Самосуд по-украински

0

Когда государство не наказывает виновных, толпа начинает вершить правосудие. Это раньше у наших граждан была философия «моя хата с краю», но времена меняются. Бездействие власти, коррумпированные суды, милиционеры и прокуроры, покрывающие друг друга, а также своих отпрысков, сделали свое дело – украинцы, окончательно потеряв веру в справедливость, все чаще защищают себя сами.

Один из последних ярких примеров – случай в Закарпатской области.

Неподалеку от дачного массива в Мукачевском районе располагался табор одного из национальных меньшинств. Жители этого шумного поселения ввели в моду наведываться с рейдами по чужим дачам. Как утверждают владельцы дач, кражи совершались каждый день. Жители дачного массива обращались в милицию – неоднократно и безрезультатно. Тогда пострадавшие решили совершить над обидчиками самосуд.

Двое мукачевцев устроили засаду, прихватив с собой для пущей уверенности незарегистрированное охотничье ружье. Долго сидеть в засаде не пришлось – группа молодых ребят из табора с легкостью проникла на чужую территорию и принялась за «работу». Хозяин дачного участка накричал на непрошеных гостей. После того как те бросились наутек, выстрелил им вслед. Заряд попал в ногу одному из злоумышленников.
 
Раненного правонарушителя предупредили: сказали, что в следующий раз его просто застрелят. Но вскоре пострадавшему стало плохо, его доставили в больницу. Оказалось, снаряд раздробил кость, и врачам пришлось ампутировать ногу. А это уже тяжкие телесные повреждения. По данному факту возбуждено уголовное дело, дачник арестован.
 
Так, сам того не желая и фактически обороняясь, человек навлек на себя беду. Статьи, оправдывающей самосуд, в Уголовном кодексе Украины нет.

Месть разгневанной толпы

Случаи самосудов происходили и происходят регулярно в любой точке мира, а в некоторых странах они вошли в обычную практику. Но зачастую эпизоды с самоуправством со стороны разгневанной толпы либо мести со стороны родственников редко становятся достоянием гласности. Как правило, участники этого социального явления пользуются общественной поддержкой, и поэтому установить, точно ли мы имеем дело со случаем самовольства или с обычным уголовным преступлением, очень сложно.

Так как случаи самосудов в уголовном праве рассматриваются как преступление и сливаются с общей милицейской статистикой, а общественность и правозащитники замечают только самые вопиющие случаи, общей статистики самосудов не существует.

Суды Линча на Украине и в России имеют давнюю историю. Таким способом у нас обычно расправлялись с конокрадами и поджигателями, то есть лицами, деятельность которых наносит большой общественный ущерб. Ведь такой преступник ставит под удар всю территориальную общину, подвергая опасности многих людей или ввергая их в нищету. А действия местных властей, как правило, не приносили особого успеха. И сейчас в Египте, Пакистане, Индии и многих других странах с преобладающим сельским населением человек, схваченный сельскими жителями на месте общественно опасного преступления, вряд ли доживет до суда.

Причинами самосуда в таких странах, как Сирия, Алжир, Пакистан чаще всего становится грубое нарушение религиозных норм ислама. Не редкость такие расправы и в Чечне, здесь до сих пор могут убить женщину или девушку за неподобающее, по меркам жителей гор, поведение. В Узбекистане и других странах Центральной Азии случаи самосуда часто являются прикрытием для репрессий над врагами действующей власти, правозащитниками и корреспондентами независимых изданий.

В Мексике, Колумбии и других странах Латинской Америки, а также Африки нередко случаются расправы над ворами и наркоторговцами. Жители для осуществления таких расправ даже объединяются в постоянно действующие группы, что позволяет говорить о системности этого явления и подмене им законных мер наказания.

Тот, кто осуществил самосуд, часто становится героем в глазах общества. Самый известный пример – осетин Калоев, который лично убил авиадиспетчера Питера Нильсена, по чьей вине Калоев утратил жену и двоих детей. После наказания в швейцарской тюрьме Калоев получил славу и встречу с цветами и транспарантами, а затем – и высокую должность в правительстве Северной Осетии. И дело тут совсем не в горском менталитете – так, в конце 2009 года практически вся «европейски цивилизованная» Литва стала на защиту отца, который лично расправился с высокопоставленным педофилом.

У нас же основным мотивом народной расправы над предполагаемыми или явными виновниками преступлений чаще всего является крайне высокий уровень коррумпированности судебной системы, которая не дает возможности добиться справедливости иными способами. В октябре 2009 года на Украине произошел типичный пример незавершенного акта самосуда над мэром города Димитров в Донецкой области, который сбил женщину на своем авто, будучи в состоянии алкогольного опьянения.

Случай оказался резонансным, тем более, накануне выборов. Все очевидцы события были убеждены, что влиятельный чиновник найдет способ избежать наказания. Поэтому и мужчины, и женщины, рабочие шахты и просто прохожие, недолго раздумывая, стали избивать виновника аварии.

По следам Линча

Вспомним, откуда вообще взялся суд Линча. Это явление обязано своим названием американскому судье Чарльзу Линчу, который выносил приговоры без участия обвинения и защиты во времена войны за независимость США (1775-1783 гг.).

Линчевание осуществлялось обычно через повешение, однако могло сопровождаться пытками или сожжением на костре. Более мягким наказанием было предание обвиняемого позору, для чего его обмазывали дегтем, вываливали в перьях, сажали верхом на бревно и в таком виде проносили через весь город. После этого осужденный получал свободу, но из города обычно изгонялся. Нередко в суде Линча участвовали не просто неорганизованные толпы, а законные судьи, мэры небольших городов, шерифы.
 
О месте и времени линчевания сообщалось заранее, как при законной казни, туда являлись фотографы, иногда устраивались шоу, как в цирке.

Хотя суды Линча часто осуждались федеральным правительством, никакого законного противодействия этим акциям фактически не предпринималось: власти южных штатов и округов, как правило, состояли из лиц, видевших в линчевании самооборону от многочисленных бесчинств чернокожих. Были случаи, когда оправданного законным судом и выходящего из зала суда чернокожего толпа тут же волокла вешать, и судья этому не препятствовал. Однако стоит заметить, что линчевание не носило исключительно расистского характера. Например, один из самых известных судов Линча состоялся в 1891 году в Новом Орлеане, когда народ казнил 11 вполне белых гангстеров, с которыми никак не могла справиться местная полиция.

Многие историки оправдывают действия Чарльза Линча. Мол, в условиях общественно-политической нестабильности он поддерживал общественный порядок. Украина, слава богу, ни с кем не воюет. Но общественно-политической стабильности у нас нет. Люди вынуждены отстаивать справедливость сами, ведь компетентные органы далеко не всегда заинтересованы в установлении истины.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих?

Чаще всего причиной самосуда становятся дорожно-транспортные происшествия. Начало этому положил случай, который произошел в Тернополе в декабре 2006 года, когда пьяный милиционер сбил двух 15-летних девушек на пешеходном переходе. Когда люди подбежали к находящимся без сознания потерпевшим, виновник аварии начал вести себя агрессивно, всех толкать и ударил наиболее настырную женщину. Тогда толпа разъяренных свидетелей трагедии перевернула машину, разорвала в клочья одежду и нанесла увечья водителю. Подъехала милиция и спрятала коллегу в своей машине.
Возник стихийный митинг. Толпа требовала правосудия над пьяным «ментом».

После этого инцидента сообщения о том, что водители, наехавшие на пешеходов, получали по заслугам прямо на месте преступления, стали попадать в СМИ все чаще.

6 июня 2008 г. пьяный майор ГАИ Житомирской области сбил двух студентов, переходящих улицу. Свидетели ДТП окружили автомобиль милиционера, начали разбивать в нем стекла и писать нецензурные слова на дверях авто. Майор больше часа пролежал в салоне машины, пока не приехали коллеги, забравшие его в участок.
 
Буквально через три недели, 30 июня в Луганске под колесами Lexus оказались отдыхающие на местном пляже. Очевидцы с кулаками набросились на водителя, которому не помогло даже то, что он назвал себя сыном прокурора.

«А что еще, кроме самосудов, остается делать? Ситуация с ДТП – всего лишь эпизод. Простые обыватели выразили свое отношение не просто к какому-то майору ГАИ, а к так называемой власти вообще», – говорит Виктор Котенко из Житомира, который руководит неформальным Правозащитным центром «Свобода».

Или же возьмем случай с сыном крымского депутата Файнгольда. Этот молодой человек на автомобиле «Бентли» сбил насмерть молодую мотоциклистку, за что понес чисто символическое наказание, которое, по мнению независимых юристов, неадекватно совершенному преступлению. Симферопольский суд признал Файнгольда-младшего инвалидом, которого нельзя содержать под стражей, и он отделался условным сроком.

Мало того, суд признал его финансово несостоятельным безработным, и семья убитой даже не получила ни копейки компенсации. В этом случае самого акта самосуда не было, но лавинообразно посыпались общественные призывы к нему в обсуждениях статей, на форумах и акциях протеста.

Другой случай произошел в июне 2009 года в поселке Драгово Хустского района Закарпатья. Там местные жители перевернули патрульный автомобиль ГАИ из-за того, что инспекторы, по утверждению селян, требовали с одного из водителей крупную взятку.

Селяне жаловались, что устали от поборов со стороны гаишников. Дело в том, что многие жители ездят на заработки в Чехию, оттуда на родину приезжают на купленных там машинах. Без регистрации они могут находиться на территории Украины 10 дней, но часто превышают этот срок, чем якобы пользуются инспекторы ГАИ. «Я приезжаю только на несколько недель, и мне не с руки регистрировать машину здесь. Дал взятку в 100 долларов, вроде все уладили, но во второй раз они попросили уже 300! Надо же и честь знать. И так для всех! Вот люди и не выдержали», — с возмущением рассказывал один из жителей Василий. А начальник облмилиции Закарпатья, комментируя ситуацию, сообщил, что в этом случае правоохранители, согласно статье 15 Закона «О милиции», должны были вообще применить огнестрельное оружие, но на это не пошли.

Причины массового народного негодования понять несложно. «68-70% судебных решений, даже если приняты в пользу истцов, не исполняются», – говорит Владимир Яворский, исполнительный директор Украинского Хельсинского союза по правам человека. Отсюда бурное негодование населения и желание решить вопросы кулачными методами, считает эксперт. «Люди это видят, вот он наезд совершил, убил одного, двоих, троих. Папенькин сынок, олигарх, депутат – и все, правосудие не работает, и человек понимает: пока вот здесь ты его не накажешь, не забьешь руками или ногами, он завтра выкрутится», – комментирует правозащитник Эдуард Багиров.

Несомненно, самосуд – это явление дикое. Для того общество и разрабатывает систему законов и создает правоохранительные структуры, чтобы любой желающий не мог возомнить себя судьей и прокурором. Сегодня толпа растерзала настоящего бандита, а завтра кого-то, кто ей просто не понравился. Но что делать, если правоохранители не желают исполнять своих обязанностей и сами становятся одним из главных источников криминального беспредела в государстве? Конечно, оправдывать действие разъяренной толпы неправильно, но… А что людям еще остается, если веры в правосудие больше нет?

Подготовила Александра Билярчик,

Поделиться.

Комментарии закрыты