Тело на запчасти

0

«Продам почку. Цена 10 тысяч евро, торг уместен. Посредникам благодарность — 10%. Мне 33 года, абсолютно здоров. Группа крови 1 (+). Венерическими и инфекционными заболеваниями не болел. Готов пройти все медицинские обследования. Отвечу на серьезные предложения. Тел…».

Объявлениями подобного содержания кишит Интернет. Каждого из этих людей на такой поступок толкает безысходность.
«На эти деньги собираюсь получить образование, – говорит 22-летний Максим из Харькова. – Я — сирота, помочь некому. А с одной почкой, говорят врачи, можно жить до глубокой старости».

Максим не единственный, кто не может отыскать покупателя на свой беспрецедентный товар. Судя по количеству объявлений, желающих продать себя по частям много. Люди, доведенные до отчаяния нищетою, торгуют единственным, что у них осталось, — своими органами. Некоторые готовы даже продать сердце, чтобы решить таким образом проблемы своей семьи, помочь близким.

Вместе с тем, на Украине сегодня 2,5 тысячи пациентов ожидают пересадки почки, тысяча — сердца и столько же — пересадки печени. То есть ежегодно в трансплантации нуждаются около 5 тысяч больных, при этом регулярно вспыхивают скандалы с незаконной трансплантацией органов. На самом деле главная проблема не в наличии чёрного рынка органов для пересадки, а в причинах его существования.

Страны-отличницы

В течение последних 30 лет у нас выполнены всего 4 пересадки сердца, 58 пересадок печени и менее 2000 операций по трансплантации почки. Одна пятая людей, которые полагаются на трансплантацию, умирает, не дождавшись необходимого донорского биоматериала. Главной причиной проведения столь малого количества операций хирурги-трансплантологи считают нехватку донорских органов. Ведь украинское законодательство запрещает изымать их у умерших без согласия родственников. С одной стороны, таким образом наш закон защищает права человека даже после его смерти, а с другой — немало больных теряют последний шанс на жизнь, который им могла бы дать пересадка органов.

Вообще, развитие трансплантологии и ее эффективность во многом зависит от законодательного закрепления презумпции согласия или несогласия на изъятие органов после смерти. Презумпция согласия предусматривает, что потенциальный донор ещё при жизни дал согласие на то, чтобы быть донором. Она действует в Финляндии, Швеции, Бельгии, Франции, Италии. В Британии каждый желающий стать донором может зарегистрироваться в реестре доноров органов национальной службы здравоохранения и получить соответствующее удостоверение с фотографией. Однако прежде чем изъять органы, спрашивают разрешения у родственников.

В Иране действует специальный государственный фонд поддержки доноров, на средства которого последние получают от государства деньги, а отсутствие посредников позволяет рассматривать эту модель как некоммерческую. В результате государственной программы в Иране почти нет очередей на трансплантацию многих органов. В этой стране на национальном уровне действует программа заинтересованности донорства, вследствие чего почти нет очереди на пересадки.

В США в школах и университетах введены специальные программы, которые пропагандируют донорство. С родственниками потенциального донора в первую очередь ведут работу профессиональные психологи.

Каждый житель Германии обязательно носит в своем паспорте вкладыш с информацией о согласии либо отказе стать донором при несчастном случае. А в Австрии автоматически признается, что любой человек – это донор органов. Мнение родственников потенциальных доноров не учитывается – это пример жесткой системы.

За границей сама стоимость пересадки органов на порядок выше, чем у нас – кроме стоимости операции, в нее включают содержание в больнице, медикаменты, расходы на реабилитацию. Чтобы не происходило отторжение чужого органа, человек, перенесший трансплантацию, всю жизнь должен принимать иммуносупрессанты — препараты, подавляющие иммунитет. А это тоже влетает в хорошую копейку. Но за границей больной, нуждающийся в трансплантации, может купить орган у донора или, на худой конец, дождаться своей очереди на трансплантацию органа умершего человека. У нас же подобное возможно лишь, если обойти закон.

Закон против спасения жизни

«Сегодня главная проблема — неготовность общества признать трансплантацию необходимой отраслью медицины. Люди еще не дозрели, чтобы отдавать органы ради спасения других. Хотя, следует отметить, законодательная база на Украине отвечает всем критериям стран Евросоюза. С такими законами Испания и Германия удачно справились с проблемой донорских органов. Чтобы решить ее у нас, при помощи общественных, религиозных организаций, СМИ нужно возвращать доверие общества к врачам и медицинским институциям. Например, в Испании, благодаря очень мощной информационной кампании, поддержке церкви в течение 10 лет удалось достичь почти фантастических успехов в трансплантологии. Проблемы трупного донорства у них вообще не существует. Однако я категорически против того, чтобы Украина шла путем Ирана. Мы еще не дозрели до этого ментально, и следствием снятия запрета на продажу человеческих органов может стать множество уголовных дел. Но испанская модель для нас могла бы оказаться очень интересной. В Испании работает телеканал, по которому ежедневно транслируют передачи о людях, отдавших свои органы ради спасения других, рассказывают о тех, кому проведены пересадки, ведут дискуссии. В результате о трансплантологии в обществе сформировалось позитивное мнение», — говорит директор Национального института хирургии и трансплантологии АМН Украины Юрий Поляченко.

«Я уверена, что нужно что-то менять в законодательстве по этому вопросу,- пишет женщина, решившая продать почку. – И в то же время, когда сама читаю объявления о продаже органов, ужасаюсь возрасту продавцов – 20-30 лет. А ведь им еще нужно родить и вырастить детей, здоровое потомство. Мне уже за 40. Почки еще в порядке, и дети взрослые. То есть, как бы социальная нагрузка на меня уже не будет такой большой, как на молодых. Поэтому я могу решиться на такой поступок. Думаю, это самый подходящий возраст для донорства. Что касается цены, то молодежь, конечно, просит большие деньги, и может быть и нереальные в нашей стране».

К сожалению, муж этой женщины тяжело болен. Ее мотивация – желание помочь любимому человеку, так как на лечения мужа нужны большие средства. Но сделать этого она не может, закон не позволяет.

Дела сердечные и бессердечные

Сыну Галины Затурец Николаю семнадцать лет. Уже несколько недель он в клинике в ожидании пересадки сердца. Диагноз – деталяционная кардиомеопатия, тяжелейшее заболевание, практически не поддающееся лечению. Единственный выход, который видят врачи, это трансплантация. Но донора пока нет.

Операция по пересадке сердца самая сложная в кардиохирургии. Но кроме сложности сугубо медицинской существует и внешняя, так сказать, составляющая, которая зачастую обрекает пациентов на гибель. Очень трудно в нашей стране найти донора и получить разрешение его родственников на изъятие органа.

«Проблема в том, чтобы вовремя взять сердце у потенциального донора, – говорит Борис Тодуров, директор Киевского городского центра сердца. – Это требует обязательного разрешения родственников. В нашей стране, к сожалению, большинство населения настроено негативно по отношению к донорству вообще. То есть человек априори против того, что его органы могут быть использованы для спасения других людей».

На то, чтобы получить разрешение родственников погибшего, необходимо время, которое для пациентов, ожидающих трансплантации, является бесценным. Увы, но при таких условиях большинство больных обречены.

Украинские юристы считают такой единственно правильным подход к проблеме на примере США – там люди дают согласие на использование своих органов после смерти, еще когда получают водительские права. Известный адвокат Алексей Резников предлагает создать единый реестр доноров, и процедуру включения в него целесообразнее всего начинать именно с получения гражданином удостоверения на право вождения автомобиля или других официальных документов.

На Украине живет всего два человека с чужим сердцем. Одному из них, Эдуарду Соколову, трансплантацию произвели десять лет назад. Живет он нормальной жизнью, как все. В начале года даже благополучно переболел свиным гриппом. Эдуард благодарен врачам за мастерство, судьбе за удачу и донору за его сердце. Без всех этих факторов, объединившихся в обстоятельствах места и времени, его жизнь была бы невозможной. Он желает того же тысячам людей, находящихся на грани жизни и смерти в ожидании пересадки сердца. Обязательно нужно верить, говорит он. И от себя добавим: хорошо бы еще и государство помогло своим гражданам, создав эффективную систему донорства в стране.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам Kriminal.tv«Українский юрист»

Поделиться.

Комментарии закрыты