Сергей Тигипко: Должность премьера меня не интересует

0

Переговоры с лидером партии «Сильная Украина» Сергеем Тигипко, занявшим третье место в первом туре президентских выборов (13,06% голосов избирателей), и борьба за его электорат становятся главной интригой второго тура выборов главы государства.

– Господин Тигипко, сколько денег было потрачено на кампанию?

– Мы потратили больше 100 млн. грн. Но итоги пока не подведены – еще до конца не знаю.

– Чьи это были деньги?

– Подавляющее большинство, процентов 95% – мои.

– На какое количество голосов избирателей вас ориентировали ваши политтехнологи?

– Ставили задачу минимум для себя 5%, максимум – 15%. Все штабы работали на максимальный результат – на 15%.

– На электронные адреса журналистов поступают письма-приглашения на пресс-конференцию работников штаба Тигипко, которым не выплатили зарплату. Это чей-то черный пиар или есть проблемы?

– Нет никаких проблем. Рассчитаемся со всеми. Не верю, что люди пойдут из штаба Тигипко.

– За кого проголосует 7 февраля гражданин Тигипко?

– Еще не знаю. Буду слушать и буду рассуждать. Окончательного решения еще нет.

– Сколько партийцев насчитывает список «Сильной Украины»?

– В настоящий момент тысяч 10 реально. Но от каждой области мы в настоящий момент получаем очень много предложений – 1,5-2 тыс.

– Юлия Тимошенко предложила вам должность премьер-министра плюс 50% при формировании правительства. Чего стоит ожидать?

– Что касается предложений от премьер-министра, то она объявила то, что было.

– Формирование правительства – пока нет?

– Я в настоящий момент могу комментировать только одно. Только то, что они сами – и Янукович, и Тимошенко – могут сказать. Я получил приглашение на встречу и от Тимошенко, и от Януковича. Встретился с ними, переговорил.

Действительно, от Юлии Владимировны было такое предложение. Мы не завершили разговор. Я сказал предыдущее «нет», что не буду сейчас поддерживать ни одного кандидата. И пока придерживаюсь такой мысли. Что будет дальше – посмотрим.

– Тимошенко заявила, что она вам говорила о том, что ваши программы похожи, и предлагала работу именно в этом русле. Нет?

– Если вы возьмете 18 программ, то все они будут очень похожи, потому что ограничено количество знаков, которые можно официально изложить в программе. И там ты очень коротко должен сказать о чем-то. Это ни о чем не говорит. Я считаю, что выборы нужно на это потратить.

– Каким было предложение от Виктора Федоровича?

– Не могу говорить и не хочу пока еще говорить. Если он захочет, сам скажет. Я не хотел бы сейчас влиять как-то своими комментариями на тот или иной результат.

– Он сказал прессе о том, что вы не были 5 лет в политике, но это ваше личное дело, и что его отношение к вам не изменилось. Сказал также, что вы человек прагматичный, имеете достаточный опыт. Кстати, когда вы были в политике, а вы пришли в 2004 году, вас считали человеком Кучмы…

– Я пришел в политику в 1997 году, весной 1997-го. И постоянно находился там, вплоть до конца 2004 года…

Человек Кучмы? Приглашал Кучма, безусловно, был членом команды Кучмы. Более того, считал себя обязанным ему, потому что он пригласил меня из председателя правления банка, пусть успешного, достаточно агрессивного, но вице-премьер-министром. И это был такой большой карьерный прыжок. Поэтому так и есть. Может, так и есть частично.

– Тогда говорили о том, что выбор у Леонида Кучмы был между вами и Виктором Януковичем. И он все-таки избрал Виктора Януковича. А с вами лично тогда беседы какие-то велись?

– Безусловно, тогда выбирал Леонид Даниилович. У него была возможность предлагать парламенту главу правительства. И это решал он. Беседы были, мы говорили. Но решение принял он, какое – сами знаете.

– Относительно 2004 года, когда вы ушли перед окончанием избирательной кампании: вы работали начальником штаба у Виктора Януковича и ушли. С чем это было связано? Вы много говорили о том, что еще не время об этом рассказывать.

– Какие-то моменты действительно еще не время раскрывать, потому что все политики действующие. Но в целом могу сказать, что кампания 2004 года очень мне не понравилась. Она серьезно разъединила страну. Кстати, сейчас тоже есть такие риски – разъединить страну, особенно в этом туре. До этого времени, я считаю, этого не было. И очень хорошо, потому что определенное количество кандидатов работали на объединение. Скажем, я постоянно говорил, что надо объединяться.

В 2004 году было абсолютно по-другому. В 2004-м начался Северодонецк, который со мной не соглашался, который мог привести к реальным проблемам, к разделению страны. Мне не понравилось то, что приняли решение о так называемом повторном втором туре. Нет такого в Конституции.

Еще проблемы. Была фальсификация. Причем, я утверждаю, что была фальсификация с двух сторон. Нужно было отменять выборы и начинать все сначала, а не играться в какие-то моменты.

Поэтому я считаю, что в той ситуации – а выборы тогда уже закончились – там уже было определенное давление, мы не смогли договориться и как-то найти понимание между собой. Принимать участие в этом не хотелось.

– Для штаба это был скандал или спокойный отход?

– Да нет.

– Потому что считалось, что вы все-таки были больше лицом кампании, чем человеком, который принимал какие-то теневые решения.

– Я был лицом кампании, особенно в последние 10-15 дней, потому что тогда, кроме меня, немногие выступали. И скажу откровенно, что не оттого, что я там тянул на себя эти эфиры, потому что многие просто не хотели на них идти: боялись и не знали, что говорить. Часто было так – люди там не появлялись, тогда ко мне прибегали и говорили: тот-то должен был от штаба интервью давать, а раз нет, то ты иди. Поэтому я это отработал. Но после этого не хотел.

– Это уже история. А хотели ли бы вы сейчас стать премьер-министром?

– Здесь все зависит от полномочий. Можно стать премьер-министром без помощи для проведения реформ. Таким – нет. Должность не интересует – интересуют изменения в стране.

– Нужны ли вам сейчас досрочные парламентские выборы? Или нужны позже?

– И мне, и стране нужны. Я считаю, что здесь все будет зависеть от президента. Каждому президенту нужно будет создать большинство в Раде. Но я считаю, что все же, если президент хочет действительно сделать хорошо для страны и после этого попробовать пойти на второй срок, то нужно проводить досрочные парламентские выборы.

– Вы киевлянин. Вы будете принимать участие в выборах мэра столицы?

– Во-первых, я очень благодарен киевлянам, потому что поддержка была сильной. 19% в Киеве – это вообще небывалый результат для тех, кто большинство голосов получил на Юго-востоке. Такое движение в мою сторону для меня очень важно. Это говорит о том, что можно работать в принципе достаточно успешно и на Востоке, и на Западе Украины, и в Центре.

Теперь о самом Киеве. Это одна из площадок, которая меня очень интересует. Большой масштаб и много вещей можно изменить в самом Киеве.

– Как Сергей Тигипко настроен на 30 мая? Какова перспектива: выборы мэра или лидер парламентской фракции?

– Что касается 30 мая, то, в первую очередь, речь идет о возрастании влияния. Ты идешь в политику ради того, чтобы влиять на ситуацию в стране, менять, модернизировать страну. Больше всего, безусловно, – это премьер. Но премьер без фракции, без местной поддержки, без фракций в местных органах – очень мало, очень слабо.

– А о премьере я не спрашивала. Я спросила: лидер фракции или мэр?

– Я считаю, что необходима фракция, и мэр, который координирует деятельность фракции.

– Как-то я общалась с одним вашим прежним земляком – он теперь тоже киевлянин, а раньше жил в Днепропетровске. Так вот, он подал мне визитку, на которой было написано: «Сильная Украина». И сказал, что, мол, он не член вашей партии, а раньше была партия, и вы, якобы, забрали у них это название. Собственно, это дело уже десятое. Но как с 10 тысячами членов этой «Сильной Украины» вы сможете получить парламентские голоса, парламентскую фракцию?

– Это только начало. Поверьте мне, Тигипко знает, что делает. И Тигипко строил структуры, которые работали по всей стране. Тот же «Приватбанк». Вы знаете – несколько тысяч отделений. У меня 450 филиалов страховой группы. Несколько тысяч агентов страховой компании. Поэтому, как строить – это я умею и знаю. Более того, учился этому.

Что касается партийного строительства, то, безусловно, здесь есть специфика. Но не такая большая специфика, скажу откровенно. И если я что-то не знаю, то есть консультанты, которые помогут и помогают в настоящий момент это делать. Причем, лучшие консультанты. Никогда не боюсь учиться.

– Кто они, эти «темные лошадки»?

– Никаких «темных лошадок». Сейчас у меня работает французская компания, которая помогает мне отработать эту структуру. Причем, там есть люди молодые, которые возглавляли во Франции молодежные организации на самом высоком уровне. Поэтому учиться мне никогда не стыдно. И я работаю с ними сегодня. И отработаю очень качественную структуру, и очень быстро.

– Но в случае вашей победы на парламентских выборах, они, эти французы, не пойдут в парламент. Где ваша команда украинцев?

– Мы сначала ориентируемся на местные выборы. И покажем лучший результат, чем показали во время президентской гонки. Более того, пойдем на парламентские выборы и покажем еще лучший результат. Поэтому будем все делать по нарастающей. Что касается команды, то когда будем идти на парламентские выборы – покажем команду. Не только первую десятку, но и больше.

– Из двух кандидатов – Тимошенко и Янукович – какой Верховный главнокомандующий лучше: в юбке или в штанах?

– Наилучший был бы Тигипко, который два года в танковых войсках служил и до сих пор не разучился ездить на танке, умеет подтянуться, делать подъем переворотом. По армейским нормативам достаточно неплохо укладываюсь. И автомат разбираю, намного лучше курсанта разобрал. А комментировать двух тех, кто не служил в армии, не буду.

– Те, кто за вас голосовал, голосовали за вас как за демократа?

– Да.

– Однако абсолютно ясно, что, не поддерживая ни одного из двух кандидатов, вы тем самым склоняете весы в пользу Януковича. Как вы это объясните? Ведь многие люди считают, что сейчас не может быть нейтралитета.

– Далеко не все люди так считают. Простите, это ваша мысль. Я считаю, что за меня голосовали достаточно умные люди, они сами в состоянии определиться, кого они захотят поддержать. В настоящий момент советовать им или призывать их я не буду. Я считаю, что это их дело.

– Вы сказали, что еще не определились с голосованием. А вы будете определяться непосредственно уже на избирательном участке? Или же для вас все-таки будет важно, как кандидаты поведут себя на протяжении этих недель? Возможно, какой-то компромат где-то появится, а, возможно, еще что-то.

– Да, буду анализировать, что о них будут говорить. Не думаю, что появится что-то новое. Но главное для меня именно то, что они будут говорить, как они видят изменения в стране. Вот этого я не слышу, к сожалению. Я хочу услышать.

Возможно, в них что-то такое проскочит, потому что пока только одни разговоры: обещания, обещания и обещания. Причем, абсолютно нереальные. Причем, с двух сторон. Говорить об изменениях, о реформах, о модернизации страны не хотят. Украине сегодня нужны изменения. Я хочу это услышать. Услышу – для меня это будет хорошо.

– Вы говорите, что создадите структуры, будете принимать участие в местных выборах, но выйдет то же самое, что и у остальных. Народ не сможет влиять на ваших депутатов, они же вам будут подчиняться. Будете ли вы в первую очередь требовать мажоритарную систему на выборах?

– Мажоритарную систему – нет. Лучший вариант, если идти по партийным спискам, но ввести систему по округам, чтобы партии конкурировали по округам, чтобы были персоналии. Тогда бы и партии развивались, становились прозрачными и демократическими. Никто не придумал другого способа, как влиять на власть через партии. Но, с другой стороны, была бы и персонификация ответственности. Это было бы важно.

А что касается влияния, то, знаете, если я построю партию, и все будут подчиняться мне, тогда в эту партию не придут личности, тогда они не смогут конкурировать внутри. А раз не смогут конкурировать внутри, значит, не смогут конкурировать и наружи.

Поэтому такая партия мне не нужна – она не интересна. Мне интересна партия, куда придет молодой человек и сможет попасть в Верховную Раду депутатом. Не за деньги, а именно благодаря своей активности. Вот на это и буду все максимально выстраивать.

– Но на ближайших выборах вам придется избираться по той системе, которая есть, потому что изменения никто не внесет.

– Да. А что делать? Есть законодательство, нужно работать в тех пределах, которые сегодня определены этим законодательством.

Инна Кузнецова,
Радио «Свобода»

Поделиться.

Комментарии закрыты