Статья есть, посаженных нет

0

Председатель Нигерийского землячества Аники Джонсон не скрывает восторга: наконец-то на Украине приняли закон, который ужесточает наказания за преступления, совершённые на почве расовой, национальной и религиозной ненависти. «Мы все ждали этого! – радуется Джонсон – Проводили демонстрации возле парламента, писали в СБУ и МВД».

Так, согласно новому закону, если раньше задержанный, за избиение вьетнамца мог получить до двух лет исправительных работ, то отныне ему светит лишение свободы от 3 до 5 лет.

Не скинхеды, но хулиганы

Африканцы, торгующие секонд-хендом возле столичной станции метро «Шулявская», эту новость восприняли куда сдержаннее и обсуждают её неохотно: они явно устали от внимания журналистов. Рынок, прозванный киевлянами Шулявским Гарлемом, неоднократно сгорал дотла в результате поджогов, здесь устраивали митинги ультраправые организации, участники которых проверяли патенты у чернокожих торговцев, а этим летом один из старейшин толкучки – нигериец Джулиус Эзике был застрелен в упор. Как заключили эксперты, из самодельного оружия. Похоронная церемония превратилась в антирасистскую акцию: за телом Джулиуса к моргу отправились около трёхсот африканцев, они скандировали «Аллилуйя!» и «Стоп расизму!», а некоторые участники шествия в знак протеста легли на проезжую часть, из-за чего на дороге образовался затор. Милиция рассматривала несколько версий убийства, но мотив расовой ненависти исключила сразу.

Аники Джонсон из Нигерийского землячества убеждён, что гибель Эзике – дело рук фашистов, однако позиция стражей порядка его не удивляет. На Украине подавляющее большинство нападений на чернокожих квалифицируются как бытовые преступления, а не целенаправленные атаки скинхедов.

Резкий скачок расистской преступности произошёл три года назад: в октябре 2006 г. мониторинг Конгресса национальных общин Украины зафиксировал 16 нападений на «цветных» иностранцев (в двух случаях со смертельным исходом), а в 2007-м – уже 86 нападений (пять смертей). С тех пор тренд неутешительный, правда, Аники Джонсон отмечает, что в этом году стало спокойнее. «Иностранцы теперь более осторожны, – объясняет он причину, – передвигаются группами, по возможности на такси. В общем, следят за своей безопасностью».

Наиболее активными и самыми агрессивными эксперты считают ультраправые группы из числа так называемого движения «Белая Власть – Скинхед Спектрум», украинский филиал всемирной экстремистской сети «Кровь и Честь», военизированную неонацистскую секту «Мировая Церковь Творца Рутения». Их объединяет общая идеология расизма и национализма, которая базируется на принципах установления преимущества над лицами других рас и национальностей.

Ячейками нетерпимости к иностранцам периодически становятся и украинские вузы. Знаменитый МАУП несколько лет назад активно публиковал антисемитские статьи и издавал книги, в которых отрицалось преследование евреев фашистами на Украине и т.д. В 2006 году студенты КПИ – вуза, в котором учатся довольно многие иностранцев – провели ксенофобский марш на территории студгородка университета с лозунгами: «Иммигранты – вон домой!», «Лучшие общежития – украинским студентам!», «Помни, чужеземец, здесь хозяин – украинец!»

Статьи-невидимки

«Думаю, толчком для принятия закона послужило не только внутреннее, но и международное давление», – считает Джонсон. Такое давление действительно было: в мае Европейская комиссия против расизма и нетерпимости высказала своё возмущение тем, что на Украине на протяжении последних лет не ужесточили законодательство, касающееся расистских преступлений (речь, в частности, шла о поправках к ст. 161).

Кроме того, со стороны правозащитных организаций на власть постоянно сыпались обвинения в бездеятельности. Правда, и теперь, когда законы ужесточили, правозащитники не разделяют восторга Джонсона. «Нас беспокоит, что на Украине сложная процедура использования статьи 161 (применять её может только прокуратура. – прим. А.В.), из-за чего эта статья не работает, – говорит Хэза Макгилл, исследователь из международной организации Amnesty International. – Мало иметь закон, нужно, чтобы он работал».

Ужесточать санкции вообще бесполезно, ведь 161-я статья сформулирована так, что применить её практически невозможно, убежден Владимир Яворский, исполнительный директор правозащитной организации Украинская Хельсинская группа. «Статья предусматривает наказание за умышленные действия, поэтому доказать вину можно лишь в случае, если обвиняемый сам признается, что совершал преступление с целью дискриминировать личность, – говорит г-н Яворский. – По 161-й статье за всю историю её существования осудили не более десяти человек. Причём пятеро из них состояли в одесской ультраправой группировке, не скрывали своих убеждений, так что доказать расистский мотив их преступления не составило труда». Координатор проекта «Без границ» Максим Буткевич тоже считает, что изменения в Уголовном кодексе ужесточают наказание за расизм только на бумаге. «Есть статьи 161-я и 67-я (обстоятельства, отягощающие наказание; пункт 3 – совершение преступления на почве расовой, национальной или религиозной вражды или раздора. – прим. А.В.). Обвинение и суды должны учитывать отягощающие обстоятельства, но они этого почему-то не делают».

Автор закона №2281-1 народный депутат Тарас Чорновил, соглашается: мол, воздействовать на ситуацию действительно трудно, поскольку выбор уголовной статьи – полномочие следователя, и если нет явных причин для другой квалификации дела, то повлиять на следствие может только прокурорский надзор. «На МВД рассчитывать не приходится, – подчёркивает г-н Чорновил. – Если у нас министр внутренних дел после очередного убийства на расовой почве заявляет, что не позволит превратить Киев в Шанхай, то о чём можно говорить?»

Подготовил Алексей Волощук,
по материалам «Фокус», «УНИАН»

Поделиться.

Комментарии закрыты