Россия объявила Лукашенко «молочную войну»

0

Не успел президент Белоруссии вдоволь покуражиться над вице-премьером и министром финансов России Алексеем Кудриным, то уподобляя его «вякающим белорусским отморозкам», то давая советы «подлечиться», как последовал ответ из России. Как и в большинстве стычек с ближайшими соседями, российские чиновники выбрали «экономический вариант»: Белоруссии запретили продавать в Россию молоко, из-за чего Минск лишился крупнейшего рынка сбыта.

Конфликт между Россией и Белоруссией назревал давно: еще несколько лет назад стало понятно, что ни единого Союзного государства, ни единой валюты не хочет пока ни та, ни другая сторона. Однако стремительно развиваться конфликт начал только в последние дни.

Все началось с того, что белорусы отказались брать обещанный им кредит в полмиллиарда долларов в рублях. Алексея Кудрина это разозлило настолько, что он публично усомнился в платежеспособности Белоруссии. Сразу же после этого белорусские политики проявили весь свой риторический дар, то сравнивая Кудрина с кладовщиком, то обвиняя в манипулировании понятиями. Кудрин держался стойко, спокойным тоном объясняя журналистам, в чем не прав Лукашенко и все белорусское правительство.

Однако российским властям показалось, видимо, что вице-премьера в этой перепалке нужно поддержать. Из-за этого в начале июня «на повестку дня» вновь вышел «молочный вопрос» – один из многочисленных экономических вопросов, ответ на который никак не могут найти Белоруссия и Россия.

Буря в стакане молока

И Россия, и Белоруссия помогают своим сельхозпроизводителям различными льготами – в противном случае крестьянам пришлось бы либо значительно увеличивать цены, либо уходить с рынка совсем. Однако, по словам премьер-министра Владимира Путина, дотации производителям цельного молока в России составляют три процента, а в Белоруссии – сразу 24 процента.

В этих условиях производить дешевое молоко выгоднее, естественно, в Белоруссии. Поэтому на российский рынок экспортируются огромные объемы молока и молочных изделий, которые, по выражению губернатора Белгородской области РФ Евгения Савченко, уничтожают российскую молочную отрасль.

По данным российских властей, Белоруссия производит 6 миллионов тонн молока в год, из которых 4 миллиона поставляется в Россию. Цены же на белорусскую продукцию – на 30-50 процентов ниже, чем на аналогичные товары российских производителей.

Все это известно уже не один год. Например, в 2007 году в качестве одной из мер мщения за повышение ставок на транзит нефти рассматривалось введение пошлин на молоко и молочные продукты. В 2008 году глава российского Минсельхоза Алексей Гордеев заявлял, что импорт молока из Белоруссии следует ограничить, так как он негативно сказывается на производстве в России. А в 2009 году сменившая Гордеева на посту министра сельского хозяйства Елена Скрынник предложила Минску изменить прогнозные балансы по молоку, утвержденные менее года назад.

Однако «тяжелая артиллерия» в лице главного санитарного врача и главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко вступила в «молочную войну» (как происходящее уже окрестили российские СМИ) только в июне 2009 года. 6 июня по требованию Роспотребнадзора Россия полностью запретила ввоз почти 500 молочных продуктов, а также оборот уже ввезенных товаров.

Война путем вина

Роспотребнадзор уже не раз вмешивался во внешнеполитические конфликты, находя различные поводы для запрета той или иной продукции. Например, в конце 2006 года Россия прекратила импорт шпрот от нескольких латвийских производителей. Никто бы раньше и подумать не мог, что в них содержится слишком много бензапирена: канцерогена, который способствует образованию злокачественных опухолей.

В том же 2006 году вредные примеси были обнаружены в грузинских и молдавских винах, а потом и в минеральной воде «Боржоми». К чему это привело, всем известно: и грузинская, и молдавская винодельческая промышленность пережили острейший кризис, а на прилавках российских магазинов в большом количестве появились дешевые российские и болгарские вина. Впоследствии молдавские вина (а вместе с ними и абхазские) сочли годными к употреблению, но прежнюю долю рынка они занять уже не смогли.

С белорусским молоком можно было бы поступить по тому же принципу, однако вредных примесей в нем, видимо, не нашлось. Поэтому молоко из соседней страны было запрещено по другим мотивам: белорусские производители, по словам Онищенко, не переоформили документацию в соответствии с требованиями технического регламента, вступившего в России в силу в декабре. Этот регламент четко разграничил понятия «питьевое молоко» и «напитки, восстановленные из порошкового молока».

По каким причинам белорусы не стали переоформлять документацию, непонятно. Но гораздо интереснее, что эта тема всплыла не в декабре, когда техрегламент был принят, а только в начале лета. Онищенко, правда, оговорился, что уже делал предупреждение белорусской стороне, но оно осталось без ответа.

Батька против ультиматумов

Белоруссия традиционно не видит в низких ценах своих молочников ничего дурного. Недавно Александр Лукашенко в интервью российским СМИ заявил, например, что России просто следует точно так же поддерживать свое сельское хозяйство, и тогда никаких конфликтов не будет.

Кроме того, Лукашенко обратил внимание на то, что Россия хотела бы инвестировать в производство молока в Белоруссии, но поставила Минску ультиматум: либо доступ к местным молокоперерабатывающим заводам, либо запрет на экспорт. «Будем подыхать, выливать это молоко, но вы так вопрос ставить не будете», – отметил президент Белоруссии. Судя по последним событиям, именно так вопрос и поставлен.

Мировой финансовый кризис не помешал Белоруссии (в отличие от России и большинства других стран мира) увеличивать ВВП, что официальный Минск регулярно приводит в пример российским переговорщикам. Если предположить, что запрет на ввоз молока в Россию продлится несколько месяцев, белорусские производители потеряют главный рынок сбыта и, следовательно, вынуждены будут нести убытки. Возможно, что одной отрасли сельского хозяйства будет достаточно, чтобы превратить шаткий рост экономики в падение. Только виноват в нем будет не экономический кризис, а исключительно российско-белорусский конфликт.

Александр Поливанов,
Lenta.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты