Одесская Айседора

0

Говорят, если Бог отбирает одно, то на остальное не скупится. Именно так произошло с одесситкой Евгений Волошиной – будучи ребенком, она потеряла слух, зато научилась танцевать лучше многих слышащих хорошо.

Евгения перестала слышать в 9 месяцев в результате неудачного лечения от сепсиса. Кроху пичкали пятью разными антибиотиками, которые в буквальном смысле разбомбили ее слух. Родные маленькой Жени не находили себе места, пока ребенок не развеселил их своим первым шоу.

«Я начала пританцовывать под радио в своей кроватке. Оказалось, что небольшой процент слуха у меня все-таки остался — лучше всего я слышала низкие звуки музыки», — говорит одесситка.

С первых шагов девочка начала проявлять любовь к танцу – сочиняла собственные номера и выступала на семейных праздниках. Не остыла ее любовь к хореографии и в специализированной школе для глухих деток. Учитель танцев сразу заметил способности Евгении и всегда старался их поддерживать и развивать. В старших классах она уже выступала наравне со здоровыми ребятами в танцевальном ансамбле «Детство», а после школы стала первой слабослышащей студенткой тогдашнего культпросветучилища на отделении хореографии.

Чтобы не отставать от сокурсников, Евгении приходилось прилагать титанические усилия. «На первой лекции я пыталась записывать то, что слышала, естественно, не успевала и нервничала. Учитель тогда накричала на меня, мол, о чем я думала, когда поступала в училище. Я расплакалась, было очень обидно», — вспоминает Евгения.

Благо, не остались безучастными ее одногруппники – они давали Евгении переписывать лекции из своих конспектов. Зато в танце повторять за кем-то ей никогда не приходилось – она всегда была первой.

Однако после учебы, за неимением других перспектив, слабослышащую девушку направили слесарем на завод «Электрик», где целый год она собирала розетки. Но Евгения продолжала грезить о сцене. «Я не выдержала на заводе и пошла работать в УТОГ, где очень скоро основала театр «Феникс». За все время мы поставили около 70 номеров, с которыми ездили по всему миру и неоднократно брали гран-при на конкурсах», — вспоминает Евгения Волошина.

В ее репертуаре — самые разные номера, на постановку которых уходит от 5 минут до полугода. К слову, самые любимые номера одесситки поставлены на песни Аллы Пугачевой. Преданная поклонница, Евгения любит Примадонну за ее драматизм.

Параллельно с работой в обществе глухих Евгения ставила танцевальные номера для киевских, московских и одесских артистов. Довольно долго она сотрудничала с джаз-дивой Татьяной Боевой, которая сравнивала Евгению с возлюбленной Есенина Айседорой Дункан — внешне женщины, и вправду, похожи.

В 90-х судьба свела девушку с театром «Маски-шоу». Она снималась в нескольких сериалах и ставила танцевальные номера для комиков, не подозревая, что один из них, Михаил Волошин, вскоре станет ее мужем. «Мы с Мишей готовили небольшую сценку, в конце которой у нас появляется ребенок. Так и в жизни произошло, сейчас нашей дочери уже 17 лет», — улыбается женщина.

Сегодня Евгения является единственным балетмейстером в обществе глухих и заслуженным работником культуры Украины. Несмотря на звания и регалии, женщина работает в обветшалом здании на сцене без зеркал, а зарабатывает жалких 1400 грн. «Премии нам не дают уже лет 5, а в очереди на квартиру я стою уже 28 лет. Но я смирилась, единственное, о чем я мечтаю – чтобы у меня был нормальный зал с зеркалами, где бы я могла тренировать и детскую группу», — говорит она.

Несмотря на все жизненные трудности, в свои 47 лет Евгения выглядит потрясающе. Секретов красоты Волошина не скрывает – два стакана воды с лимоном натощак, трехразовые тренировки в зале и раздельное питание. «Когда выхожу на сцену, забываю о возрасте. При этом я всегда себе не нравлюсь. Может, это недовольство собой и дает мне силы двигаться дальше», — улыбается она.

Надежда Маркевич,
«Думская»

Поделиться.

Комментарии закрыты