Похитители истории

0

Даже с наступлением холодов украинские кладоискатели продолжают искать сокровища. Немало находок «черных археологов» оседают в частных коллекциях, а некоторые в прямом смысле стоят жизни своим владельцам.

Прошедшая осень выдалась богатой на находки военных времен – произошло сразу несколько несчастных случаев, связанных с неосторожным обращением с найденными боеприпасами. Так, недавно в селе Натальевка Запорожской области, на частном подворье во время распиливания найденного артиллерийского снаряда времен войны произошел взрыв. Один человек погиб на месте, второй скончался в машине «скорой помощи» по дороге в больницу. В сарае милиция нашла еще несколько взрывоопасных предметов времен войны. А чуть ранее 176 боеголовок нашли в изюмских лесах Харьковской области. Боеприпасы были изношены и могли сдетонировать в любой момент – только по счастливой случайности никто не пострадал. Но все свидетельствовало, что искатели приключений — не случайные жертвы минувшей войны, а люди, для которых игра со смертью стала разновидностью заработка или даже способом жизни.
Пострадали в подобном происшествии также «черные археологи» из соседнего города Снежное. Когда 27-летний парень вместе с напарником пытался вывернуть взрыватель из найденного пушечного заряда, его 57-летнего старшего коллегу просто разорвало на части. Оставшегося в живых везунчика едва вытащили с того света в местной больнице, достав из тела десятки стальных осколков.
А в сентябре зоны раскопок не поделили уже сами «черные археологи». Это произошло в Торезе – во время Великой Отечественной войны здесь велись отчаянные бои, и неудивительно, что сюда съезжаются «черные археологи» для незаконного поиска и продажи военных раритетов.
С годами этих артефактов становится меньше, а копателей – больше. Один из них решил избавиться от конкурента. Он сделал самодельную взрывчатку и подбросил ее под кооперативный гараж коллеги. Раненого сразу доставили в больницу. А подрывника разоблачили и задержали. На допросе в милиции он рассказал – хотел только напугать конкурента и повредить его автомобиль.

Игра со смертью

Промысел жителей, добывающих в донецких и крымских степях и лесах стальные снарядные болванки, ныне превратился в прибыльный вид криминального бизнеса. Самая простая, примитивная его разновидность — собрать металл для сдачи в нелегальные пункты приема вторсырья. Занимаются этим местные бомжи, алкоголики. А последствия такой деятельности регулярно ощущают отечественные металлургические заводы, где в мартенах неожиданно взрываются адские «подарочки».
Более престижным считается дело «копачей», ведущих целенаправленную охоту за взрывчаткой. Выплавленный с немалым риском для жизни из снарядов и авиабомб тротил и сохранившиеся толовые шашки они впоследствии реализуют широкому кругу заинтересованных лиц: от банальных любителей поглушить речную рыбку до горняков подпольных шахт-«копанок».
Наконец, в своеобразную элиту «черных археологов» входят искатели старого оружия и воинских амулетов. Огнестрельные стволы той поры, как рассказывают знающие люди, порой удается откопать новенькими, словно только вчера с завода. Красноармейские винтовки-трехлинейки, немецкие рожковые автоматы либо легкие пулеметы становятся вновь пригодными к использованию после косметического ремонта. Но даже проржавевшее небоеспособное оружие находит своих покупателей — подпольных коллекционеров либо оригиналов, желающих украсить домашний интерьер необычными аксессуарами. Так что с реализацией добычи у «черных археологов» проблем нет.
Особую категорию находок составляют «похоронные» амулеты солдат вермахта, миниатюрные металлические трубочки-пеналы с данными о погибшем военнослужащем. На Интернет-аукционах за подобный раритет предлагают по 5–7 тысяч евро.
Один из искателей, согласившийся побеседовать с журналистами на условиях анонимности, уверяет, что знает кладоискателей, которые заработали на своих находках до $100 тыс. Сам он за 10 лет собрал внушительную коллекцию раритетов – от скифских времен до эпохи Российской империи, которую оценивает в $150 тысяч. По его словам, кризис ударил и по торговле археологическими находками. Цены на рынке упали почти вдвое, зато активизировались мошенники. Например, в Керчи и Одессе есть мастерские, где искусно подделывают царские монеты и скифские ценности. Все это добро перекупщики сбывают малообразованным и непривередливым коллекционерам.

Сейчас, по данным «Фокуса», скифские наконечники из бронзы (IV-III вв. до н.э.) стоят от 20 грн. за штуку. Пятикопеечная монета 1787 года – от 100 грн. За целые амфоры (IV-V вв. до н.э.) придется выложить от 600 до 800 грн. Хазарская сабля XI в. – от тысячи грн. Дороже аланские сабли IX-X вв. – от 1500 до 2000. А скифские мечи стоят от 300 до 400 долларов.

Вообще, идеальной формой сосуществования охотников за сокровищами и государства копатели считают английский вариант. В Великобритании согласно закону человек, обнаруживший сокровище, является его владельцем, если сообщит об этом государству в течение двух недель и представит отчет о нахождении клада. Это дает британцам право легально продавать найденные в земле ценности музеям и коллекционерам.

Заработок гонит на минное поле

«Черные археологи» тщательно маскируют свой криминальный бизнес, норовят заручиться негласной поддержкой чиновников местных органов власти. Так, по некоторым сведениям, погибший у Саур-могилы «бомбокопатель» формально числился членом некоего патриотического объединения, целью которого были поиск и идентификация пропавших без вести героев Великой Отечественной. По утверждению независимых экспертов, подобная «крыша» открывает «историкам» доступ к архивным документам — фронтовым картам военной поры и уникальным сводкам невосполнимых потерь личного состава, с помощью которых можно косвенно установить, где копать и что искать. Впрочем, немало любопытных сведений об этом удается разыскать и с помощью Интернета.
До недавнего времени каста украинских «черных археологов» считалась весьма закрытой. Однако экономический кризис, разразившийся в стране, погнал в поле на поиски лихой доли множество дилетантов, не обладающих ни современной поисковой аппаратурой, ни специфическим опытом.
Одного такого любителя правоохранители Снежного, после шокирующего ЧП на Саур-могиле, поймали с поличным. На чердаке собственного дома горожанин хранил 35 артиллерийских снарядов и 18 мин. Нетрудно представить, какой бы «фейерверк» произошел в округе, если бы этот арсенал случайно сдетонировал.
Окрестности бывшего Миус-фронта — далеко не единственное место на Донбассе, нашпигованное атрибутами минувшей войны. Скажем, старожилам индустриального региона хорошо известно, что у железнодорожной станции Волноваха в результате бомбежки пошел под откос целый грузовой состав со снарядами и минами. Из года в год их десятками обнаруживают в окрестных лесополосах, и конца-края этим грозным находкам нет.

Вырывание страниц из бесценных книг

По мнению юристов, в украинском законе, устанавливающем право собственности на клад, есть неточности. «К примеру, если вы нашли в земле предмет, представляющий культурно-историческую ценность, государство обязано вас поблагодарить. Статья 343 Гражданского кодекса Украины гласит, что сумма вознаграждения составляет до двадцати процентов от стоимости находки. Понятие «до двадцати процентов» растяжимое, ведь, скажем, два или пять процентов – это тоже до двадцати», – объясняет юрист Ирина Давидович. – Примечательно, что закон не дает счастливчику даже нескольких дней на то, чтобы собраться с мыслями. Для получения загадочной суммы он обязан, согласно все той же статьи ГК, «немедленно сообщить о сокровище и передать его в милицию или орган местного самоуправления»».
Впрочем, по словам кандидата исторических наук и археолога Павла Шидловского, серьезные клады на практике встречаются редко. «Клад – это специально оставленный или спрятанный набор вещей. К примеру, подобными тайниками славится трипольская культура. Но к археологам такие сокровища не попадают, – говорит он. – Проблема даже не в том, что нас опережают нелегальные кладоискатели. Загвоздка в другом: спрос на эти артефакты провоцирует отечественная элита».
В доказательство своих слов г-н Шидловский показывает внушительный каталог с коллекцией древностей ПЛАТАР, название которой происходит от фамилий ее прежнего и нынешнего владельцев – покойного собирателя антиквариата Сергея Платонова и соучредителя «Индустриального союза Донбасса» Сергея Таруты. В ней собраны ценности от трипольской культуры до Средневековья, а ее стоимость составляет десятки миллионов долларов. В прошлом году президент Украины вывез коллекцию в Польшу для демонстрации в Национальном музее Варшавы. Выставка проходила под патронатом Виктора Ющенко и Леха Качиньского. Этот факт по сей день приводит в шок отечественных археологов, ведь ПЛАТАР в научном мире считают коллекцией «черной археологии».
Есть и другая сторона деятельности «черных археологов»  – помимо того, что их промысел наносит грабительский урон историческому наследию страны, они зачастую разрушают памятники культуры.
Работая впопыхах, «копатели» нарушают культурные слои, которые так важны для датировки найденных вещей. Специалисты тщательно, миллиметр за миллиметром, снимают один слой земли за другим, действуя при этом кисточкой, скрупулезно описывая каждую находку. «Черная археология» — такое же изуверство, как вырывание страниц из бесценных книг. Ведь, забирая предметы старины, расхитители оставляют памятники в изувеченном состоянии. Раскапывая участок, они перемешивают слои почвы, уничтожая всю полезную информацию.
Так, в июле появилась информация, что возле села Старобогдановка Запорожской области группа людей занималась незаконными археологическими раскопками с применением бульдозеров и экскаваторов. Они исследовали памятник археологии – скифский курган, крупнейший курганный комплекс Приазовья. На месте раскопок представители Запорожского областного центра по охране культурного наследия обнаружили остатки захоронений, до которых успели добраться грабители.
«Когда мы приехали туда, картина вызывала у меня ужас и содрогание. Курганы у нас то там, то сям грабятся, но это, как правило, ямы по насыпи, по центру, сбоку. Здесь же раскопки велись традиционным методом, по которым исследователи-археологи копают курганы, с помощью землеройной техники. Процессом явно руководил человек, который профессионально занимался археологией. Это невиданное преступление у нас в Запорожской области. Еще никто из грабителей не работал сутками, с помощью техники не рыл курганы», – рассказала начальник отдела охраны и учета памятников Алла Плешивенко.
После такой варварской деятельности «черных археологов» восстановить для истории многие интересные факты просто невозможно. Не говоря уже о том, чтобы найти более-менее ценные вещи. Бывает, что студентам-археологам, которые приезжают на практику, остаются лишь жалкие напоминания того, что хранили места древних поселений долгие столетия.
Время от времени поступает информация и о разграблении курганов на западе страны. Были случаи, когда сотрудники Черниговской областной инспекции по охране памятников истории и культуры, обследуя территорию, находили уже разграбленные курганы. Колодцем полностью уничтожается и насыпь, и погребальная камера, спасать в таких случаях там уже нечего.
Что за это бывает? Весной 2004 года на Украине принят закон, карающий за археологический грабеж. Согласно документу, все, что находится в земле, принадлежит государству, а обнаружившему сокровище полагается только 25 процентов от стоимости клада. По закону «Об охране археологического наследия», использование металлоискателя без особого разрешения также запрещено, но пока что-то не слышно, чтобы этот закон кем-то и когда-то применялся. Там, где светит возможность реально обогатиться, о законе, естественно, никто не вспоминает.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам «Фокус» , «Вечерние вести» , НТН

Поделиться.

Комментарии закрыты