По следам Глухова

0

Грузии, похоже, скоро надо будет прописывать новую строчку в бюджете: «реабилитация российских солдат, пострадавших на службе в собственной армии».

Всего пара дней прошла с тех пор, как стало известно, что российский сержант Александр Глухов, сбежавший в Грузию и получивший в результате международную известность, получил в республике официальный статус беженца. И тут же у него нашелся последователь. Рядовой российской армии Дмитрий Артемьев, который, как и Глухов, проходил службу в Южной Осетии, перешел на грузинскую территорию. «Я знал, что здесь находится сбежавший солдат, поэтому решил обратиться к вам за помощью», – сказал он.

Побег

Артемьев служил в части, дислоцированной в приграничном южноосетинском селе Переви. В Грузию он попал без особого труда: выбрал момент, когда нес ночное дежурство на КПП (в ночь на 2 июля), и перешел границу. По словам сотрудника администрации приграничного Сачхерского района Грузии, рядовой зашел в дом местного жителя. О беглеце сообщили властям, те связались с полицией, и ее сотрудники отвезли солдата в Тбилиси.

Кстати, в отличие от Глухова (который, по имеющейся информации, ушел из части безоружным), Артемьев захватил с собой автомат Калашникова (АКС-74) и шесть рожков на 180 патронов. Разумеется, все это у него отобрали.

Свой побег Дмитрий Артемьев объяснил плохими условиями службы и издевательствами со стороны командиров. «Со мной обращались очень плохо, часто били», – сказал он. В Грузии Артемьев попросил политического убежища.

Пока что ему предоставили статус соискателя убежища. Решение по его делу, как заявили в грузинском Министерстве по делам беженцев, будет принято в течение четырех месяцев (Глухов ждал примерно столько же – попал в Грузию в конце января, а документы о статусе беженца получил в конце июня).

В ближайшее время судьбой Артемьева будут заниматься представители ООН – они должны подыскать ему жилье и обеспечить питанием. Впрочем, Министерство по делам беженцев также не останется в стороне: в случае с Глуховым это ведомство, напомним, обеспечивало ему материальную поддержку в течение нескольких месяцев, пока рассматривалось его дело, а теперь будет официально выплачивать ему пособие в соответствии с его новым статусом.

Неофициальные источники утверждают, что служить Дмитрию Артемьеву оставалось всего 5 месяцев. Глухову, кстати, до дембеля оставалось примерно столько же, однако ждать он не стал. Хотя его претензии (объективно) оказались гораздо менее существенными, чем у его последователя: не сложились отношения с новым командиром, кормили плохо, бани не было. А Артемьеву, по его рассказам, пришлось бы еще пять месяцев терпеть побои, если бы он остался. «Там, конечно, как и во всех воинских российских частях, все может быть: вымогательство, побои, издевательства, – отмечает председатель Союза комитетов солдатских матерей (СКСМ) Валентина Мельникова. – Бойца, может быть, настолько допекли, что он вынужден был уйти».

Разбор полетов

Когда в Грузию сбежал Глухов (кстати, из частей в Южной Осетии солдаты уходили и раньше, однако объектом всеобщего внимания стал именно этот случай), о возможной подоплеке этой истории высказывались самые разные мнения. Одни объявляли Глухова агентом грузинской разведки (который подстроил побег, чтобы опорочить российскую армию), другие полагали, что российский сержант мог быть заслан в Грузию российскими же спецслужбами (к примеру, для того чтобы Москва, вооружившись версией о «похищении Глухова грузинской разведкой», развязала бы себе руки для очередного конфликта с соседней республикой).

Недостатка в конспирологических версиях, как можно предположить, не будет и в случае с Артемьевым. Оценить их можно будет только по прошествии определенного времени, когда станет ясно, какое политическое развитие получила эта история. Между тем, вне зависимости от ее подоплеки каждая из сторон (и Грузия, и Россия), очевидно, будет пытаться изменить ситуацию в свою пользу.

Еще больше?

В то же время на сбежавшего солдата уже завели уголовное дело. Сразу по двум статьям: «хищение оружия» и «дезертирство». По первой статье человека могут посадить на срок до 7 лет (при отсутствии отягчающих обстоятельств) или до 12 лет (если, например, суд решит, что человек, совершивший кражу, воспользовался при этом своим служебным положением). Что касается статьи о дезертирстве, произошедшее было квалифицировано по второй ее части («дезертирство с оружием, вверенным по службе»), которая предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет. Об этом сообщил журналистам источник в Северокавказском военном округе.

В случае с Глуховым дело, как сообщалось, было заведено по первой части статьи о дезертирстве. Помимо прочего это означало, что обвиняемый может вообще избежать наказания – в том случае, если будет установлено, что его бегство «стало следствием стечения тяжелых обстоятельств». То есть для беглеца оставили лазейку на тот случай, если он вдруг решит вернуться (Глухов, правда, в возможность того, что побег в России ему простят, не поверил и предпочел остаться в Тбилиси). А вот Артемьеву такой возможности не дали.

Следственный комитет при прокуратуре РФ, который возбудил дело, конечно, не мог проигнорировать факт похищения автомата и выбрать другую часть статьи о дезертирстве. С другой стороны, неясно, зачем было с такой быстротой это дело заводить. Российскому военнослужащему уже на следующий день после его побега показали, что альтернативой убежища в Грузии для него станет российская тюрьма.

В ближайшее время Россия, вероятно, официально обратится к Грузии с просьбой о выдаче сбежавшего солдата. И, как можно предположить, получит отказ. Представители ООН, которые выразили опасение, что Артемьев может быть депортирован без решения суда, зря волнуются. Глухова грузинские власти не выдали и его последователя, скорее всего, тоже не выдадут. О бегстве Артемьева уже, не скрывая удовлетворения, высказался президент Грузии Михаил Саакашвили: «Это уже второй российский военнослужащий, который выбирает свободу, – с гордостью заявил он. – Однако желающих еще больше. Сегодня Грузия защищает свободу не только своих, но и проживающих в России и соседних регионах людей».

Слова о том, что «желающих еще больше», вполне возможно, больше чем просто риторика. По данным правозащитников, оснований для бегства у военнослужащих, проходящих службу в Южной Осетии (прежде всего у солдат срочной службы), более чем достаточно – дедовщина в российских войсках в Южной Осетии, по словам правозащитников, процветает.

P.S.

От претензий Дмитрия Артемьева его начальники, конечно, могут отмахнуться. Хотя, если версия о причинах побега подтвердится, они, наверное, должны будут сказать Грузии спасибо. Хотя бы за то, что она оказалась рядом. За то, что рядовой Артемьев ушел туда и унес с собой автомат АКС-74 и 180 патронов. Вместо того, чтобы использовать их против тех, кто его обидел.

Михаил Тищенко,
Lenta.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты