Тайная спецслужба Тимошенко

0

С 1 января украинских госслужащих ожидает резкое ухудшение уровня жизни. Если государство приложит надлежащие усилия к соблюдению закона «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», который должен вступить в силу в первый день 2010 года.

Согласно этому закону, госслужащим нельзя будет назначать на «хлебные» должности своих родственников, получать слишком дорогие подарки и расхаживать в костюмах от кутюр, декларируя нищенские доходы. Давно назревший документ готовился с помощью зарубежных специалистов несколько лет, а принять его Верховная Рада смогла лишь два месяца назад, правда, при этом отложив на полгода вступление его в силу. Тем временем, в исполнительной власти развернулась конкуренция за то, кто и как будет контролировать воплощение нового начинания в жизнь.

Политическая антикоррупция

Накануне заседания Кабмина 26 августа в СМИ появилась информация о создании в исполнительных структурах некой «антикоррупционной вертикали». При этом назывался проект постановления правительства, которым предусмотрено создание специальных антикоррупционных подразделений не только в каждом министерстве или ведомстве в Центре, но и в госадминистрациях на местах. Как стало известно «Делу», планируется, в частности, что с введением этого постановления ни один официальный документ правительства не будет принят без санкции уполномоченного Кабмина по антикоррупционной политике.

По информации «Главреда», такая инициатива не вызвала восторга не только у тех, кого, по идее, должны будут проверять новосозданные «внутренние контролеры». Недовольство проявили даже в рядах уже существующих контрольных организаций – в первую очередь, в ГлавКРУ, где не видят смысла в появлении конкурента. Не обрадовались новым веяниям и в Министерстве юстиции, которое уже не первый год разрабатывает законодательную основу реформирования антикоррупционных структур.Более того: вопрос сразу приобрел политическую окраску.

Все дело в том, что руководителем новой вертикали, согласно проекту постановления, должен стать уполномоченный Кабмина по вопросам антикоррупционной политики Юрий Сухов. Бывший замглавы Госкомнацмиграции, Сухов был назначен на нынешнюю должность в конце апреля – когда она, собственно, и была создана. Уже в начале июля уполномоченный попал в скандал, связанный с внутренней борьбой в рядах БЮТ.

Тогда достоянием гласности стало письмо руководителя аппарата уполномоченного по антикоррупционной политике Александра Моргуна, направленное премьеру Юлии Тимошенко. В письме Моргун утверждал, что его непосредственный шеф собирает компромат на видного бютовца Андрея Портнова. Наблюдатели связали это с обострением конкуренции групп влияния внутри блока.

В нынешнем году ранее всесильная группа Портнова, который курирует в БЮТ юридические вопросы (и сопровождение важных судебных процессов – вроде, судов по поводу незаконности выборов) была потеснена группой Кожемякина. Как отмечают СМИ, бывший зам Александра Турчинова в СБУ Андрей Кожемякин сегодня дирижирует голосованиями фракции в парламенте и приобретает все больше контроля над «доступом к телу» главы правительства.

Такое положением дел недовольны многие депутаты из БЮТ. В мае один из представителей группы Портнова Святослав Олийник вступил с Кожемякиным в публичное столкновение, попытавшись выступить с парламентской трибуны с заявлением, которое не было завизировано генералом. В ходе словесной перепалки Олийник обозвал Кожемякина «солдафоном», за что тот потребовал исключить его из фракции; ситуацию пришлось урегулировать лично леди Ю.

Между тем, Юрий Сухов, по утверждениям бютовцев, является не только креатурой, но и добрым приятелем Андрея Кожемякина. Некоторые недоброжелатели последнего даже утверждали весной, что должность антикоррупционного уполномоченного была специально изобретена для расширения зоны влияния Кожемякина. Как отмечает «Дело», один из приближенных к Тимошенко народных депутатов негативно отозвался о своем соратнике. «Сухов — просто друг Кожемякина, а сам практически ни на что не влияет», — заявил парламентарий. В любом случае, эксперты уверены, что переоценить роль Сухова в случае принятия подготовленного им же постановления будет сложно.

Депутат: Новая спецслужба – вне закона

26 августа Кабмин это постановление, вопреки ожиданиям, не принял. В то же время, правительство другим постановлением утвердило план антикоррупционной деятельности аж до 2012 года. Среди прочего, этот план предполагает также и создание новой антикоррупционной вертикали во всех органах исполнительной власти.
Оппоненты ее создания продолжают настаивать, что речь фактически пойдет о, своего рода, «тайной службе», которая вместо борьбы с коррупцией станет собирать компромат на чиновников всех уровней. И не факт, что именно для премьер-министра, или только для нее.

«У нас было очень много замечаний к этому проекту постановления Сухова. Уже не помню сколько – но можете себе представить, если в этом документе и так целых четырнадцать страниц», – рассказали «Главреду» в Минюсте.

«Пока неизвестно, каков будет окончательный вид постановления. Но в такой форме, как я его помню, это будет слишком… Такая антикоррупционная служба может использоваться для того, чтобы “того любить, а под этого копать”. А результаты работы будут такими же, как в случае с Ехануровым», – добавил источник. (Напомним, экс-министр обороны Юрий Ехануров был уволен парламентом после заявлений Юлии Тимошенко о коррупции в Минобороны; свои заявления Тимошенко сделала на основании данных ГлавКРУ, которое после отставки Еханурова признало большую часть своих обвинений несостоятельными.)

Не исключает чего-то подобного и депутат Святослав Олийник, бывший адвокат и оппонент Андрея Кожемякина в БЮТ. «Я бы начинал борьбу с коррупцией с повышения профессионального уровня власти и жестких критериев отбора чиновников, – сказал он. – Сами по себе подобные структуры могут использоваться как по прямому назначению, так и для преследования политических интересов или других, не предусмотренных законом целей. Нередко так и происходит, вот почему я и говорю о том, что начинать надо с более общих подходов».

Впрочем, Олийник сегодня не склонен критиковать соратников, даже если они теоретически и могут использовать служебное положение для «не предусмотренных законом целей». «Я не хотел бы говорить от имени Кожемякина или кого-то другого – я могу сказать только от себя: возможно, нам с единомышленниками следовало меньше внимания уделять чужой деятельности, а спокойно заниматься своими направлениями», – описывает он свой конфликт трехмесячной давности. «Команде БЮТ внутренние конфликты не нужны», – подчеркивает депутат.

Что касается другой стороны – то есть, уполномоченного Кабмина по антикоррупционной политике, то он отметает всякие подозрения в политическом подтексте вопроса. «У меня даже нет оперативных ресурсов, как я могу следить за всеми подряд? Весь мой штат – пять человек, которые анализируют документы и готовят выводы», – заявил Юрий Сухов.

При этом, правда, он признался, что в будущем и полномочия, и штат его подчиненных могут расшириться. Ведь им надо будет не только следить за отсутствием коррупционных признаков в нормативных актах власти (как это делается сейчас). Но и устанавливать факты конфликта интересов госслужащих, отслеживать соотношение их доходов и расходов, наблюдать за соблюдением других норм закона «О предотвращении коррупции». И даже направлять свои материалы не только руководителям проштрафившихся чиновников, но и напрямую – в правоохранительные органы.

Правда, указывает Сухов, все эти процедуры еще не проработаны. Собственно, этому и должно будет послужить скандальное постановление Кабмина вместе с другими актами. И Юрий Сухов не отрицает, что ко времени утверждения постановление может заметно измениться.

К политической подоплеке происходящего уполномоченный Кабмина по борьбе с коррупцией относится, по его собственным словам, философски. «Никакого компромата на Портнова или еще кого-либо я не собирал», – сказал Сухов.

По его словам, руководителей антикоррупционных отделов и их заместителей будет назначать Кабмин по его представлению. «Служба подотчетна министру и подконтрольна Кабмину», — отметил Сухов. Служба будет иметь право самостоятельно принимать решения о проведении проверок. Кроме того, служба сможет проводить аудиты с привлечением подразделений КРУ, осуществлять контроль за процессом формирования бюджета ведомства и расходованием этих средств, проводить анализ эффективности работы ведомства. «На данном этапе мы отослали в 25 министерств и ведомств проекты создания отделов внутреннего контроля и уже начали получать отзывы», — отметил Сухов. По его словам, министерства с одобрением отнеслись к идее, в частности Минтруда и Минуглепром.

Уполномоченный Кабмина уверен также, что новая структура под его возможным подчинением не составит конкуренции существующим контрольно-ревизионным органам. «Я говорил с руководителем ГлавКРУ Николаем Сивульским. Он действительно написал мне письмо со своим видением процесса, но мы пообщались очень продуктивно, и договорились, что все согласуем в рабочем порядке», – заверил Сухов.

Вместе с тем, он не обольщается по поводу всеобщего одобрения своей инициативы. «Вы же понимаете, что это — дополнительный контроль за руководителями, и некоторые могут быть незаинтересованными в нем. Уверен, возникнут вопросы согласования с облгосадминистрациями, поскольку они находятся под меньшим влиянием Кабмина», — рассуждает Сухов.

Как всегда, хотим, как лучше

Как отмечают СМИ, идею антикоррупционной вертикали никто в правительстве открыто не отрицает. Говорят, что нечто подобное создавать нужно – и для усиления борьбы с коррупцией, и для выполнения обязательств перед Европой. «Перекрестный контроль не помешает, поэтому я  нормально отношусь к этому», — заявил, в частности, министр по вопросам ЖКХ Алексей Кучеренко. А вот министр по вопросам строительства и регионального развития Василий Куйбида не столь оптимистичен. «С одной стороны, я понимаю, что человеку, которого назначили на должность уполномоченного по борьбе с коррупцией, нужно чем-то заниматься, а с другой стороны — зачем нам придумывать очередное квази КРУ?» — риторически вопрошает Куйбида.

В Кабмине также никто не отрицает, что процесс создания антикоррупционной службы идет очень медленно. «Около трех лет назад американской организацией Millenium Challenge Corporation был предоставлен грант, в рамках которого мы изучали возможность создания таких отделов внутренних расследований. Но только в некоторых пилотных ведомствах – в Пограничной службе, Минздраве, Министерстве юстиции», – рассказал директор Департамента законодательства о правосудии, правоохранительной деятельности и антикоррупционной политике Минюста Руслан Рябошапка.

«Первый проект постановления был разработан с помощью американских экспертов и нашей неправительственной организации – Центра правовых реформ. Мы очень много шишек на этом набили, тема была совершенно новая…», – рассказал он.

По словам Рябошапки, подобные структуры существуют во многих западных странах. Правда, правовед согласен, что подчинение всей антикоррупционной вертикали одному правительственному чиновнику нелогично. «В той же Америке в каждом ведомстве подобные отделения руководятся человеком, назначаемым извне – президентом и парламентом. Они независимы от своего министра», – пояснил Рябошапка.

В то же время, свои ограничения, по его словам, накладывают украинское законы и отечественная структура министерств и ведомств: создать в любом ведомстве отделение, неподконтрольное его главе, практически невозможно.

Очевидно, этим и объясняется желание премьера контролировать все через верного человека. Более того, в
СМИ то и дело просачивается информация о том, что в Кабмине регулярно возникает идея о том, чтобы антикоррупционную вертикаль контролировала лично леди Ю. При этом, по слухам, инициаторов новшества мало волнует проблема, что в отечественное законодательство идея создания новой тайной спецслужбы никак не вписывается: ничего подобного функциями главы правительства не предусмотрено.

Губернатор: Это новый пиар-ход Тимошенко

Как стало известно «Делу», губернаторов о скором пришествии к ним ревизоров на постоянной основе вообще не извещали. «Я впервые об этом слышу!» — возмутился, напрмер, губернатор Тернопольской области Юрий Чижмарь. «В принципе, ничего против внутреннего контроля я не имею, но у нас и так не вылазят из проверок КРУ, МВД, прокуратура, СБУ, санитарные службы, отчитываемся по запросам депутатов», — жалуется он.

У новой инициативы Кабмина нашлось довольно много агрессивных противников. В частности, Чижмарь воспринял ее как очередной пиар-ход Тимошенко перед выборами. В свою очередь, в Минюсте отмечают, что создание служб внутреннего контроля связано с внешними обязательствами Украины. «Это может быть связано с пожеланиями группы стран Совета Европы против коррупции (GRECO). Вместе с тем, антикоррупционным направлением у нас занимается замминистра Андрей Богдан и, возможно, его деятельностью недовольны, поэтому перепоручили это Сухову», — сообщили изданию «Дело» в Минюсте.

Каким образом новая антикоррупционная служба сможет вписаться в деятельность нынешних контролирующих служб, остается лишь догадываться. Хотя, вполне вероятно, что главным сегодня для премьера и ее окружения является то, что такая тайная служба будет подконтрольна лично леди Ю.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Главред», «Дело»

Поделиться.

Комментарии закрыты