Топ-100

Пропасть

0

– Мне нужны деньги, понимаешь, старуха!? Мне нужны деньги!
– Славочка, сынок, у меня нет денег. Ты же всю мою получку забрал.

Душераздирающий крик разорвал тишину раннего утра:
– Славочка, не трогай меня, перестань. А-а – а-а!
– Вот сука, а говоришь, что денег нет. А это что?
– Не тя-ни! Оставь обручальное кольцо! Перестань! Я сама сниму, са-ма-а-а!

Она с трудом стянула с пальца кольцо, бросила его на стол, схватила сумку и выскочила из дома. На работу идти было рано. Тося завернула за угол и села на скамейку. Теплый ветерок приятно обдувал горевшее от ударов лицо. Перехватило горло. Она тяжело вздохнула, проглотила стоящий ком, прикрыла глаза и попыталась успокоиться.

"Что же случилось со мной? Кого я вырастила!?" Слезы потекли по щекам, она больше не сдерживала их.

В молодости, Тося была живой миловидной девушкой. Мелкие кудряшки перманента подпрыгивали от смеха, когда Андрей рассказывал очередной анекдот. Кокетливо облизывая петушка на длинной палочке, она делала вид, что ей нравятся его плоские остроты.

Андрей был не простой ухажер, а директор, хоть и маленького, но рентабельного завода. Тося была его личным секретарем и очень этим гордилась.

"Личный секретарь" – звучало очень значимо и поднимало ее в собственных глазах. Печатала Тося быстро, но неграмотно. Он терпеливо исправлял ошибки и просил перепечатать.

Она вышла за него замуж без особого желания, подумав, что любовь заменит обеспеченность. Очень хотелось быть замужней дамой.

Что произошло с ним потом, когда родился Славик? Андрей праздновал месяц и остановиться потом не смог. Пил один, пил с родственниками и друзьями, пил с соседями.

Тося никак не могла понять, куда девался ее нежный, преданный муж, которого раньше она никогда не видела с рюмкой.

– Прекрати пить, – кричала она. – Я вызову милицию, я упеку тебя в психушку. То, что ты вытворяешь, нормальному человеку и в голову не придет.
– Давай, зови. А что такое вытворяю? Ну пью, кому я мешаю?

Тося заплакала.
– А кто ночью перепутал спальню с туалетом? Кто влез на стол и написал в хрустальную вазу?
– Это не я. Такого не было, докажи, докажи. Сука, стукачка.

Она схватила ребенка и попыталась выскочить за дверь.
– Куда?! Это мой сын. А ну отдай! – он схватил ребенка и крепко прижал к себе.

Ребенок заплакал.
– На, успокой его. Пусть перестанет верещать.

Теперь Андрей никогда не был трезв. Спустя много лет Тося узнала, что в юности он лечился от алкоголизма. Долго не пил. Рождение сына стало стимулятором новой волны. Совладать с собой не смог. Через полгода он повесился у себя в кабинете.

Надо было начинать жизнь сначала. Ее маленькая квартирка была в заводском доме, расположенном рядом с железнодорожными путями. Тося любила засыпать под стук колес. Мечталось, что когда-нибудь поезд увезет их в красивые, дальние страны, где они со Славиком будут счастливы.

На завод прислали нового директора, которого совершенно не устраивала безграмотная секретарша. Тосю перевели работать в лабораторию. Зарплата была маленькая, но им со Славочкой хватало. Она радовалась его первым шагам, первым словам, первому портфелю, первым пятеркам.

– Посмотри, какой он у меня способный. Маленький, а уже на губной гармошке песню сыграл, – умиленно говорила она подружке, вытирая слезы.

В шестом классе Тося купила ему велосипед. Он лихо катался по двору.
– Мама, смотри, я без рук могу. – Он убрал руки от руля, привстал на сидении и промчался мимо окна, из которого выглядывала Тося.
– Осторожно, – она улыбнулась.

Потом он поступил в авиационный техникум.
– Механиком будет, может быть дальше пойдет учиться, кто знает? – Мечтательно улыбаясь, говорила она подруге. – Я так счастлива.

"Забаловала я его и прозевала момент, когда пить начал. Все оправдания искала – на именинах был, друга в армию провожал. Допровожался. Нет мне прощения. Как я могла забыть о его поганой наследственности. Весь в отца", – она тяжело вздохнула. В памяти всплыл момент его возвращения из армии. Какой он тогда был – повзрослевший, ласковый. Женился на хорошей девушке. Она преподавала в школе. Вскоре родилась у них девочка. Тося не могла нарадоваться. Уступила им квартиру, сама попросилась в общежитие.

Мысли опять вернулись назад, когда он учился в техникуме. Однажды она рано вернулась домой. Слава спал.

"Странно, – подумала она, – почему он спит днем? Почему не на занятиях? Может быть, заболел?" – она дотронулась до его лба. Температуры не было.

Потрясла сына, пытаясь разбудить. Он не проснулся. Как она тогда испугалась. Вызвала "скорую".

Врач осмотрел Славу и покачал головой:
– Вы что, не в курсе?
– В курсе чего?
– Давно ваш сын употребляет наркотики?
– Что? – она вздрогнула.
– Жаль парня. Проследите за ним. Может быть, удастся отучить. Учтите, это очень трудно.

Что она могла? Плакала, просила лечиться. А он смеялся. Говорил, что не наркоман. Просто один раз побаловался.

Она верила. Надеялась, что одумается и все станет на свои места.

Чуда не произошло. Сын стремительно летел вниз. Он потерял семью. Жена с ребенком переехала к родителям. Опустел дом, где Тося недолго была счастлива.

Славу выгнали с работы. Наркотики и алкоголь стоили денег. Он продал все, что можно было продать. Осталась одна вещь, о которой никто не знал. Она пошарила в сумке и нащупала маленький, белый мешочек, сшитый из старого махрового полотенца. Тося достала его и вынула кольцо старинной работы с бриллиантом. Оно прожило в их семье три поколения, и Тося боялась, что сын доберется до него. Убрав кольцо в сумку, Тося задумалась.

Перешагнув за пятьдесят и хлебнув полную чашу бед, она больше не дорожила своей жизнью и не думала о будущем. Решение пришло само. Она встала и быстро пошла к автобусной остановке. В ранние утренние часы народу почти не было. Тося сошла у дома родителей невестки, поднялась на четвертый этаж и позвонила коротким, стеснительным звонком.

Дверь долго не открывали. Потом испуганный голос невестки спросил:
– Кто там?
– Тося. Не волнуйся, я одна и на минутку.

Дверь открылась. Невестка, с внучкой на руках, удивленно смотрела на нее.
– Что случилось? Что с вашим лицом?
– Успокойся. Это для малышки, – она протянула маленький, мягкий мешочек. – Потом рассмотришь. Прощай.

Утро выдалось солнечным. Она надела темные очки и пошла к железнодорожным путям.

"Не смогла, не смогла, не смогла", – стучали вдалеке колеса приближающегося поезда.

"Не смогла уберечь сына, не смогла сделать его счастливым. Не смогла…" – стучало в голове.

Машинист увидел, как женщина встала на рельсы и повернулась спиной к подходящему поезду. Он дал продолжительный гудок, потом еще, еще и еще…

Амалия Флёрик-Мейф,
"Секрет"

Share.

Comments are closed.