Смерть или одиночество?

0

«Я — живой труп», — говорит 82-летний Павел Гогенко из села Иванков Андрушевского района Житомирской области. Днем 19 февраля он вонзил себе в живот кухонный нож. Врачи спасли больного.

Павел Павлович лежит в палате хирургического отделения райбольницы.

«Мне плохо. Ослаб так, что не могу по палате пройтись, — поправляет спортивные штаны и полотняную рубашку. — Когда ко мне приехали медики, я просил их оставить меня, чтобы смог нормально кончиться. Не могу дальше так жить. Никому я не нужен, старый. Думаете, я совершил грех? А так жить не грех?»

Гогенко пережил два голода, Вторую мировую войну. «Отца сделали врагом народа, репрессировали, — вспоминает он. — Ночью забрали дяди в красных фуражках. После того со мной никто из одноклассников не хотел за партой сидеть. В пионеры и комсомол не пошел».

Павел Павлович всю жизнь работал электриком в Иванкове, пишет Gazeta.ua.
«Жена умерла 16 лет назад. Детей не было. Сейчас никому не нужен. Вот разве племянница Раиса из Киева приезжает. Лучше уже при дороге умереть».
Жители Иванкова рассказывают о Гогенко: содержит опрятный дом, убирает двор, держит пасеку. Колодец запирает.

«Никому не разрешает брать воду, — говорит соседка Эмилия Момутенко. — С людьми не очень балакает. Несколько лет назад выкопал себе на огороде могилу, купил гроб. Сделал так, потому что электрики свет отрезали за какие-то шуры-муры. Он вообще самолюб. Но здоровье у него крепкое, до 100 лет доживет».

Поделиться.

Комментарии закрыты