Топ-100

Проданное детство: Исповеди несовершеннолетних проституток

0

«Тебе придется делать то, что говорю я. У тебя нет другого выхода. Запомни это! – схватив Аню за волосы, твердил сутенер Женя. – Кто ты? Подзаборная дрянь, которая для собственной мамаши, как в горле кость. Малолетняя шлюха.»

«Я не хочу работать с этим клиентом – он отморозок», – промямлила Аня
«Сука, ты за чей счет живешь?» – от удара сутенера девушка упала на пол. Женя захлопнул дверь, оставив её в комнате одну.

Положив под голову диванную подушку, Аня зарыдала.

Золушки из борделя

Фирмы интимного досуга открываются одна за другой. Но таких, где несовершеннолетних девочек используют как сексуальных рабынь, немного. Подобного рода товар предлагают клиентам без особого шума.

Прежде всего, посетителей борделей и любителей уличных проституток интересует «арифметика» цен. Как правило, малолетние проститутки – дешевый «товар». И клиенты выбирают то, что дешевле. Ситуация чем-то напоминает сортировку товара на первосортный и второсортный.

Большее число малолетних проституток – девочки из неблагополучных семей. Чтобы заработать на жизнь, они торгуют собственным телом.

Света – одна из юных гетер-заложниц, вырвавшихся на свободу после нескольких месяцев заточения в притоне.

Она наивно верила в «мифические истории» о Золушках из борделей, покоривших целый мир и богатого жениха. Устроилась работать в фирму досуга. В борделе работали в основном несовершеннолетние девочки.

Как оказалось, захватывающие истории о проститутках, которые рассказывали ей сверстницы, не похожи на правду. Она столкнулась с алчным миром, по законам которого малолетние жрицы любви обречены на рабский труд и бесправное существование…

Жестокие игры

«Вместе с подругой Неллей мы работали уличными проститутками с 13 лет, – рассказала Света. – У нас были свои постоянные клиенты – в основном, кавказской национальности. И так до тех пор, пока мы не познакомились с Кириллом. Он некоторое время наблюдал за тем, как мы работали на трассе. Вскоре мужчина подошел к нам и предложил закурить. После нескольких минут беседы Кирилл предложил работу в престижном борделе, хороший заработок, обилие клиентов и жилье. Мы согласились. Для нас работа проститутки в борделе казалась цивилизованной. Но вскоре мои мечты о красивой жизни элитной проститутки развеялись, как дым.

В квартире, куда нас привели, было три комнаты. В них жили девочки, которых время от времени вывозили на территорию клиента, в его распоряжение.

Выезжать за пределы борделей всегда опасней, чем работать на месте. Ведь среди клиентов фирмы много беспредельщиков и извращенцев. Но жаловаться было некому.

Хозяин запрещал покидать бордель – держал взаперти. Непокорных рабынь избивали, приучая к смирению. Нам довелось пережить постоянные побои и сексуальные игры в стиле садомазо.

Никаких перспективных заработков, которые обещал Кирилл, не предвиделось. Позже мне чудом всё-таки удалось сбежать из притона».

10 клиентов за сеанс (одновременно)

Однажды по просьбе «заказчика» подруг Свету и Неллю привезли в роскошный загородный особняк. На то, что клиентов окажется более 10, девочки не рассчитывали. Но отступать некуда. Над малолетними девочками издевались, вставляя бутылки во все отверстия. На крик никто не реагировал – ни насильники, ни ждавший у особняка в машине шофер. Света убежала из особняка босиком, накинув на голое тело шубу. По заснеженной дороге босиком она добралась до ближайшего кафе. Позвонила знакомой девушке, работавшей уличной проституткой и попросила помочь ей уехать из города.

«Часто на помощь милиции девочкам рассчитывать не приходилось, – продолжала вспоминать Света, – когда я начинала работать уличной проституткой, случались инциденты. Младшие девочки не привлекали внимания сотрудников полиции – видимо, никто и не мог заподозрить, что мы малолетки, по сути, еще дети, торгуем собственным телом. А вот тех жриц любви, что постарше, иногда забирали патрули. Утром девочки покидали отделение милиции. А после рассказывали, как их, пристегнув наручниками, насиловали молодые полицейские. Утром, выпуская из отделения, они предупреждали: «Чтобы мы вас больше не видели, понятно? Иначе еще одну такую ночь вы вряд ли переживете».

Помогала маме

Зарабатывать на жизнь, торгуя собственным телом, Аня начала в 13 лет. Детские годы не оставили в ее памяти счастливых воспоминаний.

Их семья жила на окраине села Раздольное. В отчем доме Аня всегда оставалась чужой. Ее мать зачастую пребывала в алкогольном опьянении и меняла мужчин, как перчатки.

Однажды, проснувшись утром, Аня увидела сожителя мамы, склонившегося над ней. Засунув руки под одеяло, он пытался нащупать интимные места. Девочка попыталась встать. Но не смогла.

Сильным ударом кулака мужчина уложил ее обратно на кровать и велел выполнять всё, что он скажет.

Прозаичный и пошлый сюжет из жизни. Сожитель мамы стал первым мужчиной Ани. Мать, конечно, об этом знала. Но, судя по всему, ее это мало тревожило.

Жизнь Ани катилась по наклонной, как мчащийся под откос поезд. Сначала малолетняя девочка вела активную сексуальную жизнь. А однажды мать попросила Аню помочь решить материальные проблемы семьи. Она причитала, заглядывая дочери в глаза: «Ты же отлично понимаешь, что мы выживаем, перебиваясь мимолетными заработками. В деревне работу найти сложно. А вот ты можешь помочь!»

«Как?» – удивилась Аня.

«Нужно использовать молодость и красоту, – продолжала мать, – пока она у тебя есть. Если надеть высокие каблуки и юбку покороче, то мужчины, проезжающие на авто по междугородней трассе, не смогут устоять. Пойми, у нас нет другого выхода».

Сначала девочку, одиноко стоящую на обочине дороге, водители авто не замечали и проезжали мимо. Но вскоре бизнес матери-сутенерши наладился и стал приносить хороший доход.

«Я привыкла к тому, что многое нужно терпеть, стиснув зубы, и никому не жаловаться», – позже расскажет Аня.

Любой каприз за дозу кокаина

Когда Ане исполнилось 16 лет, она уехала из родительского дома. Один из  клиентов порекомендовал устроиться во Владивостоке (Россия) в фирму досуга. В тот бордель трудоустраивали несовершеннолетних девочек.

Аня познакомилась с хозяйкой борделя и устроилась на работу. И их вскоре отправили за границу. Там малолетних проституток использовали как дешевый «живой товар». Русские девочки пользовались спросом в борделях Израиля, Турции и Египта. В число секс-рабынь попала и Аня.

В одном из борделей Турции она провела более двух лет.

Владельцы домов терпимости заставляли употреблять наркотики. На наркотические препараты денег не жалели. Под их воздействием невольницы становились послушными. Естественно, постепенно попадали в наркотическую зависимость. За дозу кокаина и героина, гетеры готовы были выполнить любой каприз хозяина борделя и клиента.

А с теми, кто пытался отстоять элементарное право на человеческое отношение, расправлялись быстро: избивали пластмассовыми бутылками, наполненными водой. Следов от побоев не оставалось, но девочки испытывали невыносимую боль. «Некоторые секс-рабыни отказывались от работы, – рассказывает Аня – Но после изощренных пыток вновь возвращались к своему «ремеслу». Выдержать зверские методы «воспитания» не могла ни одна из проституток. Нас всех предупреждали о последствиях побега – о том, что рискнувшим сбежать грозила мучительная смерть. Поэтому долгое время я не решалась на побег. Но однажды среди моих постоянных клиентов появился турок, неплохо разговаривавший по-русски. Я рассказала о том, что происходило в моей судьбе в последние три года. Турок сжалился надо мной и организовал побег. Но не всем повезло так, как мне. Многие остались в странах, где процветает проституция, навсегда. И, возможно, некоторых уже нет в живых».

Самое страшное, что спрос на несовершеннолетних проституток остается достаточно большим. Об этом знают и правоохранительные органы. Но фактически оказываются бессильными. Потому, что и  клиенты, и владельцы борделя, делают все, чтобы никто не узнал о существовании торговли несовершеннолетними проститутками. А девочки и сами обходят стороной полицию, опасаясь облавы и наказания.

Наталья Фонина,
«Арсеньевские вести»

Share.

Comments are closed.