Топ-100

Обреченные на самолечение

0

Кировоградец Андрей Макота отрезал левую ногу жене портняжными ножницами. У женщины была сухая гангрена конечности. Врачи не рисковали ее ампутировать, потому что у больной было высокое давление.

«Оля страшно мучилась, — вспоминает Жанна Ивановна, сестра Ольги Макоты. — Ее нога догнила до колена, болталась. Невозможно было смотреть, сидеть рядом — такой запах был».
Через 10 дней 71-летняя Ольга Макота умерла. Организм не справился с инфекцией.

«Это трагедия для меня. Теперь я один в пустом доме остался, — Андрей Макота подводит к шкафу с зеркалом, на котором стоят три портрета. Берет их в руки. — Это Катя, сестра Оли. Она умерла от рака. Это ее сын Сережа. Он с красным дипломом институт закончил, баскетболистом был. В 28 лет его нашли без головы. Третий — наш сын Витя. В 44 года его инфаркт схватил. Еще поставлю портрет Оли, пока не успел сделать».
18 лет тому назад Ольга Макота спасла мужу жизнь. «Я полез на крышу шифер снимать, — вспоминает вдовец. — Провалился сквозь потолок, спину поломал, шлаком засыпало. Так бы и умер, но Оля задержалась, чтобы сделать мне чай, и спасла меня. А я ее не смог…» Три года тому назад у женщины закупорились сосуды на левой ноге. Не могла ходить, развивалась гангрена.«Из-за болезни в этом году впервые в жизни не накрывали стол на день нашей свадьбы, — вздыхает Андрей Дмитриевич. — Должны были гулять ”золото”. Врачи хотели ампутировать конечность. Говорили, Оля может умереть. Я сдрейфил и забрал ее домой. Да и денег на операцию не было. Увидел по телевизору рекламу аппарата от любых болячек. Заплатил 1800 гривен, но он не помог. Потом купил за 800 гривен еще один, который делал живую и мертвую воду. Не помогло. С ума сходил. Когда нога перегнила — взял да и отрезал ее».

После случая городское управление здравоохранения проверило медиков, которые лечили Ольгу Макоту, пишет Gazeta.ua.«Больную лечил лично заведующий костно-гнойным отделением городской больницы Александр Болдурат, — говорит Любовь Пивоварчук, начальник управления. — Решили немедленно ампутировать ногу, потому что могла быть интоксикация организма. Больную положили в больницу, готовили. Решили подлечить ее, но муж забрал, никого не послушал. Девять месяцев сам лечил, ампутировал сам. За два дня до смерти жены отказался от медицинской помощи, не пускал врачей».
Врачу Болдурату вынесли выговор, лишили надбавок и премий, сняли с должности.

Вообще с медициной в городе особо туго. «В прошлом году в Кировограде с четвертьмиллионным населением умерло 3886 человек, — говорит Виктор Мягкий, глава комиссии по здравоохранению и социальной защите при городском совете Кировограда. — 600 человек в больницах, остальные дома, потому что не получили надлежащего лечения. Все из-за обнищавшего положения медицины. Например, на 440 тысяч койко-дней на питание выделили 680 тысяч гривен — по 1,5 гривны в день на больного. Хлеба дают сейчас по 80 граммов, а немцы-оккупанты давали по 125. На медикаменты из городского бюджета выделяют по 2,5 гривны на одного больного в день. За эти деньги невозможно лечить. Если привозят больного без денег, то врачи ходят по палатам, просят у других или берут в аптеках в долг. Вынуждены смотреть на больного как на носителя денег. Больницы вынужденно превратились в коллекторы сбора денег».

Share.

Comments are closed.