Топ-100

Паре долго не хотели отдавать приемных детей

0

Семья Посоховых-Шитеевых из Доброполья (Донецкая обл.) привыкла делить проблемы и радости на всех своих шестерых детей поровну. Причем, 5 девочек в семье – приемные, и у каждой своя нелегкая судьба.

С первого взгляда «не вышло»

Теперь уже бывший «афганец» Геннадий и Лариса встретились еще 15-летними школьниками в пионерлагере, но тогда дальше обмена улыбками дело не пошло. Ушли каждый в свою жизнь, обзавелись семьями.

Познакомились заново будущие супруги в общей компании, у знакомых, где легко вспоминалось детство со своими спортивными достижениями. С тех пор и зажили вместе, тихо, без шикарной свадьбы и пафоса. Объединила молодоженов общая крыша и маленькая дочь Ларисы Анечка. О пополнении семейства пара сперва тоже не задумывалась. Регистрировать брак Геннадий и Лариса пошли только 5 лет назад (а вместе они уже 10 лет), когда им отказались без штампа в паспорте отдать в семью первую приемную дочь Олесю…

«А вы меня еще возьмете?»

На предложение пойти швеей в интернат №1 Лариса согласилась сразу. И с первых дней прикипела душой к девчонкам, которые слетались к ней в кабинет, чтобы «поколдовать» с лоскутами да пуговицами. Леся приглянулась сразу: «Забежит в обеденный перерыв на запах кофе, станет на пороге с такими глазищами, что печенюшка, захваченная из дому, в горло не лезет, – вспоминает Лариса. – Поделюсь, потом, оставшись одна, поплачу». От некогда большой семьи девочки остались одни осколки: папа затерялся в России, маму лишили родительских прав, брата отослали в другой интернат, сестру удочерили где-то за границей. Чтобы хоть как-то согреть её, пригласила в гости, домой. А та на следующий день, путаясь в местоимениях, взволнованно спросила: «А вы меня еще возьмете? Я хочу, чтобы ты стала моей мамой».

Лариса еще раздумывала, что ответить, когда позвонил муж и поставил в сомненьях точку: «У тебя что, сердца нет? Неужели у нас лишней тарелки супа не найдется?» И дочь – ровесница Олеси – в унисон выдала: «Давай заберем». Но в соответствующих службах Ларису стали…  отговаривать и предлагать другие кандидатуры. Мол, у этой и характеристика плохая, и учится неважно. Но Лариса настояла на своем. Девочка стала их дочерью. К 1 сентября она повязала дочерям красивые банты. Но уже 2-го, после того, как предложила Олесе сесть за уроки, по продолжительному протестному «У-у-у» в ответ поняла: праздник закончился, начались суровые будни. Сопротивление продолжалось две недели кряду. А потом девчушка официально заявила: «Больше реветь не буду». Сейчас учится на «десятки», обожает химию и алгебру.

«Не хотим, чтобы сестренка одна осталась»

Вскоре к Ларисе обратились воспитанницы интерната, взрослые девочки Алена и Оксана с просьбой взять под крыло еще и их меньшую сестричку Катю, так как интернат расформировывали, и девочки переживали, куда попадет их с непростым характером, ершистая, похожая на колючего ежика Катя. Лариса сказала мужу только: «Жалко». Он без раздумий выдал: «Давай попробуем».

Но выковать счастье еще для одной одинокой души сразу не удалось. В тех самых службах услышали почти торжествующий отказ: «А вот Катьку вы вообще не получите!» Мотивы подобного «ликования» Лариса не поняла до сих пор. Их с мужем не пускали в донецкий интернат, куда перевели девочку, разрешение на встречу пришлось выбивать чуть ли не с боями. Потом предъявили претензию, что в их трехкомнатной квартире не хватает площади. Этот пункт удалось решить одним махом: снесли перегородку, тем самым добавив к «квадратуре» нужные 5 м, увеличив пространство на ровном месте.

Самое парадоксальное: в итоге им пошли навстречу, поставив перед фактом: «Отдадим при одном условии – заберете всех троих сестер». Лариса и Геннадий забрали всю троицу, не раздумывая. Самые старшие – Алена и Оксана – сейчас строят свою судьбу отдельно: первая учится в другом городе, вторая уже успела сделать Ларису бабушкой. На вопрос, часто ли наведываются, она отвечает: «Когда у них всё хорошо – реже, а если плохо – тут как тут». Есть в этом своя честная взрослая прямота. «Главное – услышать: мам, как я по вам всем соскучилась…»

«Теперь будешь набирать детей до бесконечности?»

В лоб задала вопрос одна из приемных дочерей, когда зашел разговор о появлении в семье еще и Оли. Но ревность ушла после мудрого ответа матери: «Тебе же хорошо? Пусть и другим будет тоже».

Оля – единственная, кто пока обращается к Ларисе по имени-отчеству. Но это не признак отчуждения. Имеет право: мамой осталась её настоящая мама Инна, которая сознательно дала «добро» на то, чтобы дочь приняла приемная семья. Оля в 3 года вынуждена была ухаживать за больными – мамой и бабушкой. Когда встал вопрос о том, что при существующем положении дел её нужно отдавать в интернат (другие родственники приютить отказались), Лариса приняла удар на себя. Семья, в которую пришла беда, и без того давно была ей как родная. У бабушки – Ольги Евгеньевны – все её дети осваивали музыкальную грамоту. Все переживали за Инну, у которой прогрессировала тяжелая болезнь, играли с Оленькой.

«Это вы из-за выгоды!»

Первое, что заявили Ларисе, когда она опять стала собирать бумаги. Ответ тогда нашла быстро: «Да в каждом интернате такой “выгоды” по 500 человек. Бери – не хочу». Снова преодолела бюрократическую волокиту. Вместе Посоховы хоронили бабушку, теперь помогают Инне справиться с болезнью. Лариса решает все её бытовые вопросы, вплоть до оформления субсидии на квартиру. Когда чиновники деловито поинтересовались: «Кто вы такая?», просто сказала: «У нас один ребенок на двоих».

Да и всех девчонок Лариса и Геннадий окружили невероятной заботой. Все они окончили музыкальную школу, прекрасно поют. Выходят на сцену в костюмах, сшитых их мамой, чтобы удивить зал, занять престижные первые места на творческих состязаниях, даже международного масштаба – в Космаче, Албене.

Двери дома Посоховых-Шитеевых открыты для любых, самых предвзятых, проверок – нечего им скрывать. Кроме того, они совсем не считают свою многодетность грузом. Родители рады, что у каждой дочки своя черточка характера, которую можно развивать и поощрять: Леся – человек творческий, из бисера чудеса выплетает, Катя – трудоголик, ведет себя как настоящий прораб, Оля – всегда на подхвате. А Аня – поет, как птица, и хотя вроде в семье первая, этим сильно не козырит.

Не имеющей специального педагогического образования Ларисе удалось удивительно точно настроить их всех на будущее. Только Катя еще выбирает, остальные уже четко определились, кто кем будет: Олеся – воспитателем детского сада, Аня – учителем младших классов, Оля, постоянно тискающая еще одну «девочку» – кошку Лялю, непременно ветеринаром.

«Только вперед и только все вместе!»

Эту речевку с ходу вспомнила Олеся, чтобы охарактеризовать атмосферу, царящую в семье. И добавила: «Это мой дом». Оля уточнила, что у нее их сразу два, Катя призналась, что ей здесь хорошо, Аня пожала плечами: а разве может быть иначе? Геннадий же сослался на умение держать удар. Ему как мастеру спорта по боксу доподлинно известно, как это нужно делать. А еще – что такое терять. Год в Афгане не забудется никогда, работа горноспасателем и сейчас не дает расслабиться. Но это всё остается за пределами уютных домашних стен, внутри которых хоть и шумно, но так здорово находиться! По его мнению, судьба – то, что преподносит нам жизнь. А их она не обидела…

Елена Карпенко,
Donbass.ua

Share.

Comments are closed.