Украине грозят катастрофы?

0

17 января вместе с президентскими выборами в Калуше Ивано-Франковской области состоялся местный консультативный референдум, на котором горожане определялись: считают они Калуш зоной чрезвычайной экологической ситуации или нет.

Калуш: глас одинокого в пустыне

В референдуме участвовало более половины граждан города, поэтому он считается состоявшимся. При этом 97,27% горожан поддержали вынесенный вопрос.

Мэр Калуша Игорь Насалик рассматривает референдум как единственный на сегодня путь к получению городом специального статуса, а, следовательно, и к соответствующему финансированию. Официальные результаты референдума уже отправлены в Киев.

Следующим шагом должен стать указ президента, которым Калуш будет объявлен зоной чрезвычайной экологической ситуации.

О том, что в Калуше сложилась критическая ситуация, известно давно. Горсовет не раз обращался к президенту, Кабмину, в министерства, Верховную Раду, Совет нацбезопасности и обороны, в областную госадминистрацию. В ответ Калуш получал отписки, давались поручения, которые никто не выполнял, разрабатывались рекомендации, до реализации которых дело так и не дошло. По сути, государство отстранилось от решения экологических проблем Калуша. И все это на фоне приближения экологической катастрофы, как минимум, регионального масштаба.

По словам заммэра Василия Петрива, основные проблемы Калуша связаны с последствиями калийного производства. В частности, требует рекультивации хвостохранилище №2 (здесь в любой момент может произойти прорыв дамбы, что приведет к засолению почв). Беспокойство вызывает и состояние Домбровского карьера, который фактически брошен на произвол судьбы и интенсивно затапливается. Есть угроза внезапного затопления карьера водами реки Сивки. Это источник потенциального засоления водоносного горизонта в бассейне рек Лимница и Днестр. Недавно горсовет утвердил проект рекультивации Домбровского карьера, но денег на его реализацию нет.

В то же время, огромные подземные полости могут провалиться и вытеснить соляные растворы в водоносный горизонт. На территории города над шахтными выработками уже образовалось 15 провальных воронок. На сегодня угроза проседания земной поверхности нависла над 60 домами города, а также над селами Сивка Калушская и Кропивник.

Кроме того, в Калуше нужно решать проблему полигона токсичных отходов. Здесь в земле хранится около 12 тыс. т гексахлорбензола, треть всех токсичных отходов Украины, и, по словам Петрива, никто не может сказать, что с ними сейчас происходит. Потенциально опасные отходы нужно или утилизировать, или обеспечить их надежное хранение.

Ясно, что ни силами городского бюджета, ни силами области провести комплекс всех мероприятий не удастся. Цена вопроса – миллиарды гривен.

Статус зоны экологического бедствия дается лишь на определенный период, в течение которого должна устраняться угроза. Мэр Калуша считает, что период экологического бедствия должен длиться 3–4 года, за меньший срок ликвидировать все угрозы не удастся.

На Крым наступают сюрпризы войны

Не менее тревожная ситуация с экологией сложилась сегодня и в Крыму. С одной стороны, у берегов полуострова множество затонувших еще в военное время кораблей, которые перевозили далеко не мирные грузы. С другой, эти подводные сюрпризы приведены временем почти в боевую готовность. А с третьей, чиновники, которым по долгу службы надобно решать проблему, пока и не думают ею заниматься. Чем это все обернется для солнечного полуострова, даже представить страшно.

Всего крымские экологи насчитали в Черном и Азовском морях около 2700 затопленных кораблей, более сотни контейнеров с опасными химикатами, огромное количество неразорвавшихся авиабомб, мин и снарядов. Большинство суден были затоплены еще во время Великой Отечественной войны. Со временем трюмы кораблей прогнили, и опасный груз начало вымывать на сушу. Если все это «добро» вдруг станет взрываться (а этого, судя по состоянию начинки военных «утопленников», ждать недолго), это, по словам экспертов, может привести к ужасающей по своим масштабам катастрофе.

Однако государство не выделяет деньги на утилизацию опасных подводных «обитателей».

Хотя местные власти о затопленных кораблях знали давно. Да только «утопленниками» интересовались лишь дайверы: уже несколько десятилетий подряд они проводят своеобразные экскурсии по местам, где когда-то были затоплены корабли.

Специалисты же решением проблемы вплотную занялись лишь в 2007 г.: обследовав подводное дно, они ужаснулись, сколько опасного груза находится в трюмах затопленных суден. Оказалось, что буквально в нескольких сотнях метров от береговой линии Крыма затоплено свыше 1000 контейнеров с боевыми отравляющими веществами — ипритом и люизитом!

«Острота проблемы еще и в том, что в этом году заканчиваются гарантийные сроки целостности самих контейнеров. Поэтому возможен естественный разлом емкостей. А это означает, что отрава может попасть непосредственно в воду. Если брать во внимание глубину и районы, в которых контейнеры затоплены (пляжные зоны Севастополя, Ялты и Керчи), все выглядит очень серьезно, — заявил «Новой» гендиректор фирмы «Ситалл» Геннадий Рубцов (4 года назад эта компания выиграла тендер на участие в реализации экологической программы очистки акваторий Черного и Азовского морей). — Кроме того, на дне лежат и суда, доверху набитые боеприпасами. К примеру, в Феодосийском заливе в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции в январе 1942 г. на мине подорвалось судно “Жан Жорес”. Причем, всего в нескольких сотнях метров от причалов порта и жилых кварталов города. Опасность в том, что корабль этот лежит рядом с фарватером для захода в Феодосийский порт пассажирских лайнеров и крупнотоннажных танкеров. Представьте себе, что может произойти, если мины в трюме корабля начнут взрываться».

Кстати, подобные примеры истории известны: в далеком 1917 г. у побережья Канады возле портового города Галифакс взорвался военный транспортный корабль «Монблан», перевозивший боеприпасы. Из-за этого взрыва порт и большая часть города были полностью разрушены. Тогда погибло более 2 тыс. чел, а почти 9 тыс. получили тяжелые ранения. Если срочно не предпринять необходимых мер по утилизации боеприпасов, подобная трагедия, уверен Геннадий Рубцов, но с более серьезными последствиями, может повториться и в Крыму.

В принципе, что надо делать, в Автономии знают. Однако решить проблему не так просто. К примеру, отечественные спасатели используют оборудование и методы, при помощи которых только одно судно «Жан Жорес» придется разоружать около 25 лет. А время уже не ждет, предупреждают эксперты: давно переступлена та критическая черта, за которой может случиться ужасная катастрофа. И не ровен час, берега Крыма станут напоминать зону боевых действий с абсолютно не пригодной для жизни экологией.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам УНИАН, «Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты