Топ-100

Убежали из страны

0

Слова ЮВТ прозвучали, как гром среди ясного неба. Сумма не маленькая. Тем более, если верить премьеру, таких показателей Украина «достигла» не за целый год, а только за первые 10 мес. текущего года. Можно допустить, что до конца года эта цифра только будет расти.
Справка
Оффшор (англ. off shore — вне берега) — термин, применяемый для государств с низкими или нулевыми налогами для нерезидентов.

Много это или мало

115 млрд. грн. составляет свыше 14 млрд. в долларах США. Чтобы представить себе эти масштабы, стоит вспомнить, что это чуть меньше, чем кредит по программе stand-by МВФ для Украины – $16,4 млрд. Однако значительно больше, чем сумма, которую МВФ уже одолжил Украине в этом году, – $10,2 млрд. Кроме того, эта сумма почти равняется половине общего объема золотовалютных резервов Украины, которые, по словам Петра Порошенко, составляют $28 млрд.
Принимая во внимание такую беспрецедентно большую сумму, которая, по словам Тимошенко, была выведена в оффшоры, у всех опрошенных экспертов возникал вопрос: откуда Юлия Владимировна взяла упомянутую цифру? Ведь в зависимости от того, что подразумевалось под этими 115 млрд. грн, утверждают специалисты, можно делать выводы, существует ли угроза для украинской экономики из-за выведения этих средств из Украины.
По словам финансового аналитика Александра Жолудя, $14 млрд. – это больше, чем официальный отток средств по прямым инвестициям. «Похоже на то, что при расчетах были взяты разные утечки финансов из Украины, – объясняет Жолудь. – Значительная часть этой суммы – выплаты по внешнему долгу, ведь лишь они по объему приближаются к этим $14 млрд. Если считать, что это внешний долг украинских фирм, то достаточно странно, что нам нужно было брать деньги в МВФ, чтобы обеспечить своевременную выплату. Поэтому или здесь учтены достаточно условные величины, или реальный отток финансов не был таким значительным». По словам эксперта, к оттоку средств, в частности, могли прибавить прибыль нерезидентов, которые вложили на Украине деньги и теперь просто забрали свои прибыли, что является вполне нормальным.

Финансы ищут, где лучше

Эксперты приводят несколько способов выведения финансов в оффшоры. Первый – это экспорт товаров не конечному потребителю, а через оффшор. То есть, сначала украинское предприятие «за копейки» продает товар другому предприятию, которое зарегистрировано в оффшоре. Затем этот товар перепродают конечному потребителю по рыночной цене. Разница оседает в оффшорах.
Второй способ – уже упомянутое выведение из государства прибыли иностранных инвесторов, которую они получили от своих инвестиций в украинскую экономику.
Согласно данной схеме, инвестор решает вкладывать средства на Украине не из своего государства, где, например, высокие налоги на прибыль или на доходы граждан, а из оффшора – государства с низкими или нулевыми налогами для нерезидентов.

«Все это может выглядеть как выведение денег через оффшоры. Думаю, когда говорят о сумме – около $14 млрд. за год, то имеют в виду все эти варианты. То есть, здесь присутствуют деньги и нормальных инвесторов, и украинцев, которые просто выводят капитал за границу», – говорит Жолудь. В частности, в соответствии с данными Госкомстата, за первые три квартала текущего года 93,2% инвестиций из Украины пришлось на Кипр, что составляет около $5,7 млрд.

Финансовому аналитику Владимиру Нестеренко также трудно понять, что имела в виду премьер, когда заявила об оффшорных 115 млрд. грн. «У нас под оффшором часто понимают что-то теневое и незаконное, а на самом деле оффшор – это, по сути, заграница», – отметил аналитик.

По словам эксперта, одной из причин, почему местные компании и иностранные инвесторы стали завозить меньше денег на Украину, являются  высокие политические риски. Так же, как рядовые граждане пытаются выбрать наиболее надежный банк для своих денег, так и большие инвесторы выбирают более надежную страну.

По мнению Олега Устенко, исполнительного директора Международного фонда Блейзера, для выведения средств из национальной экономики в оффшоры было несколько причин. «В частности, недостаточно прозрачное рефинансирование коммерческих банков. То есть, банки были рефинансируемые под определенные программы. Однако за выполнением этих программ не вели надлежащего контроля. Поэтому можно допустить, что значительная часть этих средств была конвертирована в валюту и вывезена в оффшоры», – отмечает эксперт.
Наверное, именно о таких злоупотреблениях говорила Тимошенко, когда в конце сентября вспоминала об оттоке денег за границу, заявив, что эмиссия Нацбанка объемом 78 млрд. грн «ушла в оффшоры». А потому, считает премьер, необходимо создать такой порядок выделения бюджетных средств для господдержки различных отраслей экономики, чтобы собственники предприятий не могли выводить эти средства в оффшоры. В этом ее, кстати, поддерживает и Александр Пасхавер, президент Центра экономического развития.
Кроме того, причиной выведения денег из государства эксперты называют испуг потенциальных внутренних инвесторов из-за неблагоприятного инвестиционного климата и политической нестабильности в государстве.
Однако экономист Жолудь допускает, что инвесторы могут выводить свои средства из Украины сейчас, чтобы зайти на рынок с этим инвестиционным портфелем после выборов. При этом он поясняет, что это будет связано не с завершением выборов, а с некоторым улучшением мировой экономической ситуации.
С этим мнением соглашаются в Фонде Блейзера и аналитик Нестеренко. «Когда президентские выборы закончатся – политические риски снизятся, независимо оттого, кто станет следующим президентом. Ведь любая определенность – лучше, чем ее отсутствие», – утверждает Нестеренко. И успокаивает, мол, все, что можно было вывести из Украины в форме инвестиций, уже выведено. Поэтому хуже не будет.

Без денег – неплохо, но с ними – лучше

Все опрошенные эксперты считают, что данная ситуация, возможно, и не настолько серьезна, как это изобразила премьер, и не столь сильно угрожает украинской экономике.

Однако, если бы эти деньги остались в украинской экономике, это имело бы определенные позитивные последствия. «Возвращение выведенных средств даст возможность серьезно повлиять на стабильность курса гривны и развитие разнообразных инфраструктурных проектов, в частности, “Евро-2012”», – уверены эксперты.

Юрий Онишков,
«Главред»

Share.

Comments are closed.