нужно будет провести обжалование и инаугурацию. Но для «Регионов» этот вопрос не ко времени – они сконцентрировались на президентской избирательной кампании и считают, что выиграют выборы, и дальше сами все урегулируют. Думаю, что в сентябре мы найдем решение.

Что касается преодоления вето президента на закон «О выборах президента», то это можно сделать в период 17-21 августа или 1 сентября после открытия сессии.

– На ваш взгляд, почему же так и не была создана «широкая» коалиция БЮТ и ПР? И что все же успели согласовать стороны в процессе переговоров?

– Было несколько тем, которые невозможно было решить. Избрание президента – в каждой команде были противники и сторонники выборов в парламенте. В каждой команде были люди, которые считали это неправильным. Это мировоззренческие разногласия. Разногласия также касались выборов премьера в два тура в парламенте, полномочий президента и премьера, согласованы были только вопросы местного самоуправления, судебной реформы и относительно раздела о правах человека.

– Как именно делили полномочия президента и премьера? Говорили, что БЮТ настаивал на максимально широких полномочиях для премьера.

– Так нельзя сказать, мы просто не могли прийти к общему решению. Вообще, в современной политической элите нет реального стремления к компромиссу. Когда шла речь о создании объединенной коалиции при участии всех фракций без коммунистов, то были такие, кто не хотел привлекать к переговорам Блок Литвина и НСНУ. Это, кстати, было видно по поведению Литвина. Когда его привлекали к переговорам – он при всем народе был за коалицию, когда нет – говорил, что это раздел страны на двоих.

– Когда ждать следующих договоренностей? О чем они будут?

– Думаю, что тема новой коалиции станет актуальной после выборов президента. Или фракции договорятся о пропрезидентском большинстве, или о досрочных выборах. Опыт Ющенко показал, что просто указа президента для роспуска парламента мало. Но президент не сможет работать без большинства в парламенте – поэтому либо мы, либо «Регионы» будут инициировать досрочные парламентские выборы, если не договорятся о новой коалиции.

– Может ли быть использован Алексей Пукач в президентской кампании? И если да, то как именно?

– История с «делом Гонгадзе» в последний год активизировалась. Кстати, до последних месяцев никто не занимался экспертизой пленок Мельниченко, а в последнее время президент просил выделить на это деньги и правительство это сделало. Я тогда понял, что в канун избирательной кампании дело реанимируют. Кроме того, для Ющенко, который решил идти на выборы, – это важная мировоззренческая вещь. Это одно из немногих обещаний на Майдане, которое он может выполнить. Об экономике ему уже говорить не стоит, свобода слова общество уже не интересует. Такого рода эмоциональные вещи, как «дело Гонгадзе», могут добавить очков президенту.

Пукача нашли через день после Говерлы. Наверное, знали, где он находится и просто не спешили его брать. Я не работал в СБУ, но был на афганской войне. Не представляю, чтобы человек, который столько времени скрывался, так себя вел во время задержания. Он будто обрадовался, показал все документы и сразу заявил, что причастен к делу Гонгадзе. Совпадение этих обстоятельств меня беспокоит.

Теперь дело может пойти по двум сценариям – Пукач назовет тех людей, которых уже нет и о которых невозможно ничего проверить. Что уже скажет Кравченко, Догаев или Ферре? Но в другом случае его могут использовать против действующих политиков – подтвердить трудно, ведь главные фигуранты уже мертвы, но через него можно будет шантажировать кого-то.

– Полезна будет правда и по делу Лозинского. Его найдут, как вы думаете?

– Я думаю, что для президента это дело даже важнее, чем «дело Гонгадзе». Последнее – это просто предвыборный отчет, а первое – атака на своего электорального противника Тимошенко. Насколько мне известно, президент сейчас только и интересуется этим делом.

Ирина Ходорова, «Главред»

Поделиться.

Комментарии закрыты