Топ-100

Тайны Берлинской стены

0

Берлинская стена 28 лет разделяла Европу на западный и восточный блоки. В 1961 г. из-за ее сооружения мир стоял на грани Третьей мировой войны.

Берлинский кризис
К 20-летию падения Берлинской стены в архивах разных стран обнаружилось множество документов, свидетельствующих, что на самом деле события, связанные с существованием стены, протекали иначе, чем гласит официальная история.
Так, принято думать, что агрессивный советский лидер Никита Хрущёв просто навязал свободолюбивому народу ГДР (возникла в 1949 г.) берлинский застенок. Согласно бытующей версии, СССР в стремлении защитить ГДР от послевоенных притязаний Запада использовал Берлин как единственное орудие давления. Раздел города, то есть присутствие в столице неподконтрольного ГДР западного сектора, был фактором постоянной нестабильности для восточно-германского государства. Существовала открытая дверь, через которую происходила утечка людей и средств в Западную Германию, где была более развитая экономика и лучшие условия жизни.
Кроме того, свободный проход через Западный Берлин в ГДР был лазейкой для разведок западных стран, чем они и пользовались, проникая в расположение советских войск для сбора разведданных. Потому с 1958 по 1961 гг. Берлин был самой горячей точкой мира. Это напряжение особенно возросло в июле 1961-го, когда из Восточного в Западный Берлин ежедневно бежало до 1000 чел.
В этих условиях, согласно официальной истории, 13 августа 1961 г. Хрущев и решился на постройку стены вокруг Западного Берлина. Всего за одну ночь эта часть города была изолирована от остальной территории ГДР тщательно охраняемым барьером из бетонных плит (всего на возведение 45,1 км стены ушло 10 дней). Стена сразу стала символом «холодной войны».
Утром 14 августа десятки тысяч немцев, скопились у Бранденбургских ворот и в других местах по обе стороны вновь созданной границы, пытаясь уехать домой или на работу. Но все их попытки перебраться через стену пресекались полицией ГДР, требовавшей от людей разойтись. Но они продолжали стоять. Лишь мощные водометы за полчаса рассеяли огромную толпу. Так возник Железный занавес между Восточным и Западным Берлином.
Несогласные с таким поворотом событий американцы наметили на 28 октября 1961 г. акцию по уничтожению пограничных заграждений. Но военная разведка СССР узнала о времени и месте проведения операции. Она началась с того, что к КПП у Бранденбургских ворот двинулась колонна американской военной техники: три джипа, за ними шли бульдозеры. Замыкали колонну 10 танков. С советской стороны в этом же месте были размещены до батальона пехоты и до полка танков.
После того как американские джипы беспрепятственно проехали КПП, из близлежащих улиц навстречу им вышли советские танки. Бульдозеры были заблокированы на западной территории. Всю ночь советские и американские танки стояли с наведенными друг на друга орудиями. Кроме того, западноберлинский аэродром Тепмельгоф был полностью блокирован советскими истребителями, потому американским войскам в Западном Берлине не приходилось рассчитывать на поддержку извне. Под утро по команде из Москвы советские войска ушли от Бранденбургских ворот. Следом за ними отступили и американцы. Этим противостоянием закончился Берлинский кризис. Запад признал де-факто границы ГДР.
Открывшиеся архивы эпопею с сооружением стены представляют иначе. Хрущёв, конечно, был вовсе не миротворец. Но в 1955-м именно он инициировал мирный договор с Австрией и вывел советские войска из Вены, тем самым лишив столицу вальсов дополнительной достопримечательности – Венской стены. Далее. В августе 1958-го международный отдел ЦК КПСС по просьбе партийных товарищей из Берлина написал Хрущёву тревожную докладную: из ГДР бежит интеллигенция, надо что-то срочно предпринимать! Но Хрущев отмахнулся резолюцией: переговорите с лидером ГДР Вальтером Ульбрихтом. Что и сделал будущий шеф КГБ СССР и генсек Юрий Андропов. Несмотря на это, граница двух Берлинов ещё целых 3 года оставалась открытой.Лишь в 1961 г. первый секретарь ЦК СЕПГ Ульбрихт решил таки сам позвонить Хрущёву – за разрешением разделить Берлин: мол, население ГДР быстро таит из-за побегов людей на Запад. Лишь тогда Хрущёв и дал свое согласие.
За время своего долгого существования стена дважды перестраивалась, в итоге превратившись в мощное оборонительное сооружение с десятками бункеров и сотнями сторожевых вышек, оснащенных пулеметами. Ее общая длина достигла 106 км при высоте 3,6 м.
Несмотря на жесткие меры против попыток «незаконного пересечения границы», за все время свыше 100 тыс. граждан ГДР пытались бежать через внутригерманскую границу или через Берлинскую стену. Сквозь стену люди проникали, используя канализационные трубы, технические средства, сооружая подкопы и пр. Всего за годы существования стены, по данным правительства ГДР, при попытке пересечь ее погибли 125 чел. Но на Западе утверждают, что общее число погибших составило 1245 чел.
Сама стена со временем стала «достопримечательностью»: с обеих сторон к ней водили экскурсии туристов. С ее восточной стороны создавались музеи и смотровые площадки, а с западной стену покрыли граффити.

Тетчер: «1990-е начинаются с эйфории, а рискуют закончиться катастрофой»
Не меньше мифов окружает и эпоху падения Берлинской стены. Начавшаяся в середине 1980-х перестройка в СССР, а следом за ней демократические перемены в жизни ГДР и других стран соцсодружества предрешили судьбу стены. Правда, весной 1989 г. лидер ГДР Эрих Хонеккер утверждал, что стена простоит еще 100 лет. Но через полгода, 9 ноября 1989-го, после соглашения между генсеком Михаилом Горбачевым и канцлером ФРГ Гельмутом Колем, этот символ Железного занавеса между Западом и Востоком рухнул.
В тот день новое правительство ГДР объявило о свободном переходе из Восточного Берлина в Западный и обратно. Немцы из западной и восточной частей города тут же толпами бросились навстречу друг другу. В течение 10-12 ноября в Западном Берлине побывало около 2 млн. жителей ГДР. Попутно началась стихийная разборка стены.
Недавно канцлер Германии Ангела Меркель рассказала, что в исторический вечер 9 ноября 1989-го она, 35-летняя женщина, занимавшаяся наукой, была… в сауне, куда она и ее подруга ходили по четвергам. Лишь позже Меркель узнала о падении стены. А вот президент Франции Николя Саркози лично участвовал в разрушении символа «холодной войны». По его словам, утром 9 ноября 1989 г. он отправился в Западный Берлин вместе с Аленом Жюппе (впоследствии – премьером Франции). Там, недалеко от Браденбургских ворот, они попали на митинг, участники которого ожидали скорого падения стены. Среди демонстрантов они встретили Франсуа Фийона (нынешнего французского премьера) и вместе пошли к КПП «Чекпойнт Чарли». Перейдя в восточную часть Берлина, Саркози и его спутники вооружились кирками и вместе с жителями города ломали стену, разделявшую город.
Непосредственное отношение к событиям той поры имел и глава правительства России Владимир Путин. В те годы он служил в Группе советских войск в ГДР и в момент сноса Берлинской стены находился в Дрездене. Там ему пришлось успокаивать разъяренных демонстрантов, решивших снести здание штаба советских войск. Спустя 20 лет Путин признался, что Берлинская стена никогда не нравилась ему, так как была неестественным барьером между немцами. Потому он воспринял ее падение как естественную историческую закономерность.
Официальный демонтаж Берлинской стены произошел в январе 1990, правда, часть ее оставили как памятник истории. Летом 1990-го в Берлин съехались художники со всего мира и разрисовали оставшийся участок стены, превратив ее в арт-галерею. Одно из самых знаменитых граффити – «Братский поцелуй» – создал россиянин Дмитрий Врубель. Нарисованный им поцелуй Брежнева и Хонеккера (они и вправду целовались на переговорах) быстро стал одним из символов нового Берлина.
Все это официальная история. Согласно же сведениям только что открытых архивов Франции, премьер Великобритании Маргарет Тэтчер очень жестко выступала против объединения Германии. Более того, свидетельства французских дипломатов, находившихся в Лондоне, проливают свет на предложение «железная леди» объединить силы с Россией, чтобы противостоять угрозе возникновения единой Германии. Тэтчер уговаривала Горбачева, чтобы он во время переговоров с канцлером Колем настоял на том, чтобы ФРГ и ГДР минимум 5 лет существовали раздельно.
«Коль способен на все», – заявила Тэтчер в своей лондонской резиденции 13 марта 1990 г. «Он стал другим человеком, он больше не знает себя, возомнил себя хозяином и начинает действовать в таком духе. Надо видеть, как он ведет себя с Горбачевым», – сказала Тэтчер. «1990-е начинаются с эйфории, а рискуют закончиться катастрофой», – добавила «железная леди».
Решение Горбачева согласиться на присоединение ГДР к ФРГ было с тревогой встречено и другими союзниками Германии. Например, президентом Франции Франсуа Миттераном. Слишком сильна была в Европе память о прошлом, о том, что именно с немецкой земли начинались две мировые войны. Объединенная сильная Германия в центре Европы казалась тогда многим потенциальной угрозой миру и стабильности. Но, как показало время, тогдашние прогнозы не оправдались.

Одна Германия – два образа жизни
Что касается внутренней жизни Германии, то даже спустя 20 лет после объединения разница в образе жизни западной и восточной частей страны по-прежнему велика. Прежде всего, на территории бывшей ГДР все намного дешевле – недвижимость, коммунальные услуги и проч. Но с работой здесь огромные проблемы: после падения стены специалисты уехали на запад, а старые социалистические предприятия не выдержали конкуренции и закрылись. А экономический бум на этих территориях обещанный перед объединением Германии, за 20 лет так и не наступил: чего-либо нового в бывшей ГДР власти ФРГ не создали.
«В принципе, никакой видимой разрухи в Восточной Германии ни в селах, ни в маленьких городках нет — все чисто, ухожено, намного лучше, чем в сельской местности в соседней Польше», — говорят восточные немцы. Безработные в бывшей ГДР живут на пособие от правительства в 360 евро, государство оплачивает им аренду жилья, а пенсии стариков — на уровне пенсий в Западной Германии (1000—1200 евро в месяц). Конечно, большинство восточных немцев не хочет возвращаться во времена ГДР, но протест в некоторых слоях населения проявляется. Именно восточные немцы — активисты множества политических организаций левого толка, называющих объединение Германии аннексией, которая привела к обнищанию восточных немцев. Германские левые отвергают тоталитаризм ГДР, однако, они и против ценностей капиталистической Германии — стремления к обогащению, дорогим вещам и бизнес-карьере.Кстати, 3-4 года назад, когда праздновалось 15-летие объединения Германии, Берлин был охвачен модой на одежду с символикой ГДР. Сейчас такую одежду найти труднее — мода прошла. О гэдээровском прошлом напоминает и архитектура немецких городов. Росток, к примеру, застроен хрущевками, как киевские Нивки. А в Берлине кварталы, построенные в брежневские времена, напоминают Позняки или Оболонь. А вот во многих берлинских школах до сих пор преподают русский язык — после 9-го класса каждый может выбрать его как дополнительный (в довесок к английскому и французскому).

Эксперты: Эпоха занавесов не прошлаК 20-летнему юбилею падения Берлинской стены часть ее решили восстановить – как памятник для потомков. 6 ноября после 9 мес. работ (их стоимость составила 2 млн. евро) на окраине столицы Германии был торжественно открыт участок Берлинской стены: километр бетонных заграждений вновь разделил город на Запад и Восток. Но жители Берлина по этому поводу не возмущались и не протестовали. У обновленной стены совсем иная функция: некогда грозный и неприступный отрезок государственной границы превратился в арт-галерею из 99 картин. Художники и архитекторы восстановили на плитах граффити, нарисованные еще во времена объединения Германии.
Само празднование 20-летнего юбилея падения Берлинской стены вылилось в настоящее шоу, на которое съехались лидеры государств и известных политики из многих стран мира. Все они в один голос заявляли, что эпоха Железных занавесов в Европе прошла окончательно, и нынешнее поколение должно научиться тому, чтобы впредь жить без всяких разделительных стен.
Однако многие аналитики из стран СНГ считают, что два десятилетия, минувшие после падения Берлинской стены, наглядно показали: любые попытки обеспечивать защиту интересов одних народов, ущемляя безопасность других, как это происходит в Европе, начиная с конца 1990 и по сегодняшний день, наоборот чреваты возвратом блоковых противостояний. Из таких попыток как раз и вырастает соблазн возведения новых стен – уже между государствами, предупреждают эксперты.
При все при этом, политологи уверены, что главный урок событий 20-летней давности все же заключается в том, что историю нельзя предугадать. В 1987 г., принимая Хонеккера с почетом, никто на Западе не мог и предположить, что через два года мир изменится столь кардинально. Народы часто действуют не так, как хотелось бы политикам, предупреждают политологи. Не принимать во внимание настроения масс – значит, не чувствовать хода истории.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Холодная война» , «Сегодня» , Канцелярия сената Берлина 

Share.

Comments are closed.