«Синдром» Анны Карениной

0

Ежегодно на рельсах травмы получают около тысячи человек, более двух третей из них умирают. Часть погибших бросается под поезд… по своей воле. Удивительно, но, как говорят опытные сыщики, не первый год разгадывающие зашифрованные послания самоубийц и графики фатальных встреч человека с локомотивом, во многих случаях четкого мотива этого поступка так и не находится… Однако причиной 80% несчастных случаев все-таки становится простая неосторожность.

Смертельная лихость

Ноябрьским днем на станции Вишневое в киевском предместье 71-летняя женщина бежала на электричку, стоявшую «под парами» на платформе. Как раз опустился шлагбаум переезда — по другой колее мчался скорый. Пожилая дама даже смогла с сумками в руках пробраться под полосатый шест, но… «Голова» поезда зацепила женщину, мощный удар откинул несчастную на бетонный забор — и ее тело буквально сокрушило секцию ограды! Без шансов…

А вот другая история. Влюбленная пара, 26-летний Андрей и 17-летняя Кристина, прогуливаясь по мосту над железной дорогой в Одессе, решила сделать несколько эксклюзивных снимков прямо на крыше вагона-зерновоза. Сперва они фотографировались, стоя на коленях, но кавалер решил изменить ракурс и встал. Парня ударило током (напряжение в сети питания железной дороги — 27 тыс. вольт). Участников неудачной фотосессии отправили в городской ожоговый центр. Андрей на данный момент находится в крайне тяжелом состоянии. Девушка, к счастью, серьезно не пострадала. Это уже не первый подобный случай. В Киеве 21-летний парень устроил художественный пленэр прямо на электровозе. Итог — ожоги двух третей тела.

«Если расстояние до контактной сети меньше 1,5—2 м (особенно во влажную погоду), человека поражает ток, — отмечает начальник отдела раскрытия общекриминальных преступлений Управления угрозыска Департамента транспортной милиции МВД Украины майор милиции Александр Радченко, семь лет занимающийся проблемой несчастных случаев на железной дороге. — К сожалению, среди тех, кто погиб от электроразряда, много молодежи. Помню первое трагическое происшествие, в котором пришлось разбираться. Это был 1995 год. На станции «Дарница» убило током молодого красивого парня, у которого жена была на девятом месяце беременности. Мне выпало звонить ей и, запинаясь от недостатка нужных слов, извещать, что отца ее будущего ребенка уже нет в живых».

«А я по шпалам, опять по шпалам…»

В отдаленных горных или заболоченных районах железнодорожное полотно зачастую становится чем-то вроде пешеходного шоссе — пробраться пешком из одного населенного пункта в другой можно только вдоль «железки». Однако подобное соседство чрезвычайно опасно…

Например, в мае средь бела дня на перегоне станции Авдеевка на Донбассе грузовой поезд сбил двух юношей, гуляющих по колее, и один из ребят погиб. А одним из самых шокирующих стал случай двухлетней давности — гибель пятерых 15—20-летних ребят и девушки, возвращающихся из клуба села Ивачковое домой в Здовбицу Здолбуновского района Ривненской области: тогда в области объявили траур. Возле платформы Семилетка компания (среди погибших были брат и сестра) пыталась перебежать через колею перед пассажирским поездом «Киев—Ивано-Франковск».

Другое ужасное место на украинской карте — путь от райцентра Турка к селу Нижняя Яблонька во Львовской области. Летом его преодолевают полем, а зимой — по железной дороге. Местные аборигены утверждают: на ее колеях погибла добрая сотня людей. Самое страшное, что этим путем в школу ходят дети. А на полноценную дорогу не хватает денег.

Несчастья случаются не только в глухих селах, но и в больших городах. «В Киеве был случай, когда мои коллеги задержали 12-летнего паренька, играющего со смертью на мосту через железную дорогу, под которым протянулась контактная сеть, — рассказывает эксперт Александр Радченко. — Подростка отвели домой, сделали внушение родителям, оставившим ребенка без присмотра. А через несколько месяцев мальчуган падает с того же моста и погибает». Обычно детей — особенно там, где не хватает спортплощадок, зон отдыха, городков для игр — начинает привлекать перестук колес. А если малышня уже попала под это магическое влияние, появляется тяга к другим запрещенным шалостям — например, бросать камни в окна купейных вагонов или класть их на рельсы и смотреть, «что из этого получится». А получается беда…

«Суицидные» перегоны

А что же «синдром» Карениной? «Иногда отличить в конкретном случае суицид от бессмысленной, трагической случайности непросто, — говорит замначальника Департамента транспортной милиции МВД Украины Игорь Недогарко. — Ведь предсмертные записки люди оставляют не всегда. Маскировка убийств под несчастные случаи (когда жертву кладут на рельсы или живьем швыряют под поезд) бывает редко. Опытный эксперт наверняка различит увечья, характерные для железнодорожной травмы».

Смертность в результате столкновений человека и локомотива, если сравнить с риском погибнуть в ДТП, почти стопроцентная. Тормозной путь пассажирского экспресса — до километра, а товарняка — более двух. Что можно противопоставить поезду весом 5 тыс. тонн? Именно этот фактор — решающий для слабых духом. К «суицидным» участкам относятся перегоны (а это 90% дорог), где люди с неустойчивой психикой могут прятаться в кустах неподалеку от колеи, а с приближением локомотива бросаться под него, практически всегда получая прогнозируемый результат. Иногда самоубийца, ложась на рельсы, ждет смерти, до последней секунды ощущая скрежет тормозов и вибрацию тысяч тонн железа, почти глохнет от мощного гудка локомотива, извещающего об очередной преждевременной гибели.

«Из тех случаев, на которые я выезжал, могу сказать, что средний возраст травмированных — более 50 лет, — отмечает Александр Радченко. — Интересно, что зимой на железной дороге происходит меньше трагедий. Пик подобных ЧП приходится на лето».

Для расследования смертельной травмы транспортной милиции надо найти очевидцев, опросить локомотивную бригаду. Тогда уж вырисовывается, это случайность или сознательная акция. Например, человек спешит на электричку и просто не видит скорый поезд, бежит через колею, спотыкается, его сбивает ударная волна локомотива. И все.

Берегись локомотива

Наглядным может стать анализ несчастий на примере одной дороги. Смотрите: за месяц на Одесской железной дороге зарегистрировано 15 случаев травматизма, из них 8 летальных. За это время здесь было практически все, что может случиться плохого с людьми на рельсах: и суициды, и поражение током, и выпадение тела из тамбура. В 2/3 случаев жертвой были мужчины около 40 лет, каждый третий — под хмельком, пытающийся пересечь колею в неположенном месте. В девяти инцидентах фигурировал товарняк, причем большинство машинистов применили экстренное торможение (что почти никогда не помогает). Чаще всего регистрируют несчастные случаи и смертельные травмы на Юго-Западной и Приднепровской дорогах.

Бесспорно, безопасность железных дорог необходимо улучшать. Прежде всего, надо упредить несанкционированное попадание людей в опасные зоны «железки». Это могут быть своеобразные буферные зоны, ограды, создание в самых проблемных участках постов вооруженной стражи (как в туннелях и мостах). Еще желательно радикально усилить ответственность нарушителей правил поведения на железной дороге (МВД предлагает изменения к ст.109 КУоАП по увеличению штрафов за переход путей в неустановленных местах), внедрить систему профилактических мероприятий, практикуемых ГАИ. Но вот поможет ли?

Геннадий Карпюк,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты